ЛитМир - Электронная Библиотека

Фэйт посчитала, что этих сведений для Марго будет вполне достаточно. Ей не хотелось вновь вспоминать события той страшной ночи, хоть она и знала, что Марго станет ей сочувствовать.

Вскоре подошел официант и сказал, что готов принять заказ. Они решили заглянуть в буфет и самостоятельно выбрать блюда. Фэйт каждую секунду остро чувствовала на себе буравящий взгляд темных глаз Грея и уже жалела о том, что Марго уговорила ее сесть во дворике. Гораздо уютнее она чувствовала бы себя в самом ресторане. Но кто же мог знать, что он сегодня объявится в Новом Орлеане? Надо же было им столкнуться в таком большом городе!.. Правда, «Двор двух сестер» слыл популярным заведением, но в Новом Орлеане было немало таких.

Грей и тот человек, с которым он был, ушли из ресторана вскоре после того, как Фэйт и Марго вернулись к своему столику с тарелками. Уходя, он задержался на минутку перед Фэйт.

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказал он. — Приходи сегодня в шесть ко мне в номер. Отель «Внутренний дворик».

Фэйт с трудом скрыла от него свое огорчение. «Дворик» был очень неплохим отелем с прекрасной атмосферой.

Она уже не раз отправляла туда группы своих туристов. Но теперь придется подыскать другое равноценное место, раз Грей является владельцем «Дворика». Что касается самого его приглашения, то оно прозвучало фактически как приказ. Она отрицательно покачала головой.

— Нет, я не приду.

Глаза его сверкнули.

— Что ж, риск — благородное дело, — сказал он и ушел.

— Риск — благородное дело?! — возмущенно повторила за ним Марго, глядя ему в спину. — Какого черта? Что он хотел этим сказать? Это что, угроза?

— Возможно, — ответила Фэйт, пробуя салат. — Мм! Попробуй-ка! Просто прелестно!

— Ты что, с ума сошла? Как ты можешь есть после того, как этот пират пригрозил тебе… — Расстроенная за подругу Марго взяла вилку и попробовала салат. Помолчав, она проговорила:

— Действительно вкусно. Ты права, давай сначала поедим, а потом уже будем беспокоиться о других делах.

Фэйт хохотнула.

— Я уже привыкла к его угрозам.

— Он когда-нибудь выполняет их?

— Всегда. В этом его отличительная черта. Когда Грей что-то говорит, он так и поступает. А то, что при этом он может задеть кого-нибудь своим богатырским плечом, его не волнует.

Вилка Марго звякнула о стол.

— И что ты собираешься делать?

— Ничего. В самом деле, Марго, никакой конкретной угрозы он сейчас не высказал.

— Это означает, что тебе следует ожидать удара с любой стороны.

— Я и так всегда настороже, когда дело касается Грея.

При этих словах боль отразилась у нее на лице, и Фэйт опустила глаза, чтобы Марго ничего не заметила. Как уютно бы она себя чувствовала вместе с Греем, если бы могла довериться ему, если бы вся его решимость и бьющая через край жизненная энергия были направлены на ее защиту, а не на борьбу с ней! Понимают ли Ноэль и Моника, как крупно им повезло, что они имеют рядом с собой такого человека, который всегда готов за них броситься в драку? Фэйт любила Грея, но он был ее врагом. Она понимала, что всегда должна помнить об этом и никогда не выдавать желаемое за действительное.

Она намеренно перевела разговор на другую тему, заговорив не о проблемах, которые возникли у нее лично в Прескоте, а о тех, что появились в связи с ее переездом в Далласе. Слава Богу, их было немного и они были небольшие. Фэйт знала, что сложности будут, но Марго была прекрасным менеджером и неплохо координировала деятельность работников агентства в различных офисах. Плохо было только то, что теперь в командировки могла ездить только Марго, хотя порой требовалось присутствие именно Фэйт. В остальном же ничего не изменилось. Они решили, что, поскольку Фэйт живет теперь близко к Батон-Руж и Новому Орлеану, она сама будет надзирать за местными филиалами, потому что глупо было гонять Марго в такую даль. Сама Марго несколько огорчилась, ибо ей очень понравился Новый Орлеан, но она была практичной женщиной и, между прочим, сама предложила новый план. Одно ее утешало: если Фэйт будет неудобно ездить сюда, ее подменит Марго.

После обеда они расстались, так как отель Марго находился совсем не в той стороне, где Фэйт оставила свою машину. Стало еще жарче, чем утром; воздух был тяжелый, спертый, дышать было трудно. С реки несло илом, а на горизонте стали собираться темные тучи — предвестники весенней грозы, которая на какой-то час прибьет зной к земле, но потом станет еще хуже: улицы превратятся во влажную парилку. Фэйт ускорила шаг, желая добраться до машины до того, как пойдет дождь.

Когда она проходила мимо маленькой дверки, которая располагалась в неглубокой нише и вела в какую-то темную пустую лавчонку, из нее высунулась чья-то сильная рука, крепко схватила Фэйт и утащила с улицы во тьму. «Ограбление!»— мелькнуло у нее в голове. Фэйт пришла в ярость. Слишком много трудов она положила на то, чтобы подняться из грязи и теперь все это вот так запросто отдать? Как советует полиция: «Не сопротивляйтесь и исполняйте все, что вам говорит преступник». Ну уж нет! Согнув руку, она изо всех сил засадила острым локотком в живот грабителя и с удовлетворением отметила про себя, что тот охнул от боли. Развернувшись к нему лицом, она замахнулась рукой и одновременно открыла рот, чтобы криком позвать людей с улицы на помощь. Перед ней стоял высокий мужчина с широкими плечами в дорогом итальянском костюме цвета овсянки. Прежде чем Фэйт успела что-то сообразить, он вновь схватил ее и крепко прижал к себе.

— Боже мой, — услышала она хриплый и вместе с тем удивленный голос Грея. — Ах ты, дикая рыжая кошка! Если ты и в постели такая, представляю себе, что это за испытание!

Потрясение от его намеков, облегчение при виде, что это он, а не грабитель, и… все та же неутоленная ярость. Тяжело дыша, Фэйт изо всех сил уперлась кулачками ему в грудь и вырвалась из его насильных объятий.

— Черт возьми, я думала, что меня грабят!

Он нахмурился.

— Скажи, ты всегда так бесишься, когда думаешь, что тебя грабят? — все еще не убирая руки от живота, недоуменно спросил он. — А если бы у него был нож или пушка?! Разве ты не знаешь, как в таких случаях советует поступать полиция? Лучше отдать кошелек, чем навредить своему здоровью.

— Как же! — возмущенно ответила Фэйт, откинув прядь волос со лба.

Лицо его прояснилось. Он рассмеялся.

— Верю. — Протянув руку, он заправил ей за ухо выбившийся локон. — Сначала дать сдачи, а потом разбираться, что к чему, да?

Она резко отвела от своего лица его руку.

— Зачем было меня так хватать?

— Я не упускал тебя из виду с той минуты, когда ты ушла из ресторана, а эта лавочка… я подумал, что лучше местечка, где бы мы с тобой могли мило поболтать, и не найти. А ты меня не заметила? Надо быть внимательнее.

— Не учи меня. — Фэйт выглянула в открытую дверь на небо. — Мне хотелось бы добраться до машины раньше, чем пойдет дождь.

— Мы можем пойти ко мне в отель. Или к тебе, если не хочешь общаться здесь.

— Нет. Никуда я с тобой не пойду.

«Особенно в гостиничный номер».

Он не оставлял своих сексуальных намеков, и ей все труднее было делать вид, что она их не замечает. Она не доверяла ему и не доверяла себе.

«Главное — держаться от него подальше».

— Ну что ж, останемся здесь, — проговорил Грей, глянув на нее сверху вниз. Он стоял так близко к ней в узком дверном проеме, что ее грудь почти касалась его пиджака. Когда Грей минуту назад прижал ее к себе, чтобы не дать ей крикнуть, он почувствовал прикосновение к себе ее круглых и полных грудей. Ему захотелось увидеть их, дотронуться, вкусить… Грей настолько остро ощущал ее близость, что, казалось, воздух трещит от разрядов электричества и во все стороны сыплются искры. Борьба с Фэйт возбуждала его намного сильнее, чем любовь с другими женщинами. Может быть, в детстве она и была беззащитным существом, но теперь перед ним стояла взрослая женщина, которая не боялась его гнева и не стеснялась показывать свой.

36
{"b":"12234","o":1}