ЛитМир - Электронная Библиотека

Грейс купила пару мокасин ручной выделки и длинные белые чулки; от бюстгальтера, трусов, нижнего белья, эластичных поясов и других современных вещей пришлось отказаться, чтобы не вызывать подозрения. Длинные волосы она заплела в толстую косу, повязала голову шарфом. При себе она имела только несколько украшений: серьги, обручальное кольцо. Того же, что лежало в сумке, вполне хватит для выкупа, если ее возьмут в плен.

Гроза совсем близко, раскаты грома похожи на звуки медного гонга. «Теперь или никогда», — подумала Грейс. Нужно торопиться, чтобы Хармони успела забрать компьютер, пока не начался дождь.

Она поставила ногу на переключатель, включила устройство и сразу ощутила электроды, прикрепленные к лодыжкам. Интересно, как тамплиерам удавалось путешествовать во времени, когда не существовало ни электродов, ни батарей?

Закрыв глаза и сосредоточившись на мысли о Черном Ниале, Грейс стала дышать медленно, глубоко. Хотя она подготовилась именно так, чтобы вернуться на шестьсот семьдесят пять лет назад, однако чувствовала, что ей нужна цель, а единственная цель, какая у нее есть, — это Ниал. Поскольку ей никогда не встречались его портреты, Грейс могла сконцентрироваться лишь на образе грозного воина.

Он столько месяцев владел ее мыслями днем, когда она переводила рукописи, ее снами по ночам, просыпаясь, она даже разговаривала с ним и ей казалось, что Ниал где-то рядом. Во сне он занимался с ней любовью, заставляя ее проявлять скрытую чувственность. В каком-то смысле Черный Ниал был ее спасителем, давал надежду, не позволяя утонуть в бездонной яме отчаяния. Сила его духа доходила до нее сквозь бездну семи веков. Иногда он был намного реальнее всего, что ее окружало.

Постепенно его образ начал проступать из тьмы — настолько же яркий, как вспышка молнии, и такой же мощный, как раскаты грома. Ниал здесь, рядом, она это чувствовала.

Дышать глубоко и медленно. Втянуть воздух через одну ноздрю, пропустить через нос, выпустить через другую ноздрю. Полный круговорот, снова и снова. Дышать. Дышать…

Грейс видела его черные глаза, его взгляд, пронзающий завесу времени, словно Ниал глядел прямо на нее. Она видела тонкий прямой нос, гриву черных волос, падающих на мускулистые плечи, косички, обрамляющие лицо. Рот, подающий команды, открыт. Вокруг кипела битва, но единственной отчетливой фигурой был только он. Грейс видела у него в одной руке тяжелый меч и страшный боевой топор в другой. Оружие было покрыто кровью. Он нападал, парировал, делал молниеносные выпады.

Воздух циркулировал у нее внутри, мозг все отчетливее воспринимал человека, которого она выбрала своей целью. Спираль начала крепче сжиматься вокруг Грейс, казалось, ее куда-то затягивает, она поняла, что почти готова к переходу.

«Ниал! Черный Ниал!»— мысленно выкрикивала она, чувствуя, как ее напряженное стремление болью отдается в каждой клетке тела. Ниал вдруг с удивлением оглянулся, словно до него дошло эхо ее крика, потом образ начал сгущаться, утягивая Грейс с собой во тьму. Остатки подсознания велели ей снять ногу с переключателя, и в ту же секунду мир взорвался.

Глава 19

Грейс лежала на боку в холодной траве, ощущала боль, слышала какой-то шум, хотя не могла понять, что он означает. Она как будто выходила из наркоза, уже различала детали, но еще не осознала, кто она такая и где находится. Потом детали отошли на задний план, появилась мысль «О да, я Грейс», а в следующий момент или спустя час до нее дошло, что это все-таки сработало. Тут же по-настоящему заявила о себе и боль, словно Грейс основательно избили либо столкнули с лестницы.

Шум тем временем стал громче. Она с трудом открыла глаза, попыталась сесть… и ее прошиб холодный пот, заставив наконец очнуться.

Вокруг кипела битва. Казалось, сотни ревущих мужчин бросаются друг на друга, падают, крича от боли, слышен лязг металла, топот и ржание коней, пахнет свежей кровью, потом, мочой и испражнениями.

Грейс села, но тут же откатилась в сторону. Двое грязных, длинноволосых, обвязанных пледами шотландцев дрались почти у ее головы, и окровавленный меч, со свистом разрезая воздух, едва не угодил в нее.

Боже милостивый! Сосредоточившись на образе Черного Ниала, она видела его сражающимся, вот и приземлилась на месте битвы.

Значит, он тут.

Подхватив сумку, Грейс вскочила, чтобы отбежать подальше от двух шотландцев, но через несколько шагов споткнулась обо что-то мягкое и упала на окровавленное тело. Крик застрял у нее в горле, она, как безумная, вертела головой, пытаясь сориентироваться, куда ей бежать.

Это была та долина, на которую они с Хармони глядели, когда поднялись на скалу, однако теперь здесь творилось нечто ужасное. Грейс охватила паника: она не могла отыскать в этом столпотворении Ниала, не видела человека с развевающимися черными волосами и тяжелым мечом в руке. Господи, вдруг он лежит где-нибудь, окрашивая землю собственной кровью?

Она же не представляет, как Ниал выглядит на самом деле, а хранитель не излучает свет подобно архангелу со сверкающим мечом, он может быть одним из тех бойцов, которые чуть не наступили на нее, и она этого даже не знала.

Как его найти? Закричать изо всех сил «Черный Ниал»?

— Ниал Дью! Ниал Дью! — раздался внезапный рев с другого конца поля битвы, и все повернулись в том направлении.

Грейс вдруг поняла: они выкрикивают его имя, ведь Дью означает «черный». Неужели он пал от меча? Побледнев, она ринулась вперед, ноги скользили по вязкой, пропитанной кровью земле, но ею двигало непреодолимое желание быть рядом с ним. Нет, только не Ниал. Он же непобедимый, самый грозный воин христианского мира.

Теперь все повернулись к ней, и Грейс в ужасе замерла на месте при виде грязных, длинноволосых, голоногих людей, бегущих в ее сторону. Если она достанется кому-то из них в качестве военной добычи, то непременно будет изнасилована и убита. Она повернула обратно, проклиная длинное платье, мешающее бежать, и сумку, бьющую по ногам.

Земля дрожала от конского топота, чья-то рука обхватила Грейс, подняла в воздух, и она оказалась на колене, покрытом вонючей шкурой. Всадник захохотал, грубо шлепнул ее по заду, повернул лошадь и что-то крикнул. Грейс поняла одно слово «Ниал Дью», поэтому, беспомощно лежа поперек седла и прижимая к груди сумку, могла лишь надеяться, что головорез, захвативший ее в плен, это сам Ниал. Она видела только часть мясистого лица с неопрятной бородой, которое совершенно не походило на лицо из снов, но если это Ниал, то он защитит ее.

Ублюдок пребывал в отличном настроении, хохотал и шутил на скаку, а потом вдруг запустил руку ей между ног. Задохнувшись от ярости, Грейс молниеносно, как змея, повернула голову и впилась зубами в его голую икру. Он взвыл от неожиданной боли, а ее замутило от отвращения и начало рвать прямо ему на ногу.

Вокруг радостно загоготали, показывая на них пальцами. Укушенный сбросил ее с седла, и Грейс пришлось идти пешком, иначе бы ее поволокли. Бежать пленнице некуда, поэтому они не беспокоились, только указывали ей дорогу.

Теперь у нее хотя бы появилась возможность оглядеться. Поскольку Грейс не знала, утро сейчас или день, то не могла определить, в каком направлении они движутся. Во всяком случае, не на север и не на юг, так как солнце было у них за спиной. Если сейчас утро, значит, идут на запад, а если день — на восток.

Несколько человек несли длинный тюк, обмотанный пестрыми грязными пледами, который время от времени начинал дергаться, и тогда бандиты злобно били по нему кулаками. Один из носильщиков поймал ее взгляд.

— Ниал Дью, — гордо сказал он, ткнув пальцем в ношу.

Господи, значит, это не люди Ниала, значит, он в плену, а его воины не решаются преследовать бандитов из опасения, что пленника убьют.

Грейс лихорадочно обдумывала варианты. Его могут отпустить за выкуп или сначала пытать ради удовольствия, а потом убить. Насколько ей известно, шотландцы в средние века считали похищение людей обычным делом, которое приносило немалый доход, выкуп же платили за того, кто вернулся живым и здоровым. А нет пленника — нет и золота. Шотландцы слишком практичны.

41
{"b":"12232","o":1}