ЛитМир - Электронная Библиотека

Речь хозяйки пансиона являла собой занятную смесь жаргона чикагских улиц и лексикона человека с высшим образованием. Определить ее происхождение невозможно, однако тот, кто послушал Хармони более тридцати секунд, никогда не усомнился бы в ее умственных способностях.

— Парик слишком заметный? — спросила Грейс.

— Не для большинства мужчин. Но светлые и рыжие очень выделяются. Лучше купи светло-каштановый, средней длины, помоднее, хорошего качества. Это практичнее, к тому же выглядит более естественно. — Внезапно Хармони поднялась и пошла к двери. — Ложись спать, женщина, похоже, ты сейчас упадешь со стула.

Грейс тоже думала, что немедленно уснет от усталости, но, промучившись несколько часов, села в кровати и поставила на одеяло компьютер. Хотя опьянение давно прошло, голова отказывалась работать, а взгляд рассеянно скользил по рукописным строчкам на древнем языке. Тогда она решила вернуться к собственным заметкам.

Двадцать шестого апреля Грейс напечатала:» Ниал Шотландский. Реальность или миф?»Теперь она знала ответ.

Он жил, смело шел сквозь историю, но всегда оставался в тени, поэтому о нем остались только скупые упоминания. Ему вверили колоссальное сокровище тамплиеров, но что он с ним сделал? Имея в своем распоряжении такие средства, шотландец мог бы свершить нечто великое, например, стать королем, а вместо этого просто исчез.

Пальцы Грейс легли на клавиатуру.» Кто ты, Ниал? Куда пропал, чем занимался? Что особенного в этих рукописях, если убивают даже тех, кому известно об их существовании? Почему я все время думаю о тебе, вижу во сне? Как бы ты поступил, окажись здесь?»

Странный вопрос, подумала Грейс, с недоумением глядя на текст. Почему она даже думает о нем в настоящем времени? То, что он ей снится, понятно, если учесть ее напряженные поиски и стремление узнать, из-за чего убиты Форд и Брайен. Но ведь она видит во сне не тамплиеров, не старые документы, не библиотеки или компьютеры. Ей снится только Ниал, его лицо, голос.

Что бы он сделал, окажись здесь? Бежал, скрывался или принял бой?

В любом случае добился бы своей цели.

Грейс оглянулась. Кто-то говорил с ней в этой комнате. Она испуганно обшарила взглядом каждый угол, и хотя ее глаза никого не увидели, она отказывалась им верить. Замерев, Грейс прислушивалась к тишине, стараясь уловить шорох одежды, скрип обуви или сдавленный вздох. Ничего.

Но ведь она слышала низкий, чуть хриплый голос и немного странное произношение. Ее била дрожь, по телу побежали мурашки, соски под майкой затвердели.

— Ниал? — шепотом спросила Грейс и, не получив ответа, почувствовала себя идиоткой.

Пальцы заработали снова.» Я научусь драться, перестану быть пассивной. Я должна вырвать у Перриша инициативу. Ты поступил бы именно так, Ниал. Я сделаю то же самое «.

Глава 9

Сойер пригубил» Мерло»и одобрительно кивнул. Хозяин считал себя знатоком вин, поэтому, чтобы произвести впечатление на гостя, выставил самое лучшее марочное вино.

Байяр Скип Сендерс являлся одним из наиболее богатых и наиболее влиятельных членов Фонда. А поскольку он жил в Чикаго, то и Перриш приехал сюда. Он был уверен, что Грейс направилась именно сюда. Если охота за ней окажется слишком грязной, то есть привлечет внимание полиции, Сендерс шепнет пару слов нужным людям, и дело исчезнет, словно никогда не существовало. Перриш ценил покой.

Но еще больше он ценил прелести Кэллы, второй миссис Сендерс. Жена номер один, родившая и воспитавшая Скипу двух крайне испорченных детей, в свои пятьдесят лет была недостаточно молодой и недостаточно обаятельной, чтобы удовлетворить его тщеславие. Перриш восхищался умом прежней миссис Сендерс, предпочел бы видеть ее рядом с собой на скучных приемах, но под собой он бы, разумеется, хотел иметь очаровательную Кэллу.

А Скип глупец. Мог бы сохранить жену в качестве прекрасного друга и развлекаться с Кэллой на стороне. Впрочем, люди, которые думают гениталиями, часто делают скверный выбор.

Кэлла, правда, весьма соблазнительна: высокая, с золотистой кожей и большими голубыми глазами, в темно-синем вечернем платье, обтягивающем силиконово-липосомные формы, с массой бриллиантов и сапфиров на обнаженных участках тела. Но Перришу больше всего нравились ее длинные волосы. Конечно, не такой длины, как у Грейс, к тому же светлее… Кэлла выше ее, стройнее. Видимо, последний раз она краснела от смущения восьмилетним ребенком, в глазах нет доверчивости, невинности, а губы, хотя и не тонкие, не идут ни в какое сравнение с ртом Грейс.

Он посмотрел на Кэллу долгим взглядом, значение которого та, без сомнения, поняла.

— Отличное вино, — сказал Перриш хозяину, дожидавшемуся одобрения.

— Во всем мире осталось лишь три бутылки урожая этого года, — покраснел от удовольствия Сендерс. — Две из них у меня.

— Великолепно. Думаю, ты не пожалеешь ни времени, ни денег, чтобы заполучить и последнюю. — Сойер дружески похлопал его по плечу. — А теперь, если ты закончил играть роль гостеприимного хозяина, я хотел бы поговорить с тобой наедине.

— Тогда можем пройти в мой кабинет. Ты не против, дорогая?

— Разумеется, нет, — спокойно ответила Кэлла. Ей было совершенно безразлично, где находится ее муж и чем занимается.

Пройдя по широкому коридору, Сендерс ввел гостя в комнату, обшитую панелями красного дерева. Громадное окно выходило на озеро Мичиган.

— Чудесный вид, правда?

— Чудесный, — согласился Перриш, мысленно отметив, что он более эффектный, чем вид из его окна на озеро Миннетонка.

Они вышли на балкон. Сойер первым делом убедился, что рядом никого нет, и только после этого начал разговор:

— Мы ищем женщину, Грейс Сент-Джон. Ее обвиняют в убийстве мужа. По моим сведениям, она располагает крайне важной для нас информацией, поэтому я предпочел бы опередить полицию.

— Да-да, — пробормотал Скип, — кое-что я могу сделать…

— Поиском уже занимается мой человек, но если он допустит какую-нибудь ошибку, я хотел бы рассчитывать на твою помощь. Надеюсь, это не помешает вашим планам.

Скип с женой намеревались провести месячный отпуск в Европе. С их планами Сойер считаться, разумеется, не стал бы, но у него имелся собственный интерес: на аудиенции у папы Сендерса должны освободить от членства в Фонде. Сама организация, несмотря на свое могущество, нужным влиянием для подобной акции все же не обладала.

— Нет проблем, — заверил его Скип.

— Хорошо. Я тебе позвоню, если понадобится.

Сойер повернулся, чтобы идти в кабинет, и увидел Кэллу, стоящую у балконной двери. Многое ли она сумела услышать и что вообще ей известно? Прискорбно, если женщина упадет вниз с такой высоты. Трагическая случайность, но в жизни полно случайностей.

— Дорогой, — сказала она, выходя на балкон. — Мне не хотелось тебе мешать, однако приехал сенатор Трикорис, он желает с тобой поговорить, а ты знаешь его характер.

Скип посмотрел на гостя и, когда тот согласно кивнул, быстро ушел.

Прислонившись к стене, Кэлла изучающе глядела на Перриша. Ветер играл ее волосами, которые ночью выглядели не менее темными, чем у Грейс. Возможно, он трахнет ее до того, как сбросит с балкона.

— Да, мне известно о Фонде, — нарушила молчание Кэлла. — Идиот Скип оставляет бумаги где попало, любой может в них заглянуть. Вам следует избавиться от него и работать со мной.

Перриш нахмурился. Женщина права: ее муженек идиот, да к тому же непростительно небрежен. Зато дражайшая Кэлла отнюдь не глупа, остается только решить, что с ней делать. В отличие от большинства людей она быстро его раскусила, поняла, насколько близка к смерти, но опасность ее возбуждает, это видно даже невооруженным глазом.

— У него связи, деньги, — безразлично сказал он, хотя чувствовал не меньшее возбуждение.

— Скип имеет власть, — поморщилась Кэлла, — потому что управляет деньгами. Если же говорить о реальной власти, то не мешало бы задаться простым вопросом: она у мужчины, который управляет деньгами, или у женщины, которая управляет мужчиной? А то, что знаю я, в десять раз полезнее его связей.

20
{"b":"12232","o":1}