ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, — повернулась она к Ниалу.

— Я не хочу заморозить тебя насмерть. — Он погладил ее по руке. — Ты нравишься мне теплой ~ и мягкой.

Ниал прижал ее к себе и начал целовать, скорее нежно и дразняще, чем требовательно. Наслаждение было столь острым, что Грейс отвернула голову, пытаясь овладеть собой. Если она хранит верность Форду, то как может думать о занятиях любовью с Ниалом? Она тут для того, чтобы найти сокровище, а потом вернуться в свое время и уничтожить Перриша вместе с Фондом.

Повезет ей или нет, она все равно здесь не останется. Их с Ниалом взаимная симпатия — простая случайность… Господи, возможность заниматься с ним любовью — случайность? Она не из тех женщин, которые имеют случайные связи. Может, Ниалу и хватит одного секса, ей — нет. Он держал ее в объятиях так бережно, так ласково покачивал, что Грейс захотелось плакать. Она никогда раньше не встречала мужчину вроде него и никогда больше не встретит. Лишь на мгновение Грейс сомкнула руки у него за спиной, впитывая силу его тела.

— Когда женщина вступает в брак, — прошептал Ниал, — она привыкает, что муж ночью всегда рядом, и если с ним что-то случается, она теряет не только мужа, но и тепло, ибо остается в темноте одна. Я предлагаю тебе это, девушка. Я буду защищать тебя от холода и темноты, согревать своим телом.

Грейс чуть не застонала. Спать в его объятиях, а проснувшись, прикасаться к нему, гладить по мощной груди, скользить ладонью по упругому животу, держать его упругую плоть… Как он узнал о ее тоске по всему этому, по той близости, ощущение которой приходит после секса?

— Нет, — прошептала Грейс. Ниал поцеловал ее в лоб:

— Тогда пожелаю тебе спокойной ночи. Если решишь, что хочешь тепла, постучи в дверь, и стражники отведут тебя ко мне.

Он ушел, а Грейс закрыла лицо руками. Предположим, она ему уступит. Заставит ли это Ниала проявить к ней снисхождение, когда он разгадает ее истинные намерения?

Нет, не заставит. Как ей известно из документов, Черный Ниал безжалостен к тем, кто угрожает сокровищу. Возможно, говоря о власти, он имел в виду свой авторитет, но в его словах было явное предупреждение. И то, что она женщина, более того, женщина, которую он хочет, его не остановит. Он убьет ее.

Глава 24

Утро было холодным, дождливым, вершины гор скрывал туман. На этот раз горячая ванна ее не ждала, и Грейс пришлось мыться у огня, воспользовавшись кувшином с водой. На завтрак опять подали овсянку, а затем они с Элис взялись за работу. Несмотря на дождь, мужчины продолжали свои тренировки.

— Лорд Ниал говорит, беда не дожидается хороших дней, — объяснила экономка, когда промокшие и грязные люди вернулись в зал.

Она подогрела им остатки тушеного мяса, после чего одни занялись игрой в кости, другие стали флиртовать со служанками, точить свои мечи и кинжалы. Но тут собрались не все, Ниал с отрядом из десяти человек объезжал окрестности Крег-Дью.

Монотонно стучал дождь, потрескивали зажженные факелы. Грейс зевнула, думая о том, что в пасмурный день лучше всего сидеть у огня. Зевала, кстати, не только она, некоторые воины устроились в темных углах и дремали, кое-кто предпочел отправиться в кровать с женщинами.

В дремотной тишине особенно громкими показались крики стражников у ворот. Сим, державший на коленях Элис и пытавшийся заигрываниями отвлечь экономку от работы, мгновенно сбросил ее на пол и, даже не одернув плед, устремился с мечом к выходу.

Встав на ноги, Элис кинулась к высоким дверям, Грейс неслась следом, чувствуя, как неистово колотится сердце. Ниал за стенами замка, ему угрожает опасность, может, с ним уже что-то случилось?

Их глазам предстала жуткая картина. По дороге к воротам крепости бежала толпа, лиц не видно, поскольку головы у всех прикрыты от дождя, вдали горели хижины. «Хей! Хей!»— вопили бегущие.

— Открыть ворота! — рявкнул Сим.

Грубо оттолкнув в сторону Элис и Грейс, воины бросились выполнять свои обязанности: арбалетчики поднимались на стены, всадники выводили из конюшни лошадей, остальные выстроились рядом с Симом.

Грейс ринулась к учебному плацу. Люди Хея собираются штурмовать замок, а Ниал так и не вернулся. Неужели опять случилась беда? Нет! Она этого не вынесет, не сможет потерять…

— Иди в зал! — приказала Элис. — Стрелы…

Ворота были открыты, толпа находилась уже в нескольких ярдах. Пока экономка тащила Грейс к двери, та в ужасе оглянулась, увидев толстого человека, бегущего впереди. Плед соскользнул у него с головы, и она вдруг заметила торжествующую ухмылку, обнажившую гнилые зубы.

— Закройте ворота! — в отчаянии крикнула Грейс. — Это обман!

Сим резко повернулся, недоуменно взглянул на нее, а когда до него дошел смысл ее слов, проревел:

— Закрыть ворота!

Стражники налегли на массивные двери, но было уже поздно. Люди Хея ворвались в узкое пространство между воротами, сверкнули мечи и топоры, спрятанные под пледами, «жертвы насилия» бросились в атаку.

— Бежим! — Экономка опять схватила Грейс за руку, втащив наконец в главный зал, где метались визжащие женщины, а собаки с лаем хватали их за ноги. — Двери!

Обе изо всех сил уперлись в засовы, и поскольку Элис была фунтов на пятьдесят тяжелее Грейс, то справилась быстрее и поспешила ей на помощь. Они еще не перевели дух, как начался штурм, в зал полетели деревянные щепки. Грейс автоматически упала на пол, а экономка вовремя пригнулась, иначе бы ее задело острием меча.

— Бежим! — Она указала в сторону кухни. Но впереди слышался топот, звяканье металла.

— Они и там! — воскликнула Грейс, остановившись возле кладовки.

Дверь кладовки вдруг открылась, и вбежал Ниал: в руке меч, в глазах жажда крови, за ним спешили десять его воинов. Грейс прижалась к стене, чтобы ее не сбили с ног, однако Ниал даже не взглянул на нее, бросил Элис одно слово: «Прячьтесь», — и влетел в зал, с ходу врубившись в толпу врагов.

Шум стоял такой, что Грейс не расслышала слов экономки, которая, не оглядываясь, побежала дальше. Она хотела пойти следом, но внезапно ее внимание привлекла открытая дверь кладовки. Должно быть, там потайной ход, иначе как бы Ниал со своими людьми мог незаметно проникнуть в замок? Грейс колебалась не больше секунды, потом шагнула в холодную темную комнату, где прямо у двери стояла полка со свечами. Когда огонек разгорелся, она быстро закрыла дверь, огляделась и, увидев на задней стене отверстие, за которым зияла чернота, судорожно вздохнула. Приведет ход к тому месту, где хранится сокровище, или нет — не важно, она хотя бы попробует это выяснить. Время есть, пока идет сражение, ее не хватятся. Грейс подумала о Ниале: может, он ранен или даже убит…

Там ее помощь уже не понадобится.

А здесь у нее появился шанс, возможно, единственный, чтобы завершить то, ради чего она пришла в Крег-Дью.

Ниал. Губы шептали его имя, руки дрожали, заставляя плясать огонек свечи. Тогда она подумала о Форде, попыталась вспомнить лицо мужа, но в памяти возникли только его пустые глаза, когда он мертвым падал на кровать.

Подавив боль, Грейс шагнула в темноту. Воздух оказался еще более холодным и влажным, пахло морем, узкие ступени уходили в абсолютную черноту. Она начала осторожно спускаться, прикрывая свечу рукой, чтобы ее не задуло.

Разве стал бы Ниал прятать здесь сокровище, если о потайном ходе известно всем? А вдруг ход не один?

Дойдя до конца лестницы, Грейс попала в узкий каменный тоннель. Сильнее запахло морем, слышался грозный шум волн, значит, берег совсем рядом. Ее предположение оправдалось, вскоре короткий проход кончился, и она увидела впереди свет пасмурного дня.

Сокровища здесь не было.

Грейс вернулась к лестнице и начала подниматься, держа свечу в правой руке, а левой опираясь на стену. Она никогда не страдала клаустрофобией, но чернильная темнота, казалось, хватала ее за ноги, тянула назад. Вздрогнув, она еще теснее прижалась к каменной стене и ее пальцы скользнули по камню, который на четверть дюйма выступал над остальными.

50
{"b":"12232","o":1}