ЛитМир - Электронная Библиотека

Грейс крепко зажмурилась, но когда открыла глаза, ничего не изменилось. Она все так же стояла в туалете, а Форд умер. Он и Брайен. Муж и брат, два человека, которых она любила, которые любили ее. Оба ушли навсегда. Уже ничто их не вернет, а с ними будто умер и смысл ее существования, но этот остов из кожи и костей, стоящий перед зеркалом, почему-то не рушился от внутренней пустоты.

Заглянув в свои глаза, Грейс вдруг поняла, что совсем не пуста. В ней бушует нечто первобытное, непостижимое — дикая смесь ужаса, гнева и ненависти. Она должна вступить в бой с Перришем, но если ее схватят, выиграет он, а этого нельзя допустить.

Ему нужны материалы. Причем Сойер хочет не только заполучить их любым путем, но и уничтожить тех, кто знает о существовании документов. Она лишь начала работать над ними, а Перриш, видимо, решил, что ей известно их содержание. Неужели там есть нечто, из-за чего должны были умереть ее муж и брат?

Значит, она просто обязана защитить компьютер от дождя. В нем все ее заметки, все журнальные статьи и лингвистическая программа, которая помогает ей в работе, к тому же через модем есть возможность получать любую информацию. Она должна выяснить, почему погибли самые близкие ей люди.

Чтобы справиться с задачей, ей необходимы деньги, следовательно, нужно заставить себя идти к банкомату, а если в нем не хватит наличности, искать следующий.

Руки у Грейс онемели, ноги дрожали от слабости, ей даже пришлось опереться о стену. Грейс оттолкнулась, сделав первые неуверенные шаги, пока страх и усталость снова не приковали ее к месту.

Форд. Брайен.

Будь все проклято!

Ноги двигались, неуклюже, тяжело, но двигались, а именно это ей сейчас и требовалось. Сумочка, соскользнув с плеча, ударяла ее по бедру. Идиотка! Бродит ночью с сумочкой на виду, просто чудо, что ее до сих пор не ограбили и не убили.

Она вернулась в спасительную тень и с ужасом оглядела темный переулок, ожидая увидеть грабителей. Никого. Видимо, дождь оказал ей услугу, заставив попрятаться всех наркоманов, воров и бродяг.

Грейс невесело засмеялась при мысли, что выросла в Миннеаполисе, а понятия не имеет, где сейчас находится. Она знала свой район, дорогу к университету, в библиотеку, на почту, в магазин и прачечную, к врачу и стоматологу. Объездив шесть континентов и бог весть сколько еще стран, путешественница, как выяснилось, совершенно не знакома с родным городом, ибо всегда довольствовалась своим маленьким безопасным мирком.

Теперь, чтобы выжить, ей придется быть чуть похитрее и научиться думать, как эти ночные хищники.

Грейс сунула в карман пластиковую карточку, опять забилась под навес и, поставив компьютер на землю, начала разбирать содержимое кошелька. Деньги, сорок или пятьдесят долларов, она переложила в карман чемодана. Считать их не было нужды, поскольку большую сумму она никогда с собой не носила. Чековую книжку нужно оставить, вдруг удастся ею воспользоваться, хотя она может навести на ее след. Карточку «Америкен-экспресс» тоже. Грейс положила их в пластиковую сумку. Затем, не глядя, вытащила из целлофанового кармашка фотографии и тоже опустила в сумку.

Что еще? Водительские права, карточка социального страхования. Зачем они ей? Права только помогут ее опознать, чего ей совсем не хотелось, а карточка… У Грейс опять вырвался смех. Вряд ли у нее много шансов остаться в живых, чтобы получить страховку.

Но и выбрасывать документы опасно, их найдут уборщики мусора, сообщат в полицию, что облегчит копам работу. Повинуясь импульсу, Грейс достала из пластиковой сумки чековую книжку, вырвала один листок, сунула в кармашек, где лежали деньги, а книжку положила обратно в сумочку на длинном ремне.

Тюбик бальзама для губ она тоже оставила, но расческа вызвала сомнения. Господи, ее муж и брат убиты, за ней гонится полиция, а она волнуется о том, что будет непричесанной? Тем не менее расческа упала в сумку.

Негнущиеся пальцы нащупали мелочь и карандаши. Грейс взяла два. Временами, когда при расшифровке попадалось непонятное слово, ей требовалось написать его на бумаге, и тогда она вдруг сразу находила нечто похожее в других языках, других алфавитах.

Громоздкий еженедельник Грейс проигнорировала. Там расписана жизнь, которой больше не существует. Но она оставила пачку бумажных носовых платков, спрей для чистки очков, мятные таблетки. Металлическую пилку для ногтей она сунула в карман — единственная вещь, которая послужит ей оружием. Что делать с ключами? Может, незаметно вернуться и украсть свою машину или пикап Форда? Нет, это глупо. Выбрасывать тоже нельзя. Если кто-нибудь найдет ее кошелек с адресом и ключами, угонит машину, это введет полицию в заблуждение.

Жевательная резинка, увеличительное стекло… оно необходимо для работы. Зачем ей столько барахла? Невольное раздражение стало первым чувством, которое пробилось сквозь парализовавшее ее горе и отчаяние. Нужно избавиться от всего лишнего, не теряя времени, и начать в конце концов действовать, ибо промедление играет на руку Перришу.

Грейс швырнула кошелек в мусорный бак, откуда раздался писк испуганной крысы, и заставила себя выйти из спасительной тени на свет.

Когда ее осветили фары приближающейся машины, она снова окаменела от страха, но шофер даже не взглянул в сторону грязной фигуры, стоящей на тротуаре. Машина свернула за угол, и Грейс опять сосредоточила внимание на банкомате, потом, сделав глубокий вдох, шагнула на мостовую, не сводя глаз с медленно приближающейся цели.

Ей хотелось повернуть назад, она чувствовала себя голой, и это ощущение было настолько сильным, что Грейс содрогнулась от ужаса. Кто-то может следить за ней, дожидаться, пока она получит деньги, а потом ограбить или даже убить. Кроме того, на нее нацелена камера банкомата, которая фиксирует каждое ее движение.

Грейс попыталась вспомнить, сколько денег на их счете. Черт побери, она выбросила чековую книжку, не удосужившись посмотреть на сумму, но не возвращаться же в тот переулок, чтобы искать в мусорном баке свой кошелек. Она будет забирать наличность, пока банкомат сам ее не остановит.

Он остановил ее на трех сотнях долларов. Грейс в замешательстве уставилась на экран компьютера. «Операция закончена». Она знает, что на счете больше двух тысяч, не такая уж крупная сумма, однако для нее это сейчас вопрос жизни или смерти. Может, в банкомате не хватило денег? Кажется, существует лимит. Грейс снова набрала код, затребовав теперь лишь сто долларов. «Операция закончена».

Ее охватила паника. Неужели копы успели заморозить счет? Нет. Банки еще закрыты. Просто в чертовой машине кончилась наличность.

Она торопливо разделила триста долларов, положив в разные карманы на случай ограбления. Деньги она отдаст не сопротивляясь, но за компьютер и драгоценные файлы будет сражаться. Без них ей никогда не узнать, почему умерли Форд с Брайеном. Отомстить за дорогих людей недостаточно, она обязана выяснить, почему их убили.

Придется искать другой банкомат. Только вот где? Они установлены на почтах, которые сейчас еще закрыты. Есть же места, где работают круглые сутки, может, супермаркет? Грейс вспомнила, что когда они открывали счет, им в банке выдали список удобно расположенных банкоматов.

— Гони деньги.

Парни, белый и негр, возникли неожиданно, поэтому Грейс даже не успела среагировать. В руке белого сверкнул нож.

— И не дури. — Запах у него изо рта был не менее смертоносным, чем оружие. — Просто отдай мне деньги.

Грейс молча достала из кармана свернутые купюры. Их взял негр, а белый приставил лезвие к ее лицу, и она вовремя откинула голову, чтобы нож не поранил щеку.

— Я все видел, сука, давай остальные.

Значит, они действительно следили за ней. Грейс сунула руку в другой карман, незаметно отделив пальцами часть денег, которые тоже забрал негр.

Оба тут же исчезли, растворившись в темноте и даже не поинтересовавшись сумкой, а она закрыла глаза, пытаясь устоять на ногах под тяжестью навалившегося отчаяния. Во всяком случае, остался компьютер. У нее больше нет мужа, нет брата, но есть… проклятие… компьютер.

8
{"b":"12232","o":1}