ЛитМир - Электронная Библиотека

Иерархическая лестница Фонда состояла из трех уровней. На самой нижней ступени находились рядовые служащие, охранники и прочие. Центральный уровень занимали дарители, которые являлись членами Фонда, вносили крупные суммы и обладали Правом выбора или принуждения. На высшем уровне было всего несколько человек. Наполеон, Сталин, Гитлер. Два американских президента. Ближневосточный диктатор. Французский генерал. Английский премьер-министр. Знаменитый лейбористский лидер. Магнаты, женщина и мужчина. И Перриш Сойер. Его имя казалось незначительным по сравнению с другими, но ведь те люди в начале своей карьеры тоже были не очень известными.

Власть над миром. Как может один человек или даже Фонд управлять целым миром? Странное властолюбие, присущее только людям с манией величия. Тем более странно, что многие из них связаны с Фондом, каждый, видимо, считает себя замечательнее и сильнее других. Но каждый служит Фонду до тех пор, пока думает, что служит себе.

Фонд зла.

Гитлер и Сталин были злом явным, их психические отклонения демонстрировались всему миру. Большинство других из этого списка кажутся нормальными, однако на примере Сойера видно, какой обманчивой может быть внешность. Те люди обладают неограниченной властью и амбициями, а их действия направляются Фондом. Они используют Фонд или он использует их?

Что есть зло? Под какой маской скрывается? Каждый ли человек способен творить зло, и почему его семена прорастают в одном месте и не прорастают в другом? Является ли зло объективной реальностью само по себе или только результатом?

Был ли Фонд злом потому, что ему служили злые люди, или зло таилось в нем самом? Может, он существовал задолго до 1802 года, только под другой личиной?

Когда тамплиеры ввели должность хранителя? Почему был уничтожен Орден? Из-за служения Фонду? Нет, Филиппом IV и Климентом V двигали только подозрительность, алчность, зависть и жажда власти.

Зло.

Грейс ходила по комнате, размышляя, то ли она просто свихнулась от бессонницы, то ли на самом деле борется с сатаной. Уже склоняясь к тому, что определенно сошла с ума, Грейс вспомнила гэльские манускрипты. «Злу дадут имя Перриш». И еще: «В год от Рождества Христова 1945 хранитель сразил германского зверя». Значит, одно из двух: или слова, написанные шестьсот лет назад, — шедевр предсказания, или тамплиеры действительно знали секрет путешествия во времени.

Наверное, это и есть та власть, которой добивался Фонд. Путешествие во времени! Оно дает возможности поистине безграничные. Пронесясь по прошедшим векам, можно использовать предшествующие знания в личных целях с колоссальной выгодой для себя. Вдруг кто-то уже нагрел руки на гибели «Титаника» или на инвестициях в военную промышленность до начала Второй мировой войны? Неограниченные возможности, громадное поле деятельности — от страхового полиса для умирающего человека, всяких лотерей и тотализаторов до политических игр.

С другой стороны, хранитель, кажется, использовал способность путешествовать во времени для защиты власти, так что полной ясности все же не было.

Грейс смотрела из окна на светлеющее небо. Пора бы немного поспать, но вместо этого она сварила и выпила кофе, чувствуя странное беспокойство, как будто ей было необходимо что-то сделать, причем срочно, только она не знает что именно.

Видимо, пришло время собирать вещи и ехать дальше, искать другую работу, другое пристанище. Упаковав за десять минут свои нехитрые пожитки, Грейс отнесла сумку в машину, а поскольку за комнату было уплачено до субботы, просто бросила ключ в почтовый ящик.

Сегодня пятница. Осталось выполнить последние заказы, получить деньги и наконец расстаться с именем Полетты Боттомс, под которым она скрывалась уже несколько месяцев. Наверное, придется даже уехать из Миннеаполиса. Она вернулась сюда с намерением отомстить, а сама продолжала корпеть над переводом. Теперь дело закончено. С помощью Криса она узнала о Фонде больше, чем могла себе представить, вопрос лишь в том, как поступить с информацией. Однако Грейс чувствовала, что нужно садиться в машину и ехать, пока ее не одолела усталость.

Покинуть Миннеаполис. Да, именно это она и должна сделать, бежать от Перриша, от воспоминаний, которые постоянно угрожали обрушиться на нее, если она чуть расслабится. Она не знала, что делать со своей тайной, просто хотела бежать от снега и холода, от коротких зимних дней, ехать, не останавливаясь, пока не найдет тепло и солнце.

Последний рабочий день. Нужно убрать в нескольких домах, получить расчет и уехать на юг.

Палионе вылил из термоса остатки кофе. Зима — самое поганое для слежки время: чтобы согреться, упиваешься кофе, а потом хочется в туалет. Нужны два человека, тогда один сидит на месте, а другой бежит отлить.

Во всяком случае, наблюдательный пункт у «Макдоналдса» не так уж плох. Всегда можно перекусить, выпить кофе, там есть туалет, правда, биг-маки ему здорово надоели, в следующий раз…

Остановившаяся рядом машина прервала его размышления, он поднял глаза и узнал Конрада. Хотя годы совместной работы сдружили их, Палионе всякий раз при встрече с ним чувствовал себя неуютно. Киллеров он знал и раньше, сам убил нескольких человек, но Конрад ни на кого не похож.

Он как автомат: никогда не паникует, никогда не отступает. Из всех знакомых, включая самого мистера Сойера, Палионе по-настоящему боялся одного Конрада.

— Рад, что ты здесь, — сказал он, едва Конрад пересел в его машину. — Целый день пью кофе и ужасно хочу в туалет. Я тебе еще нужен?

— Нет. Кто-нибудь пользовался телефоном-автоматом?

— Несколько человек. Тут у меня их описание. — Палионе вытащил маленький блокнот, положил его на сиденье и, хлопнув дверцей, устремился к ресторану.

Стекла начали запотевать, но Конрад не сводил глаз с автомата. Блокнотом он займется после возвращения Палионе — чтение отвлекает, а в любую минуту все может случиться. Он продолжал досадовать на себя. Грейс, видимо, находилась в компьютерном помещении, когда он шел мимо, даже заглянул туда, однако не увидел ничего необычного. И, только вернувшись с Перришем в офис, тотчас заметил, что стопка справочников передвинута.

Так близко. Он мог бы схватить ее, тогда бы все уже закончилось.

Она изменилась. Дело не в парике, Конрад давно перестал обращать внимание на длину и цвет волос. Грейс очень похудела. Когда они просматривали видеозапись, чтобы получше разглядеть ее сообщника, Перриш даже огорчился.

Но главная перемена не в этом, у Грейс изменилась походка. Конрад просмотрел несколько видеофильмов, снятых раньше. Там она не шагала, а как бы прогуливалась, едва заметно, очень женственно покачивая бедрами. Он тоже обратил внимание на ее сексуальность, так волновавшую Перриша. Однако в той походке была невинность, которая сейчас исчезла. Теперь Грейс шла уверенно, с поднятой головой, перенося вес тела с ноги на ногу, что позволяло ей мгновенно развернуться и быть готовой к нападению. За восемь месяцев скитаний Грейс Сент-Джон переняла уличные повадки, научилась себя защищать.

Конрад сожалел об ее исчезнувшей невинности. Она слишком рациональна, слишком хитра. Пропала та лучезарность, которую он сразу отметил, просматривая видеофильмы. Муж и брат обожали ее, и она любила их обоих. Перриш несколько раз прокручивал запись, сделанную на Рождество: муж, посадив Грейс на колени, от души целовал ее, и она отвечала ему тем же. Оба смеялись, приставали друг к другу. Маленькая семья была счастлива. Прошло восемь месяцев, от счастья не осталось и следа. Ее уже избивали, грабили, теперь могут изнасиловать. Конрад не любил об этом думать, но он смотрел на вещи реально.

Прежде чем убить, Сойер хочет попользоваться ею, вывалять женщину в грязи, унизить. Конрад этого не одобрял. Грейс Сент-Джон заслуживает большего уважения.

Палионе вернулся с бумажным пакетом, и когда сел за руль, в машине сразу запахло жареной картошкой и куриным филе.

Теперь Конрад мог наконец заняться блокнотом. Автоматом воспользовались шесть человек. В 7.26 — негритянка, в 9.24 — подросток лет пятнадцати, хотя в это время он должен был находиться в школе. Старик, который пытался нашарить в кармане мелочь и ушел, не позвонив. В 10.47 — мужчина азиатской внешности, подъехавший на пикапе. В 12.02 — двое парней, занимавших телефон около часа. Проклятие! Если Грейс собиралась позвонить, то могла сделать это во время перерыва и, возможно, из-за двух идиотов ей пришлось искать другой автомат.

36
{"b":"12232","o":1}