ЛитМир - Электронная Библиотека

— С кем ты играешь?

— Он называет себя Фишером.

Грейс недоуменно уставилась на экран. Не может быть! Кристиан играет с человеком, который, видимо, по злому умыслу прикрывается этим именем. Настоящий Бобби Фишер никогда бы не стал играть с кем бы то ни было, не потребовав огромного гонорара.

— Кто обычно выигрывает?

— Ничья. Он хороший игрок.

— Хочешь пиццу? — спросила Грейс, доставая чековую книжку.

Кристиан оторвался от экрана.

— Как всегда. Я умираю от голода, — заявил он.

— Тогда звони. И закажи одну для меня.

— Ты собираешься остаться и поужинать со мной?

— Не могу, дома еще полно дел. — Грейс опять чуть не покраснела. Скажи она об этом Форду, тот умер бы со смеху. Выписав чек на пятьдесят долларов, она прибавила еще двадцать на пиццу. — Спасибо, дружище. Ты мой спаситель.

Кристиан принял чек, взглянул на сумму и радостно хмыкнул:

— Судя по всему, меня ждет неплохая карьера, да?

— Если не попадешь в тюрьму, — засмеялась она, беря чемодан с компьютером и прижимая отремонтированный модем к незакрытому кошельку.

Кристиан галантно забрал у нее тяжелый кейс и снес его по лестнице. Родителей видно не было, но звуки выстрелов и автомобильной погони свидетельствовали об их пребывании в доме. Старшие члены семьи обожали боевики с участием Шварценеггера.

Галантности Сибера-младшего хватило только до кухни, где близость еды напомнила ему о незаказанной пицце, и он пошел к телефону.

— Еще раз спасибо, Крис, — сказала Грейс, беря у него чемодан.

Она вышла тем же путем — через заднюю дверь — и немного постояла, давая глазам привыкнуть к темноте. Небо закрыли облака, лишь кое-где проглядывали звезды, верещали сверчки, дул прохладный ветерок, несший запах дождя.

Маяком для нее служило окно кухни в пятидесяти ярдах справа. Там Форд, он ждет ее. При этой мысли Грейс улыбнулась и пошла к дому, осторожно ступая по густой весенней траве, чтобы не споткнуться.

Она была уже на участке Марчинсонов, когда заметила кого-то в окне. Это не Форд и не Брайен. О Господи, опять у них гости. Наверное, кто-нибудь из коллег-археологов, иногда они приходили именно к ней, если возникали трудности с латынью или греческим. Не имеет значения, она не желает ни с кем разговаривать, ей хочется лечь в постель с мужем.

Грейс нахмурилась. Не может же она торчать здесь в темноте, дожидаясь, пока уберутся незваные гости. К тому же на подъездной дорожке нет чужих машин, а на площадке стоят лишь семейный «бьюик», черный джип Брайена и видавший виды пикап Форда, которым они пользовались, когда работали в поле.

Странно. Ведь человек, мелькнувший в окне, блондин, а муж и брат черноволосые. Большинство соседей Грейс знала, и никто из них не походил на того мужчину.

Ладно, сейчас разберемся. Она сделала шаг… и застыла на месте: вдоль дома крадучись двигался темный силуэт.

У Грейс побежали мурашки по спине, ноги подкосились от ужаса, в голове сразу возникли самые невероятные мысли. Горилла вырвалась из зоопарка… по участку бродит громадная собака…

Вот нечто, словно привидение, неслышно поднялось по ступеням к задней двери. Это был человек. Подняв глаза к небу, Грейс размышляла, зачем кому-то понадобилось красться по ее участку и входить с черного хода? Воры? Но зачем вламываться в дом, где горит свет и находятся люди?

Наверное, человек постучал, ибо дверь открылась и появился второй, которого Грейс знала.

— Ничего, — тихо сказал первый, однако в ночном воздухе слова прозвучали отчетливо.

— Проклятие. — Второй посторонился, позволяя ему войти. — Но отказаться я уже не могу. Мы зашли слишком далеко и теперь просто обязаны сделать это.

Когда дверь за ними закрылась, Грейс побежала к дому. Зачем тут Перриш Сойер и почему у него пистолет? Он же их шеф, и если по какой-то причине решил к ним заехать, то почему Форд не позвонил ей, не попросил вернуться домой? Они с Перришем были в дружеских отношениях, хотя никогда не встречались, поскольку тот вращался в изысканном обществе богатых людей со связями, к которому ее семья не принадлежала.

Сделать это… так он сказал. Что сделать? От чего он не может отказаться?

Она не знала, о чем шла речь, но собиралась выяснить. Осторожно подкравшись к кухонному окну, Грейс услышала голос Форда:

— Черт возьми, Перриш, что все это значит?

Странный тон мужа заставил Грейс остановиться, и она замерла с поднятой ногой, не успев коснуться ступеньки.

— Где она? — спросил Перриш, игнорируя вопрос.

От звука этого холодного, бесстрастного голоса у нее зашевелились волосы.

— Я же сказал, в библиотеке.

Грейс смотрела на открытое окно и старалась представить, что происходит в комнате. Она никого не видела, но в доме по крайней мере четверо. Где Брайен и тот человек, который вошел в кухню?

— Не считай меня идиотом. Ее машина здесь.

— Она уехала с подругой.

— Как зовут подругу?

— Серена, Сабрина, что-то в этом роде. Я видел ее сегодня впервые.

Форд ни при каких обстоятельствах не терял способности мыслить. Имя было достаточно ординарным и внушало больше доверия, чем совсем уж заурядная Салли. Она не знала, почему Форд лжет, но раз он это делает, видимо, так надо. У Перриша оружие, муж не хочет говорить ему, где она, что-то здесь неладно.

— Хорошо, — процедил сквозь зубы Сойер. — Когда она вернется?

— Думаю, после закрытия библиотеки. Она собиралась над чем-то поработать.

— И она забрала материалы с собой?

— Бумаги у нее в компьютерном чемодане.

— А эта Серена-Сабрина знает о них?

— Понятия не имею.

— Впрочем, не важно. Теперь вставайте. Оба.

Держась в тени, Грейс заглянула в окно и увидела брата. Волосы мокрые, без рубашки, наверное, он только что вышел из душа. Следовательно, Перриш с тем человеком явились совсем недавно. Лицо у Брайена искаженное, бледное, глаза странно блестят. Грейс поднялась еще на одну ступеньку. Теперь стали видны остальные. В кухне находились Форд с таким же искаженным лицом и яростным взглядом, Перриш, высокий, с модно подстриженными светлыми волосами, рядом человек, которого она уже видела, а у кухонной двери незнакомец с пистолетом. Грейс не знала, что они собираются делать, но ясно одно: нужно позвонить из дома Сиберов и вызвать полицию. Она осторожно попятилась.

— Идите в спальню, — раздался голос Перриша. — И без глупостей. Не стану объяснять, как неприятно стрелять в человека, однако, если вы не подчинитесь, я буду вынужден применить силу.

Зачем он велит им идти в спальню? Из разговора Грейс поняла, что он желает получить материалы, которые она переводит. Если Перришу нужны документы, разве нельзя сделать все по-нормальному? Он же ее шеф и сам дал ей задание, у нее бы, правда, сердце разорвалось от горя, но бумаги она бы ему вернула. Почему же он не позвонил, а явился с пистолетом да еще привел с собой двух вооруженных головорезов? Совершенная бессмыслица.

Грейс уже собиралась бежать к дому Сиберов, но, подчинившись какому-то порыву, решила сначала заглянуть в окно спальни. Она думала увидеть свет, услышать голоса, однако ничего не увидела и не услышала. Значит, Перриш увел их в спальню Брайена.

Она повернула назад, стараясь держаться в тени, обошла давно валяющийся под ногами водопроводный шланг. Это ее дом, ей известны все его особенности и маленькие ловушки, знакома каждая скрипящая половица, каждая трещинка в потолке, каждая выбоина на участке.

В комнате брата уже горел свет. Прижавшись спиной к стене и вытянув шею, Грейс захотела заглянуть внутрь, но тут к окну подошел один из троицы. Она вобрала голову в плечи, даже перестала дышать. Человек прикрыл створки, задернул шторы, и сквозь оставшуюся щель в темноту падал только слабый отблеск света.

В ушах у нее шумело, ужас лишил способности двигаться, а сердце словно застряло в горле, не давая вздохнуть. Если человек ее заметил, то они ни за что не позволят ей убежать.

— Садитесь на кровать, — донесся до нее сквозь шум в ушах голос Перриша.

6
{"b":"12232","o":1}