ЛитМир - Электронная Библиотека

Легкие у Грейс наконец заработали, и она сделала глубокий вдох, потом заглянула в щелку и увидела мужа, Брайена, .. и Сойера, который навел пистолет с глушителем на Форда, хладнокровно выстрелил ему в голову, затем еще раз в сторону Брайена. Тот умер прежде, чем Форд опрокинулся на спину.

Нет. Нет! Грейс стояла как парализованная, без чувств, без мыслей, черный туман застилал ей глаза, и хотя невероятная сцена закончилась, она продолжала видеть ее словно в конце длинного тоннеля, слышать их странно искаженные голоса.

— Вы что, не могли подождать? Теперь, когда установят время смерти, получится расхождение.

— Не беспокойся. — Грейс знала, что это голос Перриша. — При убийствах с последующим самоубийством преступник иногда не сразу кончает с собой. Тем более женщина, как в данном случае. Шок. Представь, ее муж и брат занимались любовью прямо у нее под носом. Неудивительно, что бедняжка расстроилась и немного погорячилась.

— А подруга?

— Ах, Серена-Сабрина. О ней позаботится Бэд — несчастный случай по пути домой. Я подожду тут Грейс, а вы следуйте в машине за Сереной-Сабриной.

Черный туман постепенно рассеивался, но Грейс этого не желала. Ей хотелось умереть, хотелось, чтобы ее сердце остановилось. Сквозь щель между занавесками она видела лежащего на боку мужа с открытыми невидящими глазами, с темными спутанными волосами и… и…

У нее в груди рос крик, молчаливое причитание по умершему, отдававшееся в горле и напоминавшее отдаленное завывание ветра, пронзительное, леденящее душу. Сжав зубы, Грейс попыталась подавить его, но дикая, животная боль рвалась наружу. Сойер обернулся. Ей показалось, что их взгляды… на долю секунды… встретились, и он каким-то образом смог ее увидеть, поскольку тут же бросился к окну. Грейс исчезла в ночи.

Глава 2

Необходимы деньги.

Стоя под дождем, Грейс глядела на банкомат, который напоминал священную раку, манящую перейти улицу и совершить электронный ритуал. Автомат был всего в нескольких ярдах, ей потребуется лишь пара минут, чтобы набрать свой номер и получить наличные.

Но ведь она собирается закрыть счет, поэтому один банкомат не выдаст нужную сумму. Значит, придется искать другой, потом третий. Каждый раз видеокамера будет ее снимать, таким образом полицейские узнают, где она находилась и когда.

Образ Форда опять вызвал жгучую боль. Господи, о Господи! У нее снова вырвался жуткий, нечеловеческий вопль. Крадущийся неподалеку помойный кот застыл с поднятой лапой, шерсть встала дыбом, затем, припадая к земле, он шмыгнул прочь от неведомого существа, издающего какие-то неестественные, тоскливые звуки.

Грейс качалась из стороны в сторону, пытаясь загнать муку поглубже и заставить себя думать. Форд собственной жизнью заплатил за ее спасение, поэтому будет предательством, если она примет неверное решение и его жертва окажется напрасной.

Сейчас уже ночь. Установив время смерти, полицейские непременно свяжут видеосъемки банкоматов с преступлением. Кристиан знает, когда она ушла из его дома, а Форд с Брайеном убиты именно в это время, оба полураздетые лежат в спальне. Перриш все тщательно обдумал — любой коп поверит, что, вернувшись домой, она застала мужа и брата за неподобающим занятием и тут же убила их. А ее исчезновение лишь подтвердит эту версию.

Соучастник Перриша явно профессионал, вряд ли он допустит промах вроде отпечатков пальцев. Никто из соседей, разумеется, не видел чужую машину у дома, потому что убийцы где-то ее оставили и пришли пешком. Ни свидетелей, ни улик, никаких подозреваемых, кроме нее.

Даже если свершится чудо и полиция сочтет ее невиновной, она не сможет доказать, что ее брата и мужа застрелил Сойер. Не имеет значения, что она все видела. Где улики? Более того, согласно привычному мышлению копов у него абсолютно нет мотива, в то время как у нее таких мотивов в избытке. Что она может предъявить в качестве доказательства? Кипу бумаг со странными текстами на древних языках, которые она еще не успела расшифровать и которые так хотел забрать у нее Перриш?

Эта не мотив, во всяком случае, не доказательство. Если она вернется, Сойер заберет рукописи, а ее, без сомнения, убьет. Все будет выглядеть как самоубийство: может, она повесится или умрет от передозировки наркотиков.

Она должна остаться в живых и не попасть в руки полиции. Это единственный шанс выяснить, почему Сойер убил дорогих ей людей… и отомстить за них.

Но чтобы остаться в живых, остаться на свободе, ей нужны деньги, а получить она их может, только воспользовавшись банкоматом.

А что, если полиция уже заморозила ее банковский счет? Для этого требуется ордер судьи, значит, у нее есть немного времени… которое она тратит на ерунду, вместо того чтобы перейти улицу и взять то, что нужно. Пока еще она может это сделать.

Однако Грейс сковало оцепенение, расстояние в тридцать ярдов казалось ей сотней миль. На черной блестящей поверхности тротуара играли сюрреалистические огни: неоновое многоцветье рекламы, мертвенно-белый свет уличных фонарей, монотонное зелено-желто-красное мигание светофора. В два часа ночи машины проезжали редко, за прошедшие пять минут только одна, а сейчас вообще никого не видно. Пора идти к банкомату. Но Грейс продолжала стоять под навесом здания, прячась от чужих взглядов и дождя. Волосы прилипли к голове, намокшая коса тяжело давила на спину, и, несмотря на очень теплую по меркам Миннеаполиса весну, тело под мокрой одеждой стало почти ледяным.

Грейс прижимала к груди мешок, какие используют в общественных зданиях для мусора. Она взяла его в женском туалете публичной библиотеки, вытряхнула содержимое и положила туда чемодан с компьютером и драгоценными материалами. Когда начался дождь, она страшно испугалась, что в них может попасть вода, поэтому для верности спрятала мешок в пластиковую сумку.

Наверное, ей не стоило заходить в библиотеку, но это все же общественное место и, кроме того, хорошо знакомое. С другой стороны, так ли часто полиция ищет преступников в библиотеках?

Перриш, конечно, не мог разглядеть ее сквозь крохотный просвет в занавесках, тем не менее он догадался, что она стояла у окна и все видела. Они, разумеется, будут ее искать, Форд сказал им, куда пошла жена, но вряд ли им придет в голову, что Грейс вернется в библиотеку, чтобы спрятаться от них.

Возможно, полиция даже не знает об убийстве. Перриш не станет их извещать, а соседи ничего не слышали.

Нет. Полиция знает. Сойеру невыгодно терять день, ждать, пока обнаружат… тела. Грейс заставила себя мысленно выговорить это слово. Интересно, могут ли копы установить, что стреляли из пистолета с глушителем? Видимо, нет. Сойеру требовалось лишь позвонить из автомата, чтобы служба 911 не записала номер телефона, сообщить о «подозрительном грохоте, похожем на выстрел»и назвать адрес.

Короче, инстинкт привел Грейс в библиотеку, привычное место, казавшееся ей убежищем, где она чувствовала себя как дома. Чудесный запах бумаги, кожи и чернил. Запах покоя. Удивленная этим ощущением, ставшим для нее уже почти нереальным, Грейс поначалу бродила между стеллажами, глядя на тома, которые определяли границу ее жизни до тех выстрелов, пытаясь хоть мысленно вернуться в свое безмятежное и безопасное прошлое.

Тщетно. Ничего теперь уже не станет прежним.

Наконец она пошла в туалет, где недоуменно уставилась на отражение в зеркале. Эта женщина с белым лицом и пустыми глазами не она, не Грейс Сент-Джон, эксперт по расшифровке старинных манускриптов и переводчик с древних языков. Та — веселая, со счастливыми голубыми глазами, у той — лицо женщины, которая любит и любима. Конечно, она слегка полновата, совсем не девушка с обложки журнала, но Форд любит ее.

Форд умер.

Этого не может быть. Просто нереально. Все случившееся нереально. Если она сейчас закроет глаза, а потом откроет, то окажется в собственной постели и убедится, что ее мучил ночной кошмар или у нее случилось некое психическое расстройство.

7
{"b":"12232","o":1}