ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не плачьте, — шепнул он и вытер ее слезы.

Спустя пять минут, которые показались Суини долгими часами, озноб отступил на секунду, позволяя ей расслабиться. Размякнув и тяжело дыша, она лежала в объятиях Ричарда, но потем начался новый приступ. У нее сжались челюсти, а тело затряслось так, что застучали зубы.

Следующая передышка длилась чуть дольше, и Суини даже начала надеяться, что все уже позади. Тепло Ричарда проникало в ее тело, добираясь до глубин ледяного кома, который не растопили ни горячая вода, ни нагретый воздух, ни кофе, сколько бы она его ни пила. Ричард вспотел; Суини чувствовала влагу, проступившую на его коже. Она попыталась вытянуться, размять уставшие, измученные мышцы, но даже слабое движение вновь вызывало приступ озноба.

Ричард помог ей справиться с приступом, шепча на ухо успокаивающие слова. У девушки мелькнула смутная, расплывчатая мысль, что ее вовсе не нужно успокаивать. Пока Ричард рядом, ей нечего бояться холода. Просто удивительно, сколь крепка была ее уверенность в этом.

Она вновь замерла, тихо примостившись в его объятиях. Шли минуты, в комнате царила полная тишина, нарушаемая только их дыханием и сильными ритмичными ударами сердца Ричарда, отдававшимися в ушах Суини.

Она лежала почти нагишом, на ней были только трусики и носки. На Ричарде и того меньше — только плотно облегающие плавки. Завитки волос на его груди щекотали соски Суини, заставляя их сжиматься, хотя она уже не чувствовала холода. «Какое твердое у него тело», — полусонно подумала девушка, пощипывая губами его плечо и не вполне отдавая себе отчет в том, что делает. Твердое и мускулистое. Ее ладонь скользнула по плечу Ричарда, поглаживая твердые вздутия его трицепса, ощущая силу, крывшуюся под гладкой теплой кожей. Даже его живот был твердым, а ноги словно состояли из могучих пластов мышц.

Напружиненный член Ричарда уткнулся ей в живот, и Суини почувствовала какое-то иное тепло, сконцентрировавшееся между ее ног. Она шевельнулась, инстинктивно прижимаясь к нему бедрами. Девушка сознавала, сколь опасно такое поощрение, но действие на мгновение опередило мысль; впрочем, она все равно не отодвинулась. Ощущение было на редкость приятным и совсем не вызывало у нее протеста.

Ричард нежно и ласково поцеловал ее в лоб.

— Согрелись наконец? — спросил он, и Суини кивнула. — Вот и хорошо. — Дуновение его вздоха коснулось закрытых глаз девушки. — Чувствуете сонливость?

— Угу.

— Тогда засыпайте, Суини. — Во всяком случае, ей показалось, что он назвал ее «Суини». Имя прозвучало как-то иначе, но девушка точно не знала, в чем было дело. Она медленно, с наслаждением втянула в легкие теплый воздух, напитанный его запахом, чувствуя, как слабеет и исчезает напряжение, сковывавшее глубины ее тела.

Ричард накрыл ладонью грудь Суини, а его большой палец начал поглаживать ее сосок. До сих пор она не верила, что грудь может быть источником удовольствия, как утверждают книги и кинофильмы. Суини не испытывала ничего, кроме раздражения, когда какой-нибудь юнец хватал ее за грудь и начинал терзать соски, надеясь, что она потеряет голову от восторга. Между тем у нее появлялось лишь одно желание — дать ему по морде. Но бить Ричарда ей не хотелось. От кругообразных движений его пальца в соске возникло колющее тепло, сменившееся почти невыносимым напряжением. И вдруг по груди Суини разлился жар, он достиг ее бедер, то тут, то там вспыхивая огнем и распространяясь по всему телу. Она издала короткий, чуть слышный стон сладострастия.

Ричард вновь и вновь поглаживал ее грудь, и с каждой секундой наслаждение ширилось, пока не заполнило Суини целиком. Теперь все ее тело пылало от вожделения. Она задвигалась, то прижимаясь к Ричарду, то отступая, будто волна неумолчного прибоя. Едва слышный предостерегающий голос рассудка утонул в потоке небывалого физического наслаждения.

Ричард потянул Суини за волосы и откинул ее голову назад. Его рот коснулся ее губ, мало-помалу прижимаясь все сильнее, пока наконец они не разомкнулись. Тогда он и впился в губы девушки крепким глубоким поцелуем, увлекая ее ритмом напористых движений своего языка. Суини не открывала глаз; она не решалась этого сделать, ошеломленная охватившим ее желанием — таким настойчивым и соблазнительным.

Он чуть сдвинулся, и теперь его напряженный член касался ее лона. Суини почувствовала, как раскрываются нежные складки между ее ног, впуская плоть Ричарда. Девушка вздрогнула, охваченная беспокойством, прорвавшимся сквозь пелену желания. От этого легкого движения член Ричарда скользнул по ее складкам, оставив ощущение удовольствия и воспламенив ее нервные окончания. Если бы их не разделяли трусы, Ричард уже вошел бы в нее, потому что Суини была не в силах обуздать конвульсии, сотрясавшие ее бедра. Стон, зародившийся глубоко в груди Ричарда, вибрирующим звуком вырвался из его горла.

Суини чувствовала, как выгибается ее тело, все сильнее напрягаясь от жаркой волны ощущений и заставляя прижиматься к Ричарду. Она издала негромкий отчаянный крик, изо всех сил стараясь не вцепиться в него, а вместе с тем раздвигая ноги. Ее вновь охватила боль, но совсем другая, пустая и жаркая, почти безумная от желания. Когда Ричард обхватил ягодицы Суини и задвигался, она замерла и затаила дыхание. Это продолжалось невыносимо долгое мгновение, после чего напряжение разрядилось, и девушку захлестнули судорожные волны наслаждения. Она слышала собственные крики, тонкие и неистовые, чуть заглушенные поцелуем Ричарда. А потом уже ничего не помнила.

Постепенно сознание прояснилось, и Суини с изумлением обнаружила, что ее кожа глянцевито блестит от пота. Как только улеглось сердцебиение, она услышала, что сердце Ричарда отчаянно колотится, но он ласково прикоснулся к ней, укладывая так, чтобы ее голова оказалась на его ладони.

— Засыпай, — прошептал Ричард. Суини не оставалось ничего другого. Ее мышцы словно растаяли и не хотели повиноваться.

— У меня был оргазм, — удивленно выдохнула она.

— Я знаю. — Ричард негромко хмыкнул. Суини догадалась, что он неподдельно изумлен, хотя и старается не показывать этого. Она уткнулась в него лицом, глубоко вздохнула и уснула, как ребенок.

Ричард чуть сдвинул вниз пышущее жаром одеяло. Он не хотел, чтобы у Суини начался еще один ужасающий приступ озноба, но опасался, как бы кого-нибудь из них не хватил тепловой удар. В квартире было так душно, что он едва дышал и обливался потом. То, чем они только что занимались, еще больше разгорячило их. Никогда раньше ни с одной женщиной Ричард не испытывал ничего подобного — Суини мгновенно и страстно отзывалась на его ласки, возбуждая до предела. Еще ни разу в жизни он не получал такого удовольствия от близости, не завершившейся полным удовлетворением, казалось, сейчас он мог бы кончить от легчайшего прикосновения руки Суини.

Ричард мог овладеть ею и знал: впоследствии она не стала бы обвинять его в том, что он воспользовался моментом. Суини, с ее неколебимым прямодушием и честностью, полностью отвечала перед собой за свои поступки.

И все же Ричард понимал, что, взяв эту девушку, воспользовался бы ее беспомощным состоянием. Она невероятно ослабла, непрекращающийся конвульсивный озноб высосал из нее всю энергию. Суини была не в силах защищаться, и он мог сделать с ней все, что хотел.

Но оказалось, что больше всего ему хотелось защитить ее, позаботиться о ней.

Ричард сам не знал, как ему удалось сдержаться. Вспомнив ее высокие, округлые груди с нежной голубой сеточкой вен и маленькими тугими сосками, он крепко зажмурился. Теперь эти нежные бугорки расплющивались о его тело, соски набухли и были такими твердыми, что он ощущал их.

К этой минуте щеки Суини окрасились нежным румянцем, кожа разгладилась и стала податливой, пупырышки озноба исчезли. С девушкой происходило что-то неладное, но Ричард не понимал, что именно. Он не знал ни одной болезни, при которой человека согревает только чужое тело, а все другие источники тепла оказываются бессильными. Сегодня недуг Суини проявился гораздо острее, чем в прошлый раз; налицо были все признаки переохлаждения, включая затрудненную речь. Именно поэтому он и снял с нее одежду, понимая, что Суини согреется скорее, если их не будет разделять теплоизолирующая ткань. Ричард понимал также, чем все это может кончиться, и старательно сдерживал себя, намеренно возбуждая девушку.

28
{"b":"12233","o":1}