ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты серьезно ранена, милая? — Такой нежности в его тоне Грейс никогда не слышала.

— Нет, — дрожащим голосом прошептала она, чувствуя, как сквозь пальцы сочится кровь. Сойер выстрелил в него, потом еще раз.

— Ты не можешь убить меня, служитель зла, — тихо сказал Ниал.

— Будь ты проклят, ублюдок, — закричал Перриш.

Враг стоял так близко, что промахнуться было невозможно, тем не менее рука у него дрогнула, и пуля улетела в сторону. Ниал повернулся к Грейс:

— Моя собственная благодать. Я нашел с тобой рай, девушка, но то время прошло.

Затем он приставил к груди Сойера тяжелый меч. Безоблачное небо прорезала молния, ослепительный свет озарил Ниала, пробежал по лезвию меча и прошел сквозь Перриша. Красивое лицо мерзавца исказилось от ужаса, он закричал, поднялся на носки, словно его тянула невидимая рука. Молния ударила снова. Глаза у Перриша закатились, были видны только белки, губы потрескались, руки начали обугливаться, светлые волосы превратились в серый пепел, кожа на лице сморщилась, потом сползла с костей. Он пытался кричать, открыл рот, но раздался громовой удар, сваливший его на обожженную землю.

— Ниал! — Грейс вскочила, не обращая внимания на боль. — Ниал!

Тот быстро подошел к ней, успев подхватить, когда она стала падать, осторожно уложил на холодную землю и, подняв юбки, осмотрел рану.

Конрад присел на корточки рядом с дымящимся телом Сойера. Увиденное, должно быть, удовлетворило его, потому что он лишь кивнул своей обезьяньей головой и направился к хранителю, который, оторвав от подола нижней юбки кусок, перевязывал Грейс ногу и мельком взглянул на него:

— Ты из Общества?

— Да. Мы уже давно знали о существовании Фонда, и кто-нибудь всегда входил в него, чтобы контролировать его деятельность. Только дважды им почти удалось найти. В 1945 — м и сегодня.

— Ты собирался меня убить, — сказала Грейс, стуча зубами от страха.

У нее все еще не укладывалось в голове, что этот человек с холодными беспощадными глазами каким-то образом оказался на службе у Ниала.

— Если бы возникла необходимость, — бесстрастно ответил Конрад. — Моей целью были документы, надо было любой ценой вернуть их и помешать Сойеру ими воспользоваться. Потом я начал думать, что… возможно, ты решила оставить бумаги у себя. Ты одна из нескольких людей на земле, кто понимает, что это такое. Ты сумела перенестись к хранителю и привести его сюда.

— Твое счастье, что ты не причинил ей вреда, — мягко сказал Ниал, взглянув на Грейс. Но взгляд его был не менее холодным, чем у Конрада.

— Мы делаем то, что должны, — возразил тот. — Как и ты.

— Да. Все в порядке, девушка. — Ниал одернул ей юбку. — Ты можешь стоять?

— Кажется, да.

Ногу жгло огнем, но она видела, что рана неглубокая. Ниал помог ей встать и поддерживал за руку, пока Грейс не обрела равновесие, потом огляделся вокруг. Там, где когда-то были конюшни, теперь стояли две машины.

— Автомобили, — с нотой удивления сказал он. — Прежде я ничего не видел, только проклятую маленькую темницу и сумасшедшего.

— Бункер, — объяснил Конрад. Ниал пожал плечами.

— Думаю, здесь можно увидеть много удивительного. — Затем, помолчав, добавил:

— И зла тоже.

— Да.

Когда Конрад взглянул на Ниала, его взгляд на миг потеплел, и Грейс вдруг поняла, что он без колебаний отдаст за хранителя жизнь. С этого момента она все ему простила.

Ниал склонился к ней, и его лицо словно окаменело.

— Я должен идти, — сказал он.

— Идти? — повторила Грейс, сама понимая, насколько глупо это звучит. Конечно, ему надо идти, он же хранитель.

— Я не могу остаться, даже если бы хотел. Мой долг призывает меня оставаться там.

Он поцеловал ее, чуть-чуть коснувшись губами, погладил по щеке и ушел. Грейс слышала, как он повторяет слова о воде и соли, уже шагнула за ним, пытаясь выкрикнуть его имя, но от страха у нее перехватило горло. В следующий момент ее ослепила вспышка, а когда зрение к ней вернулось, Ниала уже не было.

— Ниал! — с опозданием закричала она, ковыляя к тому месту, где он только что стоял. Конрад схватил ее за руку:

— Он ушел. Он же хранитель.

Для него это объясняло все.

— Он человек! Просто человек, как и другие, так же ест, спит, дышит, у него так же идет кровь, он не должен обладать сверхъестественной властью или…

— Нет. Ею обладает Бог, — ответил Конрад, уводя ее от руин. — У хранителя есть работа там, у нас — здесь.

Грейс хромала, спотыкалась на каждом шагу, поэтому он взял ее на руки и отнес к машине.

— Этот человек вызывает у меня нервную дрожь, — пробормотала Хармони, глядя на Конрада.

Тот сидел рядом с Крисом, и оба методично уничтожали все файлы Фонда. Была глубокая ночь, в здании никого не осталось, кроме них. Мужчины вполне могли справиться с работой одни, но Грейс, до сих пор не находившая себе места, предпочла хотя бы посидеть с ними, а Хармони пришла исключительно потому, что беспокоилась за подругу, которая опять выглядела так, словно может растаять от малейшего прикосновения.

— Он человек необычный, — согласилась Грейс.

Со дня смерти Перриша она успела лучше узнать Конрада. Хотя тот никогда о себе не говорил, она понимала его беспощадность, которая вызвана служением долгу и, видимо, оправданна.

Конрад оказался неоценимым помощником: ассистировал Хармони, когда она занималась раной на ноге Грейс, убрал труп Палионе, но обгоревшее тело Сойера оставил в руинах, чтобы его потом нашли и сочли погибшим от удара молнии.

Грейс как марионетка двигалась только по его приказу, удивляясь, что вообще способна шевелиться. Ниал ушел. Просыпаясь ночью в слезах, она протягивала руку, чтобы прикоснуться к нему. Хотя они провели вместе совсем мало времени, каждая клетка ее тела навсегда запомнила его.

— Готово! — торжествующе возвестил Крис, сердце хакера ликовало. — Мы не можем убить Фонд, но теперь им придется работать вслепую. Все их записи уничтожены.

Конрад лишь кивнул, однако в его холодных глазах на миг что-то блеснуло.

— Хорошо, — с удовлетворением произнес он, глядя на светящийся экран компьютера. — Ты уверен, что специалист не восстановит файлы по жестким дискам?

— Абсолютно. Вся информация на жестких дисках стерта. И если вы гарантируете, что не существует никаких флоппи или жестких копий, то другого способа восстановить информацию нет.

Подобная возможность беспокоила и Конрада. Он лично обыскал дом Перриша, но ничего такого не нашел, хотя столь ценный диск, если он действительно существовал, лучше хранить в банковском сейфе.

Грейс сожгла все документы, над которыми так долго работала. Она чувствовала нестерпимую боль, когда пламя уничтожало ее связь с Ниалом. Она больше уже не прочтет о нем, не изумится его подвигам. Но Черный Ниал из рукописей в чем-то проигрывал реальному человеку. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь нашел бумаги и опять стал угрожать сокровищу, ведь Ниал посвятил его защите всю жизнь.

Выйдя на улицу, четверка разделилась. Крис уселся в свой ненаглядный «шевелл», Конрад, отвесив Грейс старомодный поклон, ушел пешком, а подруги медленно направились к машине.

— Что теперь? — спросила Хармони. — Больше не надо прятаться, не надо бояться плохих парней, которые пытаются тебя убить. Ну, копы еще ищут, но, как я вижу, не могут найти двумя руками и при свете фонаря даже собственную задницу, так что, полагаю, ты в относительной безопасности. Мне тоже не мешало бы где-нибудь пожить. Давай соорудим нечто вроде парашюта.

Грейс выдавила подобие улыбки:

— После обеда я свободна.

— А до обеда?

— Утром я собираюсь на кладбище.

Июньское утро выдалось ясным и солнечным. Грейс несла два букета, и маргаритки, лилии, ярко-желтые примулы ослепляли своей яркостью. Хармони молча шла рядом, глядя на ряды серых мемориальных досок.

Грейс точно знала, где находятся могилы. Брайена похоронили около родителей, а Форда на соседнем участке, который они вместе купили заранее. Оба долго подсчитывали, сколько пройдет лет, пока им можно будет воспользоваться. Увы, их расчеты не оправдались.

56
{"b":"12232","o":1}