ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как тебя зовут, девушка? — ласково спросила она.

— Грейс.

— Красивые волосы, такие густые, блестящие, мягкие. Только долго сохнут, да?

— Иногда я заплетаю их еще влажными.

Тут дверь распахнулась, и Грейс узнала шаги.

— Я сам закончу, Элис. — Та взяла поднос, мокрые полотенца и вышла, а он приказал:

— Повернись.

Грейс села другим боком к огню. Ниал управлялся с гребнем не менее ловко, чем его экономка, поднимал волосы, расчесывал их на весу, чтобы они быстрее сохли.

Сердце у нее бешено заколотилось уже при его появлении, и хотя она сидела не шелохнувшись, сердцебиение не унималось. Грейс охватила паника: эта утонченная ласка намного опаснее и может заставить ее потерять самообладание.

— Вчера ты просила еду на кухне. Ты ослабела от голода, сказала, что два дня не ела. Потом ты исчезла, никто тебя не видел много часов, пока ты не пришла в мою комнату. Где ты была?

— Я тебе уже говорила. Спряталась и заснула.

— Где спряталась?

— В алькове. — Грейс посмотрела на него через плечо. — Или ты думаешь, я превратилась в летучую мышь и устроилась на ночлег в твоей колокольне?

— В Крег-Дью нет колокольни, — ответил Ниал. — Где ты пропадала два дня, если ускакала из логова Хея следом за мной? Зачем пришла сюда? Это место для изгнанников и отверженных, а не для девушки с руками, нежными как у ребенка.

— Я не могла бежать сразу, пришлось спрятаться в амбаре и подождать несколько часов, пока все опять заснут. Я украла лошадь, но был туман… — Грейс повернулась к нему. — Если бы ты меня не бросил, я бы не заблудилась.

— Сиди спокойно, — приказал Ниал, водя гребнем по волосам. — А не взял я тебя с собой по той же причине, по какой только что задал вопрос и не получил ответа. Почему ты пришла именно сюда? Вчера ты говорила про еду, про кров, но когда пришла, даже не попыталась спросить разрешения остаться тут у меня.

Грейс молчала, подыскивая какую-нибудь правдоподобную причину. Не говорить же ему, что из-за тех снов и взаимного сексуального влечения. Неубедительно, ведь час назад он получил отпор.

— Итак, — продолжал Ниал, — если ты искала убежище, то были и другие места, намного ближе, но ты выбрала Крег-Дью, а явившись сюда, не обратилась ко мне и проникла в замок хитростью. Если ты, девушка, боялась, что я тебя прогоню, тогда это объяснение совсем не правдоподобно. Повторяю свой вопрос: почему Крег-Дью?

Ниал проницателен, не упустил даже отсутствие логики в ее поступках. Она рассчитывала с легкостью перехитрить его и теперь своими неразумными действиями поставила себя в невыгодное положение. Конечно, если бы она подошла к воротам и спросила Ниала, это выглядело бы менее подозрительно.

Опустив голову, она вертела на пальце обручальное кольцо, пытаясь вызвать в памяти образ Форда, который помог бы ей противостоять Черному Ниалу.

— Я была слишком растерянна, — выпалила Грейс.

— Да? — промурлыкал он, гладя под волосами ее шею. — Потому что я доставил тебе удовольствие в темнице? Я был немного удивлен, но потом мне это очень понравилось. Мужчине нравится, когда девушка вздрагивает и стонет в его объятиях.

Грейс дрожала и сейчас: от воспоминаний, от прикосновения теплой руки, нежно массирующей ее шею. Она подавила стон. Это опасный человек, который умеет довести женщину до безумия и знает, что делает.

— Я не… я думаю, это лишь… Мы просто знакомы!

Ниал засмеялся, по-мужски, самодовольно:

— Не правда. Ты много раз лежала в моей постели.

— То были сны, а не реальность, — ответила Грейс, стараясь придать голосу твердость.

— Нет? Когда я просыпался, изливая семя, для меня это было дьявольски реально.

Грейс уже с трудом дышала. Ей хотелось ощутить, как он входит в нее, как вздымается и сотрясается от страсти это сильное тело, а она еще крепче прижимает его к себе.

— Такая мысль тебе нравится, да? Твои соски стали твердыми, как ягоды.

Гребень отлетел в сторону, Ниал перешагнул через скамью, встал перед Грейс и поднял ее на ноги. Она видела пульсирующую жилку у него на шее.

— Ложись со мной, — пробормотал он, привлекая ее ближе… ближе… их тела соприкоснулись.

— Нет… я…

— Я не собираюсь тебя обижать. — Горячее дыхание обожгло ей щеку, когда он прикусил мочку, а потом начал ласкать языком впадинку за ухом. Твердая плоть уперлась ей в лобок.

Форд!

В отчаянии она вывернулась и забежала за стол. Хрупкая преграда не удержала бы его, но Грейс знала, что Ниал не станет применять силу — он не из тех, кто добивается желаемого таким способом. Она снова ухватилась за обручальное кольцо, маленький символ, напоминающий ей о верности и предательстве.

Ниал ждал.

— Я вдова. Муж — единственный мужчина, кому… кого… — Грейс замолчала. Продолжать не было необходимости.

— Значит, ты его любила?

— Да, — чуть слышно выговорила она.

Ниал обошел стол и сжал ладонями ее лицо. В уголках твердого рта — намек на улыбку, в темных глазах — понимание.

— Для тебя внове хотеть другого мужчину. Ты думаешь, что это предательство, раз твое тело, которое знало только его, зажигается от моего.

— Да, — прошептала Грейс.

— Ты пришла сюда, понимая, что уже произошло между нами. Твое тело готово, но твоему рассудку нужно время. — Он поцеловал ее в лоб. — Я тебя не принуждаю, девушка, хотя не оставлю надолго в холодной постели.

Грейс думала, что Ниал сейчас ее поцелует, у нее от предвкушения дрогнули губы, однако тот опустил руки и пошел к двери.

— Мне нравится думать, что ты пришла в Крег-Дью из-за меня и того, чего мы оба хотим. — Он говорил теперь на чистом английском, шотландский акцент исчез. — И все-таки ни благодарность, ни похоть не сделают меня глупцом. Пока я не узнаю истинной причины твоего пребывания здесь, ты не выйдешь за ворота замка. Кто-нибудь все время будет с тобой днем, а на ночь тебя будут запирать в твоей комнате… — его черные глаза блеснули, — …или в моей.

Глава 23

Весь день она находилась под присмотром Элис, за исключением тех моментов, когда была в уборной. Но Грейс охотно следовала за ней, прислушивалась к болтовне обитателей замка, уже понимала шотландский диалект и разговорный гэльский, сопоставляя произношение слов с их написанием, которое знала по текстам.

Кроме того, в обществе Элис она имела возможность свободно, а не украдкой, осматривать замок и вскоре ознакомилась с различными комнатами, пытаясь сообразить, где может быть спрятано сокровище. В Крег-Дью тоже имелась темница, но попасть туда без Элис никак нельзя, да и вряд ли это подходящее место для клада.

Скорее уж винный погреб, темный, холодный, со множеством бочек и полок, тут вполне найдется укромный уголок.

— А в замке есть подземный ход? — спросила она Элис. — На случай осады.

— Да, он ведет к морю, но, по моему разумению, в замке намного безопаснее, чем за его стенами. Лорд Ниал построил лучшую крепость в Шотландии. Мы сможем продержаться целый год или больше.

«Все кажется мне совершенно естественным», — с удивлением думала Грейс, идя следом за экономкой. Конечно, она уже была подготовлена к тому, что увидела, знанием языков, культуры и образа жизни средневековья, но ведь даже проснувшись в первое утро, она не потеряла ориентации. Словно ее рассудок четко вписал себя в это время. Правда, мясо тут засаливали, чтобы оно дольше хранилось, молоко сбивали, а траву расстилали на полу, чтобы сено не теряло приятного запаха. Когда Элис сажала ее с иголкой за простыню, которую нужно заштопать, Грейс даже в голову не приходило, что легче сходить в магазин и купить новую.

Она слегка просчиталась с одеждой. В то время хлопок до Европы еще не дошел, а бархат носили только члены королевской семьи. Не зря Хуве так обрадовался при виде бархатного платья — видимо, принял ее за принцессу-чужестранку и понадеялся получить большой выкуп. К счастью, кегль из небеленого хлопка выглядел не слишком богатым. Поскольку Грейс не была шотландкой, ее странная одежда не вызвала подозрений ни у Элис, которая относила вещи в стирку, ни у женщин, которые их стирали. А бархатное платье осталось в сумке, и Грейс из предосторожности решила не забирать ее с собой.

48
{"b":"12232","o":1}