ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все гороскопы мира. Энциклопедия астрологических систем различных стран и народов мира
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Туман над темной водой
Теория большого сбоя
Заложница олигарха
Звонок после полуночи
Зимние сказки и рождественские предания
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Иным путем. Вихри враждебные. Жаркая осень 1904 года

Пока Фэйт отпирала ключом дверцу своей машины, на стоянке показался небольшой белый «кадиллак». Машина, резко взвизгнув, затормозила, поравнявшись с Фэйт. Она обернулась и увидела сидевшую за рулем «кадиллака» женщину, которая остолбенело уставилась на нее. В первое мгновение Фэйт ничего не поняла, но потом узнала Монику Руярд или как там ее теперь звали. Женщины неотрывно смотрели друг на друга. Фэйт вспомнила, что Моника в юности никогда не держала себя в руках при встрече с Девлинами и всегда задирала их. В отличие от Грея, который относился к ним вполне нормально. До того злосчастного дня, когда исчез его отец.

Фэйт невольно почувствовала, как в ее сердце шевельнулась жалость. Ведь, судя по всему, Ги мертв, а они все эти годы даже не знали, что с ним произошло. Исчезновение Ги Руярда обернулось тяжелыми последствиями для Девлинов. Но пострадали и его собственные дети.

У «кадиллака» были тонированные стекла, но даже сквозь них было видно, как сильно побледнела Моника. Фэйт жалела о том, что эта встреча случилась так рано. И хотя она твердо решила настоять на своем и остаться здесь, раньше времени лезть на глаза Руярдам не стоило.

Отвернувшись, она села в свою машину и повернула ключ зажигания. Моника загораживала выезд со стоянки, но зато перед Фэйт место было свободно, поэтому она проехала вперед по стоянке и только потом повернула на улицу. Моника осталась за спиной. Фэйт была уверена, что она все еще оторопело смотрит ей вслед.

Вернувшись домой, она обнаружила, что на ее имя пришло несколько факсов. Все от Марго. Сначала она решила разложить покупки, и лишь затем идти в свой импровизированный рабочий кабинет разбираться с возникшими в агентстве проблемами. Работать по линии туризма ей нравилось. Конечно, и здесь всякое случалось. И эта работа доставляла порой головную боль. Но гораздо чаще клиенты бывали довольны. Такова была природа этого бизнеса. В обязанности агентства входила надежная организация туристических туров и развлекательных поездок, а также обеспечение надлежащих условий их проведения. Например, семье, в которой были маленькие дети, не стоило предлагать круиз, в программу которого входили преимущественно развлечения для взрослых. Фэйт набрала себе штат способных работников, так что возникающие проблемы были чисто формального характера: заполнить платежную ведомость, оформить бланки налоговых квитанций, одним словом, бумажная работа. Фэйт распорядилась, чтобы платежи ей присылали, сопровождая ее всей необходимой информацией, по утрам в понедельник. Два дня работы и в среду она будет отсылать квитанции экспресс почтой обратно. План казался выполнимым, а перспектива работы в домашней комфортной обстановке не могла не радовать.

Неудобства ожидали по линии банковских дел. Счет Фэйт был в Далласе. Как личный, так и деловой. Но она не стала переводить свои фонды в Батон-Руж, тем более в Прескот, ибо серьезно опасалась козней со стороны Руярдов. Она пока еще не проверила, кому конкретно принадлежит новый банк в городе. Но понимала, что это, по большому счету, не важно. Так или иначе Грей пользовался в округе огромным влиянием. Конечно, официально на страже интересов клиента банка стоял закон, но Фэйт знала, что в здешних местах Руярды выше закона, и понимала, что Грею не составит большого труда добраться до ее счета, включая и квитанции аннулированных счетов. И не сомневалась в том, что, если дать ему в руки этот козырь, он не преминет его использовать в борьбе против нее. Нет, уж лучше хранить деньги по-прежнему в Далласе.

На гравийной дорожке перед домом раздался скрип. Она выглянула в окно и увидела, как перед крыльцом остановился стального цвета «ягуар». Задернув занавеску, она со вздохом поднялась из-за стола. Она уже знала, кто приехал.

Выйдя в гостиную, она услышала шаги на крыльце и открыла входную дверь.

— Здравствуй, Грей. Заходи. Тебе разонравились «корветы», как я погляжу.

Глянув на нее с некоторым удивлением, он ступил через порог. Грей не ждал, что она вот так спокойно и сразу пригласит его войти. Это все равно что кролик зазывал бы волка в свою норку на огонек.

— Я просто стал осторожнее во многих вещах, — процедил он.

На кончике ее языка вертелось: «И лучше, я полагаю», но она промолчала. Вряд ли Грей Руярд будет отвечать на ее замечание, в лучшем случае решит, что этого и ждал от одной из Девлинов. Так что кокетничать с ним не стоит.

На дворе уже отлетала весна. День стоял жаркий. На Грее была свободная белая рубаха с открытым воротом и брюки цвета хаки. Ее взгляд непроизвольно остановился на расстегнутом воротнике, из-под которого были видны черные курчавые волосы. У Фэйт перехватило дыхание. Она с трудом заставила себя отвести глаза. Он принес вместе с собой в ее дом свежий запах мужчины. В этом запахе было нечто очень сильное, почти животное. Она часто по своей привычке пыталась определить цвет запаха, исходившего от Грея, но сделать это было трудно. Его близость сильно действовала на нее. У Фэйт закружилась голова. Все осталось по-прежнему. В прошлую встречу она была так потрясена вовсе не неожиданностью его появления в мотеле. Просто она, к своему ужасу, поняла, что старые чувства еще не умерли, еще дают о себе знать. Они просто дремали в ней все эти годы. До случая.

Она взглянула на него с потаенным беспомощным гневом. Этот человек втоптал ее в грязь и не остановится перед тем, чтобы сделать это снова… Почему же она не в силах преодолеть в себе то возбуждение, которое он всегда вызывал в ней одним только своим видом?

Грей стоял на пороге почти вплотную к Фэйт и смотрел на нее сверху вниз, сощурив свои темные, почти черные глаза. Она сделала шаг назад. Его габариты действовали на нее угнетающе. Грей был выше ее на добрых десять дюймов. Она вдруг подумала о том, что, даже поднявшись на цыпочки, достанет поцелуем, пожалуй, только до его шеи…

Фэйт испугалась своих мыслей и торопливо взяла себя в руки. Нет, он никогда не узнает о том, что она не в силах сопротивляться его притягательности. Иначе это станет опасным оружием в его руках.

— Какой сюрприз, — внешне беззаботно проговорила она, хотя этот визит на самом деле не был для нее неожиданным. — Садись. Хочешь кофе? Или, может, чай со льдом?

— Не надо любезностей, — проговорил он, вновь надвигаясь на нее. Она услышала злые, яростные нотки в его голосе… — Что ты здесь делаешь?

— Я здесь живу, — ответила Фэйт, изображая на лице деланное удивление.

Она не думала, что он сразу перейдет к сути дела. Но Грей, похоже, решил обойтись без предисловий. Фэйт вновь отошла на шаг назад, отчаянно пытаясь сохранить между ними дистанцию. Он пристально взглянул на нее, и в следующее мгновение в выражении его глаз мелькнуло удовлетворение. Со страхом она поняла: он разгадал, что близость между ними ее нервирует. Тогда Фэйт замерла на месте и открыто взглянула ему в лицо. Нет, ему не удастся запугать ее. Она гордо вскинула подбородок и смерила его холодным, невозмутимым взглядом. Ей нелегко было это сделать, но она справилась.

— Ну, это, полагаю, ненадолго. Зачем ты вернулась? Только зря потратила время и силы.

Улыбнувшись, она отчетливо проговорила:

— Даже тебе будет трудно вышвырнуть меня из моего собственного дома.

Он внимательно оглядел уютную гостиную.

— Я купила его, — добавила Фэйт. — И заплатила все деньги сразу, так что он целиком мой.

Он хрипло рассмеялся, и Фэйт вздрогнула от неожиданности.

— Должно быть, ты выжала из бедного мистера Харди все до последнего цента и развелась с ним? И много тебе удалось от него взять?

Фэйт насторожилась.

— Немало. Но я не разводилась с ним.

— А как же? Или ты выскочила замуж за старикашку, который вскоре откинул копыта? Неужели тебе удалось обмануть других его наследников и обойти их?

Кровь отхлынула от ее лица, которое стало белым, как у статуи.

— Нет, я выскочила за здорового молодого человека, которому только что исполнилось двадцать три. Но он погиб в автокатастрофе. Мы и года не прожили вместе.

28
{"b":"12234","o":1}