ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сама не пойму, зачем я тебе это рассказала, — пробормотала Суини.

Ричард бросил взгляд на девушку, продолжая играть ее волосами.

— Ты прекрасно все понимаешь, — мягким голосом отозвался он. — А почему ты думаешь, что это призраки?

— Потому что эти люди мертвы, — раздраженно ответила Суини, сердито посмотрев на него. — Если ты, побывав на похоронах человека, через месяц встретишь его на стоянке супермаркета, разве тебе не покажется это странным? — Она решила не обращать внимания на загадочный тон, каким Ричард произнес «ты прекрасно все понимаешь».

— Конечно, покажется. — Губы Ричарда дрогнули, словно он пытался скрыть ухмылку. Суини хотелось узнать, что смешного он в ней нашел. На его лице то и дело появлялось такое выражение, будто он пытается подавить смех.

— Что тебя рассмешило?

— Ты. Ты только и думаешь о том, как бы восстановить разделяющую нас стену, и даже не замечаешь, что я уже пасусь с тобой на одной лужайке.

— Мы договорились избегать близких отношений…

— Насколько мне помнится, это не совсем так, — спокойно возразил Ричард. — Наши с тобой отношения уже довольно близкие. Мы договаривались не заниматься сексом и не занимались им, хотя должен тебе признаться, Суити, я едва удержался от соблазна.

«Он забавляется с моим именем, то опуская» н «, то заменяя на другой звук», — подумала Суини. Может, причина тому — остатки протяжного виргинского произношения, которого она до сих пор не замечала в его речи, хотя теперь сама удивлялась почему. И вообще ему следовало бы одеться, а не лежать на ней почти голым. Грудь парня из рекламы кока-колы не шла ни в какое сравнение с широкой мускулистой грудью Ричарда, покрытой восхитительной растительностью. Суини захотелось положить на нее руки, почувствовать под своими ладонями биение его сердца, вобрать впрок немножко его тепла на тот случай, если она вновь замерзнет, а Ричарда не окажется рядом.

— Расскажи мне еще о призраках, — вкрадчиво попросил Ричард.

Что ж, она уже выпустила кота из мешка, теперь можно рассказать все. Казалось, Ричард расположился здесь надолго и не двинется с места до тех пор, пока не выслушает ее до конца.

— Впервые это случилось в Клейтоне, около года назад. Маленький мальчик по имени Сэм Бересфорд умер от белокровия, а через месяц я встретила его на стоянке супермаркета. Он пытался привлечь к себе внимание матери, заговорить с ней… ну и так далее.

— Печальная история, — заметил Ричард, и Суини кивнула.

— Со временем я встречала призраков все чаще, а Клейтон — такой маленький город, что я знала в лицо почти всех его обитателей, даже если была с ними незнакома. Они приветствовали меня взмахом руки, и я вдруг поймала себя на том, что сама машу в ответ или здороваюсь, а окружающие бросают на меня странные взгляды. Тогда я поняла, что мне лучше уехать. Здесь тоже немало призраков, но они — жители Нью-Йорка и очень редко заговаривают со мной.

Ричард едва не расхохотался, но вновь подавил смех.

— Надо думать, сталкиваться с призраками в маленьком городе — удовольствие небольшое, — пробормотал он.

— Ты мне не веришь? — Суини вздохнула, ее глаза погрустнели. — Я бы и сама не поверила, случись это с кем-нибудь другим.

— Я этого не говорил. — Ричард оставил в покое волосы девушки и прикоснулся к ее щеке. — Во всем, что касается привидений, я придерживаюсь широких взглядов. Рассказывай дальше.

Суини пожала плечами.

— Они какие-то полупрозрачные, двухмерные, разговаривают металлическими голосами. И всегда знают, что я их вижу. Понятия не имею откуда, но они это знают.

— Значит, ты увидела призрак торговца, которого нарисовала? И поняла, что он умер?

— Он подошел ко мне на улице. Вынырнул из-за спины и попросил отправить своим сыновьям набросок, на котором я изобразила его лицо. Но откуда ему было известно, что я нарисовала его? Я сделала эскиз в ту ночь, когда он умер, и, естественно, не успела показать его старику.

— Ты отправила эскиз его сыновьям?

Суини кивнула.

— Да, еще вчера.

— А картина по-прежнему у тебя?

Суини забеспокоилась.

— Разумеется. А что?

— Хотелось бы взглянуть. Из чистого любопытства.

Суини уже собралась подняться, но вспомнила, что на ней нет одежды. Поскольку Ричард уже видел ее грудь и прикасался к ней и учитывая все то, чем они занимались, любая современная женщина на ее месте не раздумывая встала бы и оделась.

— Вот тебе еще одно доказательство того, что я не от мира сего. — Суини с удрученной улыбкой посмотрела на Ричарда и увидела его хмурый взгляд, прикованный к ней. Ее сердце дрогнуло, все в ней затрепетало. Нет, он не должен смотреть на нее этим взглядом…

— О чем ты?

Суини показала на свою одежду.

— Отвернись.

— Ага. — Ричард понимающе кивнул, но и не подумал встать с постели. Его серьезный взгляд был пронизывающим, и Суини не решалась гадать, что он означает.

Впрочем, она и сама не знала, чего опасается больше — того ли, что Ричард слишком многого хочет от нее, или того, что ничего не требует.

Он провел большим пальцем по ее губам, потом по щеке до скулы. Мгновение они молча смотрели друг на друга, затем Ричард сообщил:

— Я ускоряю процедуру развода.

И мы сможем быть вместе. Суини не желала играть с Ричардом и делать вид, что не понимает смысла его слов. Он хочет быть с ней и ради этого готов двигать юридические горы. Очень лестно, конечно, что Ричард проявляет такую решительность из-за нее, но и чуть-чуть страшновато. А если честно, по-настоящему страшно.

Суини было хорошо одной, ее устраивала такая жизнь, но в эту секунду она без всякого внутреннего сопротивления поняла, что грядут перемены. Ричард намерен все изменить. И что важнее, она сама жаждет этих перемен. Впервые в жизни Суини подумала, что было бы лучше, если бы рядом оказался кто-то близкий. Ей хотелось придать своим отношениям с Ричардом новый смысл. Когда человеку не о ком заботиться, кроме самого себя, его жизнь гораздо более предсказуема, однако Суини уже не чувствовала себя таким необитаемым островом, как прежде. Она не сможет всегда полагаться только на свои силы. Дважды ей потребовалась помощь Ричарда, и дважды он явился на ее зов. Ощущение, что рядом с ней тот, на кого можно опереться, было для Суини новым, незнакомым, но и невыразимо умиротворяющим. Еще никогда она не чувствовала себя так уверенно и спокойно, даже — точнее говоря, в особенности — в детстве.

— Одевайся. — Ричард поднялся с дивана и отвернулся.

Суини нужно было надеть лишь свитер и джинсы, и она справилась с этим в считанные секунды. Отбросив волосы с лица, девушка наслаждалась расслабляющим, чуть дремотным, восхитительным теплом. Озноба словно не бывало, осталось только ощущение здоровья и телесного комфорта.

— Сюда. — Она повела Ричарда в студию, хотя в четырехкомнатной квартире он и сам мог бы сообразить, что к чему. Помещение студии предназначалось для устройства хозяйской спальни, но Суини поставила свою кровать в меньшей комнате, и теперь было совершенно ясно, где она спит, а где работает.

Холст с изображением мертвого торговца девушка спрятала в шкаф. Она не могла заставить себя выбросить его, однако ей не хватало духу держать картину на виду. Суини двинулась к шкафу, но Ричард не последовал за ней, а пошел по комнате, останавливаясь у каждого завершенного холста. Плечи девушки скрутила внезапная судорога. Отзыв Кандры о ее последних работах много значил для коммерческого успеха Суини, зато мнение Ричарда значило еще больше для нее самой.

— Твои работы изменились, — бросил он, остановившись возле особенно яркого пейзажа, который стоял, прислоненный к стене. Ричарду пришлось опуститься на корточки, чтобы картина оказалась на уровне его взгляда.

— Я и не предполагала, что ты знаешь мои работы, — удивилась Суини, все еще испытывая тревогу. Она во все глаза смотрела на его загорелую спину, хорошо вылепленные мускулы, очерчивавшие желобок позвоночника. Ну почему он не надел сорочку? Нет, ему определенно следовало одеться — хотя бы ради ее покоя.

31
{"b":"12233","o":1}