ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Всё, прошли! — ахнула она.

— Да, успешная переброска… Смотрите! — И экран, который затопили статические помехи, вновь ожил, появилось изображение диска Земли, из-за краешка выглядывал яркий кусочек Луны.

Юпитер воскликнул радостно:

— Ага, план сработал! Ух, надоел же мне этот старик! — Он отпустил электроды, сгибая и разгибая с хрустом уставшие пальцы. И вновь удивившись странной реакции спутников, — отчего они так на него смотрят? — сказал обиженно: — Но мы же потеряли прямую связь с Миром! Какая теперь разница!

— Ну и подонок же ты! — с отвращением процедила Миранда, но мгновение спустя уже забыла о Юпитере. Многолицый открыл глаза.

— Он пришел в себя! — вскрикнула Миранда. — По-моему… он пытается что-то сказать…

— О, это хорошо, — добродушно сказал Юпитер. Значит, им не придется делить кабину с протухшим трупом.

— Заткнись! — приказала Миранда, наклоняясь ниже, к самым губам Многолицего. — Что? — прошептала она, и Многолицый, едва шевеля губами, попытался опять сказать что-то.

— Оста… новите… Кажется, он сказал «остановите» и замолчал. Да, да! — подбодрила его Миранда. — Кого остановить, Фунг? Или что?

— Остановите… урней… спасите… Землю… Они… ее… уничтожат… остановите…

— Что? — изумленно воскликнула Миранда, не поверив собственным ушам. Вопрос был бессмысленный — ведь у старика едва ли оставались силы повторить все сначала. — Он сказал: «Остановите урней, спасите Землю. Они ее уничтожат», — повторила Миранда вслух, чтобы все остальные слышали, потом снова нагнулась к Многолицему. Она сказала встревоженно: — Не волнуйся, Фунг, урни не причинят вреда. Я понимаю, ты патриот своей страны и так далее, но главное, не беспокойся, Китай почти не пострадает… Урни ведь только стремятся освободить Америку, им больше ничего не нужно…

На нее смотрели печальные, скорбные глаза старика. Губы вновь зашевелились, но на этот раз совершенно беззвучно.

— Фунг, ты напрасно теряешь силы, — грустно сказала Миранда. — Не пытайся разговаривать. Я тебе обещаю, все обойдется…

Многолицый с трудом провел по пересохшим губам языком и даже не произнес, не прошептал, а едва слышно выдохнул:

— Пожалуйста…

Миранда покачала головой, потом вдруг удивленно вскинула голову, почувствовав бортовой толчок. Она окликнула Делилу:

— Что ты делаешь?

— Коррекция курса, — отрезала Делила, не оборачиваясь. Пальцы ее проворно бегали по панели управления, она не спускала глаз с приборов. В ее тоне, в ее позе Миранде почудилось что-то странное. И опять-таки, странно, что Кастор, внимательно вслушивавшийся в слова Многолицего, вдруг, как бы невзначай, переместился и теперь висел в воздухе между Делилой и Юпитером и пристально смотрел на янки, как будто чего-то ожидая…

— В чем дело? Что происходит? — громко спросила Миранда, и Юпитер, который наконец опомнился, схватился за саквояж, выудил из него парализатор и направил оружие на Делилу.

— Измена! — вскричал он. — Замри на, месте, Цзунг! Убери руки с пульта!

Делила замерла. Станнеры не убивают, но приятных ощущений тоже не испытываешь; придя в себя после выстрела — кажется, в тело впились тысячи иголок. Не говоря уже о том, что парализованная и оглушенная, она напрочь выйдет из игры и ничем не поможет спасти родную планету. Кастор тоже застыл на месте, и по той же причине. Кроме того, он ведь находился к Юпитеру ближе, чем Делила. Даже Миранда остолбенела с открытым ртом — она совершенно ничего не понимала! — чем вывела Юпитера из себя.

— У вас в Настоящей Америке все сестрицы такие тупые? — громогласно поинтересовался он. — Ты разве не видела, что она делает? Ты была права: они задумали измену!

— Юпитер, послушай… — начала она рассудительным тоном, понятия не имея, как закончить предложение.

— Не пререкаться! И отпусти старика! Садись за пульт вместо Делилы! — Миранда не двигалась с места. — Быстро! — рявкнул он яростно. — Она хотела уничтожить разведкорабль и переходник! Ну, вытащи ее из кресла! Свободу Америке!

6

СВОБОДУ АМЕРИКЕ! Что ж, приказ был ясен и недвусмысленно прост. Слова проникли в подсознание Миранды, привели в действие рефлексы, которые она успела отшлифовать за всю свою жизнь. Она ничего не понимала, она словно отупела, но услышав приказ действовать, она начала действовать. Осторожно опустив голову Многолицего на подголовник кокона, она передвинулась к пилотскому креслу, стараясь не оказаться на одной линии со стволом парализатора и Дзунг Делилой.

— Простите, — рассеяно сказала она и даже не обратила внимания на удивленный взгляд Делилы. Миранда на нее не смотрела. Она смотрела на экран пилотского пульта, где виднелся бело-голубой мраморный шар и его спутница, похожая на замусоленную таблетку аспирина.

— Юпитер! А почему Многолицый сказал, что урни уничтожат Землю? — поинтересовалась она, задумчиво глядя на шар планеты.

— Глупейший вопрос! — отрезал Юп. — Лучше смотри, что делаешь! Сейчас не время для глупых вопросов — от нас зависит исход величайших событий!

— Конечно, — рассудительно сказала она и кивнула. — Но ума не приложу, о чем это он… Может, ты мне объяснишь?

Делила плавала рядом с креслом второго пилота, ухватившись за петлю на спинке.

— Он мог бы объяснить тебе, Миранда, но не станет, — сказала она.

— А ну тихо! Прекратить разговоры! — приказал Юпитер, но Миранда вскинула руку, успокоила его.

— Почему же он не расскажет мне?

— Потому что сам понятия не имеет о том, что происходит, — в голосе Делилы, которая старалась говорить спокойно, слышалось напряжение. — Не больше, чем ты. Спроси-ка его о предыдущих союзниках урней! Поинтересуйся, кому из них удалось выжить?

— Каких союзников? — Миранда нахмурилась, стараясь сообразить, о чем идет речь.

— Обо всех! Они все погибли — все эти разумные существа, — и нас ждет так же участь, если мы не остановим этого безумца с парализатором!

— Ну ничего себе! — взвыл Юпитер, размахивая парализатором. — Да как ты смеешь! Я не безумец! Ты считаешь меня сумасшедшим, потому что я — верный патриот родной страны!

— Ты — предатель рода человеческого, — фыркнула Делила, но Юпитер не собирался ввязываться в дискуссию.

— Так, вот теперь ты замолчишь, — сказал он с угрозой, — или я тебя заставлю закрыть рот! А ну давай, шевелись, перебирайся вон туда, вместе с Кастором! Миранда, бери управление на себя! И следи, чтобы ни один из них не приближался к пульту! — Его лицо осунулось от гнева, покраснело. Нет, какие наглецы! Но все-таки для Юпа наступил его звездный час, и гнев быстро уступил место другим, более возвышенным чувствам. Он помахал станнерами — сейчас Юп сжимал в каждой руке по станнеру, — загоняя Делилу и Кастора подальше, в задний угол кабины, к самой стенке. — И без фокусов! — предупредил он. — И никаких разговоров!

К досаде Юпитера, они не собирались подчиняться всем приказам без исключения, потому что Кастор заявил:

— Я — Президент Соединенных Штатов. Я приказываю сдать оружие!

Юпитер наморщил лоб.

— Неправильный приказ, не имеет силы, — возразил он.

— Президент является главнокомандующим всех вооруженных сил, — сказал Кастор. — Все мои приказы должны исполняться.

— Значит, ты — неправильный президент! — решил Юпитер. — Оружия я не сдам. Мы будем действовать по плану. Мы свяжемся с китайскими кораблями, отвлечем их внимание, заставим перейти на низкую орбиту, а флот тем временем последует за нами — и тебе нас не остановить!

Кастор покачал головой.

— Ну, хорошо, Юпитер. А что потом?

— Как что? Освободим Америку, ясное дело!

— Но кто ее освободит, Юпитер? Ты об урнях говоришь? Ты хоть понимаешь, что начнется, как только в бой вступят урни?

Юпитер помолчал, поморщил лоб и сказал:

— Господин президент, я бы хотел по-прежнему относиться к вам, как к законному президенту моей страны, но вынужден предупредить — не стоит в таком тоне говорить о наших союзниках-урнях! Это равносильно измене!

67
{"b":"122327","o":1}