ЛитМир - Электронная Библиотека

Орден нуждается в шотландце, чтобы исполнить величайший и самый тайный обет. Братству приходит конец, во всяком случае прежним оно уже никогда не станет, однако священный долг остается, и Ниал его избранный защитник.

— Что бы ни произошло, сохрани наши святыни, — пробормотал Валькур. — Это истинные сокровища Господа. Если они попадут в руки злодеев, тогда получится, что кровь наших братьев пролита напрасно. Сделай это, если не ради Него, то хотя бы ради них.

— Клянусь жизнью, — ответил Ниал Шотландский.

Декабрь 1309 года

Крег-Дью, Шотландия

— К нам присоединились еще три рыцаря, — сказал Ниал брату.

Они сидели у камина, в котором потрескивал огонь, в личных покоях Ниала. На столе горели толстые свечи, остальная часть комнаты терялась в полумраке. Здесь было тепло и безопасно, ибо холод не проникал сквозь щели, которые тщательно замазали глиной, каменные стены завесили тяжелыми гобеленами, крепкую дверь надежно заперли.

Тем не менее оба говорили вполголоса и по-французски. Слуги-шотландцы не понимали этого языка — им владели благородные господа. И хотя в этой неприступной крепости, удаленной от центра горной страны, находились только преданные Ниалу тяжеловооруженные всадники, осторожность была не лишней.

Братья держали в руках кубки, и Роберт, задумавшись, рассеянно тянул французское вино. Он сидел в высоком резном кресле, а Ниал устроился на тяжелой скамье у очага так, чтобы видеть лицо гостя. Взглянув на брата, Роберт вдруг осознал, почему тот занял именно это место: даже здесь, в собственном замке, Ниал не терял инстинктов воина, ему нужен был обзор, чтобы никто из неожиданных противников не мог застать его врасплох.

Роберт криво усмехнулся. Проведя годы в битвах с Англией, он и сам многому научился, однако сейчас, в этом неприступном замке, позволил себе расслабиться. Но брат никогда не расслабляется, постоянно в боевой готовности.

— Кто-то из рыцарей ищет другое убежище?

— Нет, все останутся здесь, другого убежища, кроме этого, не существует. Хотя они знают, что скоро должны уйти, иначе такое количество воинов может привлечь внимание к Крег-Дью, а этого они хотели бы избежать. — Черные проницательные глаза Ниала остановились на брате. — Я не собираюсь ни о чем спрашивать, у тебя достаточно своих забот, но мне необходимо знать: ты намерен применить против нас эдикт Климента?

— Но ты все-таки спросил! — От гнева Роберт даже перешел на гэльский, однако брат не отвел глаз, и он взял себя в руки.

— Тебе нужен союз с Францией, — спокойно ответил Ниал. — Если Филипп нападет на мой след, то ни перед чем не остановится, чтобы захватить меня в плен. Он даже попытается давить на Эдуарда. Ты не можешь рисковать. — Он не сказал чем. Шотландии нужен этот союз, а интересы родины для брата превыше всего.

— Да, — вздохнул Роберт и продолжил по-французски:

— Это нанесло бы ощутимый удар. Однако я уже потерял трех братьев в резне с Англией, мои жена и дочь, наши сестры три года находятся в плену, я даже не уверен, живы ли они, увижу ли я их снова. Я не хочу потерять и тебя.

— Ты же меня едва знаешь.

— Конечно, мы редко бывали вместе, но я тебя знаю, — возразил Роберт.

Знает и любит. Никто из остальных братьев не мог оспаривать у Роберта корону, но им с отцом давно известно, что из десяти братьев этот незаконнорожденный обладает всеми качествами короля, присущими и самому Роберту. Тем не менее ради блага Шотландии они не могли допустить распрей между собой. Пусть даже Ниал рос, не выказывая никаких притязаний на престол, он обладал неоспоримым обаянием и силой духа, способными привлечь к нему народ. Обстоятельства его рождения хранились в тайне, но все тайное когда-нибудь становится явным.

У претендентов на трон было в обычае убивать того, кто мог им помешать, однако ни Роберт, ни его отец эрл Керрик даже мысли такой не допускали: это было бы все равно что погасить яркое пламя и остаться в темноте. Ниал зажигал всех своей энергией, весельем, жизнелюбием, людей тянуло к нему словно магнитом. Он всегда был вождем, бесстрашно втягивал сверстников в озорные проделки, а потом так же бесстрашно принимал вину на себя.

В четырнадцать лет его начали интересовать девушки. У него уже изменился голос, раздались плечи и грудь, из мальчика он быстро превратился в мужчину. Ниал прекрасно разбирался в оружии и доспехах, а постоянные упражнения с тяжелым мечом укрепили его тело. Роберт не сомневался, что брат редко проводит ночи в одиночестве, поскольку его не обделяли вниманием ни молоденькие девушки, ни женщины, в том числе и замужние. Конечно, он изменился. После случившегося с тамплиерами это неудивительно. Его обаяние не уменьшилось, но теперь Ниал посуровел, черные глаза оставались мрачными, даже когда он улыбался. Брат уже не был тем неугомонным беззаботным юношей — сейчас Роберт видел перед собой зрелого мужчину, бесстрашного воина. Ниал научился терпению, он чем-то напоминал хищника, замершего в ожидании жертвы.

— Шотландия не собирается преследовать тамплиеров, — осторожно сказал Роберт.

Взгляд черных глаз брата снова пронзил его.

— Прими мою благодарность… и еще то, чем сможешь воспользоваться. — Невысказанное им, казалось, повисло в полутьме комнаты.

— Еще? — Роберт пригубил вино.

Он не смел надеяться… видимо, Ниал предложит ему золото. Больше всего Шотландии сейчас нужны средства для борьбы против господства Англии.

— Братья — лучшие воины в мире. Им нельзя появляться в моем замке, но их воинское искусство не должно пропадать зря.

Уставившись на огонь, Роберт обдумывал заманчивое предложение. Значит, Ниал готов дать ему не золото, а нечто более ценное: умение и опыт. Пусть высокомерные, отлученные от церкви рыцари уже не носят на одежде красных крестов, но они продолжают оставаться лучшими воинами, какими были до тайного сговора папы и французского короля, задумавших уничтожить Орден. Бесконечная война с Англией истощила и без того скудные ресурсы Шотландии, временами приходится драться чуть ли не голыми руками. Несмотря на храбрость своих людей, особенно диких горцев, Роберт знал, что ему требуется больше средств, больше оружия, больше обученных воинов.

— Возьми их в свое войско, — тихо сказал Ниал. — Пусть обучают твоих людей, дают тебе советы, словом, используй их. А они без колебаний умрут за тебя и Шотландию.

Тамплиеры! При одной мысли о том, чтобы получить таких бойцов, у Роберта кровь закипела в жилах, однако тут же пришло сомнение. Что может сделать кучка даже самых прославленных воинов?

— Сколько их здесь? Пятеро? — спросил он.

— Здесь пятеро. Но еще сотням нужно убежище.

Сотни. Ниал предлагал сделать Шотландию пристанищем для рыцарей, которые успели бежать и теперь скрываются по всей Европе и у которых только один выбор: предать братьев или умереть на костре. Некоторые объединялись, готовые дорого продать свою жизнь.

— Ты можешь призвать их сюда?

— Могу. — Ниал встал со скамьи и подошел к огню.

Его массивная фигура отбрасывала на пол громадную тень. Густые черные волосы падали на плечи, лицо по кельтскому обычаю обрамляли пряди заплетенных в косички волос, а клетчатый килт, белая рубашка и нож на поясе делали его похожим на истинного горца.

— Единственное, чего я не могу, так это присоединиться к ним, — произнес он.

— Знаю. И понимаю, что не должен спрашивать почему. Но ты в большой опасности, тебе может потребоваться помощь. Для меня вполне очевидно, что какую бы миссию ни возложил на тебя Тампль, довести ее до конца способен лишь ты. Если нужна будет помощь тебе или рыцарям, которых ты предоставляешь в мое распоряжение, немедленно дай мне знать.

Ниал молча кивнул в знак согласия, однако Роберт не сомневался, что этот день никогда не наступит. Отдаленный замок, окруженный с северо-запада суровыми горами, с отрядом приученных к дисциплине рыцарей и тяжеловооруженных всадников представляет собой неприступную крепость, способную отразить любую атаку.

2
{"b":"12232","o":1}