ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты смеешь слушать мои пленки? — Кандра с отвращением подумала, что выражается словно средневековая ханжа.

— Эта запись была оставлена на рабочем аппарате, а не на домашнем. Полагаю, тебе следовало бы запретить своему адвокату отправлять послания на работу — разумеется, если ты здесь задержишься.

— Я-то задержусь, а ты — нет, помяните мое слово, — прорычала Кандра и распахнула дверь. — Вон отсюда!

Красивое лицо Кая омрачилось, и он вышел из туалета. Кандра глубоко вздохнула, борясь с желанием плюхнуться на крышку унитаза и разрыдаться. Она должна держать себя в руках. Сегодня утром она поддалась эмоциям и погубила все дело, а теперь вдобавок нужно успокоить Кая. Ей совсем не хотелось заниматься любовью, но, возможно, придется уступить домогательствам мальчишки, чтобы умиротворить его.

Кандра несколько раз глубоко вздохнула и, почувствовав себя увереннее, вновь взялась за косметику. Покончив с этим, она критически осмотрела себя в зеркале и еще немного припудрила пятно на лице. Ладно. Макияж, конечно, далек от совершенства, и все же Кандра выглядела куда лучше большинства женщин после целого дня работы в салоне.

Надо позвонить Оливии, решила Кандра; она и без того совершила глупость, оттянув подписание документов на несколько дней в надежде, что ей как-нибудь удастся возместить суммы, которые уже вычел Ричард. Ничего не вышло. Вне всяких сомнений, Ричард знал, что новые условия вызовут гнев и сопротивление с ее стороны, но в конечном итоге она их примет. Он не оставил ей иного выбора. Ричард не блефовал, и Кандра отлично это поднимала. Ее муж принадлежал к числу людей, которые говорят то, что думают, и поступают так, как обещали. Будь он проклят!

Кандра чуть не расплакалась вновь, но удержалась от слез, снова глубоко вздохнув. Она быстро прошла в свой кабинет, прикрыла за собой дверь и позвонила адвокату.

— Назначьте встречу, — спокойно распорядилась Кандра. — Я подпишу бумаги. Надеюсь, вычеты прекратятся, как только вы позвоните Гэвину Уэллсу.

— Я позабочусь об этом, если не удастся назначить встречу на сегодня. В документы придется внести изменения, это потребует некоторого времени, так что скорее всего подписание произойдет только завтра.

— Меня это устраивает.

Кандра не сомневалась, что ее ждет очередной вариант с зафиксированными в нем уменьшенными цифрами. Она не сомневалась также, что Ричард уже позвонил своему адвокату и распорядился составить документ с новыми условиями, касающимися Суини. Вряд ли они войдут в соглашение о разводе, и все же Ричард наверняка потребует заключить официальный договор, полностью освобождающий Суини от обязательств по отношению к салону.

Распрощавшись с Оливией, Кандра повозилась с электронной записной книжкой и отыскала номер Мак-Миллана. Ответила, конечно же, горничная.

— Скажите, вернулся ли сенатор из Вашингтона?

— Да, мадам. Вернулся. Как вас представить?

— Кандра Уорт. — Кандра не видела смысла скрывать свое имя. Гораздо вероятнее, что Карсон согласится взять трубку, если узнает, кто звонит. Разумеется, это ему не понравится, но вряд ли он откажется.

Ей пришлось подождать несколько минут, и она уже начинала сердиться, когда в трубке наконец послышался звучный голос Карсона. Вот только на сей раз он был не таким бархатным, как обычно, скорее нервным, и это доставило Кандре удовлетворение. Вот и славно. Значит, сенатор беспокоится.

— Чего ты хочешь? — отрывисто произнес он.

Кандра заставила себя весело рассмеяться. Ведь весьма приятно разнообразия ради оказаться хозяйкой положения.

— Очень глупый вопрос, ты не находишь?

— Раздобыть столько наличных не так-то легко.

— Чего уж проще. Продай акции, предъявите к оплате векселя, поройся в своих счетах. Подобным объяснением ты от меня не отделаешься. Если деньги не поступят к завтрашнему утру, уже на следующий день я первым делом отправлю фотографии в «Вашингтон пост». Какой бы снимок выбрать? Пожалуй, тот, на котором вы нюхаете кокаин.

— Хочу поставить тебя в известность о том, что наш разговор записывается на пленку. Этого достаточно, чтобы обвинить тебя в шантаже. По-моему, это уголовное преступление. На твоем месте я бы поостерегся. Теперь, милейшая, мы оба держим друг друга на коротком поводке.

— Неужели? — Кандра с неудовольствием подумала, что Карсон сумел обратить в свою пользу даже навязанный ему стиль переговоров, характерный для Ричарда, — взвинтить ставки до такой степени, чтобы те оказались не по зубам противнику, и не уступать ни пяди. Чертовски действенный принцип. — Боюсь, ты не вполне осознаешь мое положение. Не получив денег, я теряю все, и тогда мне будет наплевать на твои записи. Надеюсь, ты слышал старую пословицу об отчаянных обстоятельствах и отчаявшихся людях?

— Ты, грязная…

— Давайте вести себя так, как подобает цивилизованным людям. — Кандра решила, что на сегодня с нее хватит сцен.

— Цивилизованным… — Сенатор хрипло втягивал воздух, и его дыхание эхом отзывалось в ухе Кандры.

— Пойми, Карсон: ты сможете воспользоваться пленкой только в том случае, если фотографии появятся на страницах журналов, но тогда будет слишком поздно. Твоей карьере придет конец. Мы оба проигрываем, но если ты мне не заплатишь, я все равно окажусь в проигрыше и не вижу причин, почему бы мне не прихватить тебя с собой. — Кандра говорила спокойным, выдержанным тоном, взвешивая каждое слово.

Карсон понимал, что это не пустые угрозы. Наконец он смирился с неизбежным, и его дыхание стало еще более тяжелым.

— Ладно, черт бы тебя побрал. Но до завтра я не успею. Чтобы добыть столько наличности, нужно не менее двух суток.

— В таком случае послезавтра, но ни днем позже.

Сидя за своим столом, Кай ухмыльнулся и дал отбой, следя за тем, чтобы трубка опустилась на рычаг одновременно с трубкой Кандры. Помедли он хоть секунду, на ее аппарате вспыхнет предупреждающий огонек. За те годы, что он работал в салоне, Кай в совершенстве овладел искусством подслушивать разговоры — для того чтобы держать Кандру в руках. Конечно, она считает себя хозяйкой положения, но это продлится лишь до тех пор, пока Кай не решит, что пора разубедить ее в этом.

Итак, эта сучонка решила заняться шантажом. Кай ничуть не удивился; он знал, что Ричард загнал ее в угол, а Кандра не из тех женщин, которые могут обходиться без денег.

«Когда она подпишет соглашение о разводе, салон отойдет в ее собственность, и тогда Кандра вполне может уволить меня, как и обещала», — подумал Кай. До сих пор его устраивали отношения с Кандрой; он держал язык за зубами и как мог старался в постели, но ему надоело быть наложником.

Кандра выплыла из своего кабинета, лучась улыбкой.

— Милый, — сказала она, подходя к столу Кая и легонько прикасаясь пальцами к его шее. — Мне очень жаль, что я вышла из себя. Я и вправду поссорилась с Ричардом и выместила свою злобу на тебе.

«Ну вот, сейчас она предложит потрахаться, чтобы успокоить милого мальчика», — мелькнула у Кая циничная мысль.

Кандра провела пальцами по его волосам.

— Чем я могу загладить свою вину? — проворковала она дразнящим, соблазнительным тоном. Кай поднялся, уклоняясь от ее ласки.

— В этом нет необходимости, — отозвался он самым вежливым тоном, на какой был способен. Кай принял бы предложение Кандры, но в обеденный перерыв у него было назначено свидание, и он считал нужным поберечь силы. «А жаль, — подумал Кай. — Сейчас я мог бы обойтись с Кандрой грубо, куда грубее, чем ей нравилось».

— Не надо дуться, милый, это так некрасиво.

Кай безразлично пожал плечами.

— У меня нет настроения.

— До сих пор такого не случалось.

— Похоже, я становлюсь более разборчивым. — Кай видел, что в глазах Кандры вспыхнул огонек раздражения. Она не привыкла встречать отказ. «Кандра и в самом деле настоящая красавица, — подумал Кай. — Она так хороша собой, что всегда может заполучить любого мужчину по своему выбору». Отпор со стороны Ричарда испугал Кандру, выбил из колеи, а вот теперь скромный помощник отвергает ее притязания. Должно быть, ей кажется, что весь окружающий мир переворачивается вверх тормашками.

39
{"b":"12233","o":1}