ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я куплю у тебя дом, — вдруг сказал он, напомнив самому себе о том, зачем он, собственно, хотел с ней встретиться. — И заплачу за него вдвое против того, что пришлось отдать тебе.

Ее зеленые глаза сузились и стали еще больше походить на кошачьи.

— По-твоему, это удачное деловое решение? — беззаботно спросила она, хотя он видел, что ярость ее не улеглась.

Он пожал плечами.

— Я могу себе это позволить. А можешь ли ты себе позволить отказаться от этого предложения?

— Могу, — ответила она и улыбнулась.

Он едва снова не рассмеялся. Значит, она все же вышла в люди? Сегодня это ему стало очевидно. Если у нее есть главный менеджер, то наверняка есть и простые менеджеры филиалов. В нем невольно шевельнулось чувство почти отцовской гордости за ее успехи. Грей прекрасно помнил, как убоги были пожитки Девлинов, когда он вышвырнул их из округа. Он помнил, как лихорадочно металась в ту ночь Фэйт по двору, пытаясь собрать с земли хоть что-то. У нормальных людей всегда найдутся друзья или родственники, которые поддержат в трудную минуту, дополнительные источники существования. У Фэйт не было ничего этого и в помине. От этого ее достижения в его глазах выглядели еще более значительными.

«Если бы у нее был мой капитал, — подумал он вдруг, — она сейчас владела бы всем штатом».

Он понял, что избавиться от такой женщины будет нелегко.

Он не мог забыть и об овладевшем им мучительном сексуальном возбуждении. Его никогда не влекло к слабым, беспомощным женщинам, которые нуждались в защите и поддержке. С него вполне хватало Ноэль и Моники.

Фэйт была не такая.

Он пристально вгляделся в ее лицо. В ней действительно было очень много от Рини, но вместе с тем угадывались и различия. Рот у Фэйт был больше и более подвижный, губы полные и нежные, как розовые лепестки. Кожа как у младенца. Даже от легкого прикосновения на ней оставались отпечатки. Ему мучительно захотелось прикоснуться к ней поцелуем. Он покрыл бы поцелуями все ее тело. Пока не добрался бы до нежных складочек у нее между ног. До складочек, за которыми скрывались еще более нежные места. Он почувствовал, что у него наступила сильная и даже болезненная эрекция. Стоя близко к ней, он с упоением вдыхал нежный запах ее кожи. Ему всегда нравилось, как пахнет от женщины, но аромат Фэйт был особый. Он возбуждал настолько сильно, что Грей уже был не в состоянии думать ни о чем другом.

Он знал, что ему не следует этого делать. Ему совсем не хотелось повторять путь своего отца, об исчезновении которого он до сих пор не мог вспоминать без боли и гнева. Ему не хотелось также делать больно Ноэль и Монике, не хотелось вызывать к жизни давний скандал…

На свете существовала, наверное, целая сотня уважительных причин, по которым он должен был удержаться от желания сжать Фэйт в своих объятиях, но в данный момент ни одна из них не имела для него никакого значения. Руки его сомкнулись на ее талии, и ощущения мощной волной мгновенно устремились в мозг. Он увидел, как округлились у нее глаза. Черные зрачки стали настолько большими, что глаза уже не казались зелеными. Она уперла руки в его грудь, но это лишь усилило его возбуждение, ибо под ее ладонями оказались его чувствительные соски. Взгляд его остановился на линии ее губ, он прижал ее к себе еще крепче… Ноги их соприкоснулись, ее полные груди плотно прижались к его животу. Она взволнованно, прерывисто вздохнула, и ее губы на краткий миг разомкнулись. Поймав это мгновение, Грей чуть приподнял ее, склонил к ней голову и накрыл ее рот поцелуем, утоляя свой голод.

Он словно прикоснулся к цветку розы — губы были нежными и благоуханными. Он надавил на них, и они раскрылись еще больше, инстинктивно прижал ее к себе еще крепче. Ему хотелось, чтобы она почувствовала его эрекцию, а она уже не могла ее не почувствовать. Дрожь пробежала по всему ее телу, бедра ее невольно прижались к его бедрам, и в ту же секунду его наполнило ощущение мужского триумфа. Руки ее пробежали по его плечам и сомкнулись на шее, рот раскрылся, чтобы впустить его язык. У Грея закружилась голова. Он попробовал ее язык на вкус. От него шел аромат кофе, чашку которого она только что выпила в ресторане. Она робко обхватила губами его язык, как бы желая втянуть его в себя глубже.

Грей прижал ее спиной к стене. До его слуха, словно сквозь какую-то дымку, доносились голоса прохожих, спешивших по улице, раскаты грома, но все это ничего не значило. В его объятиях трепетала Фэйт, она не сопротивлялась его поцелуям и не просто принимала их, а отвечала с равноценной страстью. Губы ее подрагивали, лаская его язык. Ему захотелось большего, захотелось сразу всего. Грей обхватил руками ее за ягодицы и приподнял так, что как раз уперся в ее закрытое одеждой нежное лоно. Ощущение от этого соприкосновения было настолько сильным, что он не сдержал громкого стона.

По асфальту зашелестели капли дождя, возвещая начало грозы. Торопливо застучали на тротуаре чьи-то каблуки. Раздался особенно мощный раскат грома. Вздрогнув, Грей поднял голову. Этот гром пробился в его сознание сквозь нежную дымку и отвлек на себя внимание.

Это мгновенно разрушило все. Фэйт, вся напружинившись, стала отталкивать его от себя. Он поймал на себе ее горящий яростный взгляд и поставил обратно на пол. Он отпустил ее и быстро отступил на шаг назад.

Она бросилась мимо него в открытые двери, выскочила на улицу и, остановившись, резко обернулась. Фэйт мгновенно промокла под катившимся ливнем, но как будто не замечала этого. Глаза ее гневно сверкнули.

— Не вздумай больше ко мне прикасаться, — низким голосом отчетливо проговорила она.

Повернувшись и наклонив голову, она быстро зашагала по улице. Дождь лил как из ведра, накрывая все вокруг словно серым покрывалом. Он вышел было вслед за ней, намереваясь оттащить ее обратно в укрытие, но остановился и вернулся. Грей понял, что сейчас она ему уже не дастся. Он смотрел ей вслед до тех пор, пока она не скрылась из виду, свернув через два квартала за угол.

Итак, сбежала. Пока.

Глава 9

Пока Фэйт бежала до машины, ее бил жесточайший озноб и от холодного дождя, и от того, что с ней только что произошло. Рука дрожала, когда она пыталась открыть машину. Сделать это с первого раза ей не удалось. Но, наконец, дверца открылась, Фэйт юркнула внутрь и захлопнула ее за собой. Упав грудью на руль и прижавшись лбом к холодному винилу, она зажмурилась.

«Дура!»

Какая же она была дура, что поддалась, уступила своим желаниям, дала ему поцеловать себя!..

Теперь ему все известно, и ей уже не удастся ничего скрыть от него. Из-за нескольких кратких мгновений удовольствия она полностью раскрыла перед ним все свои слабости, и теперь он знает, что она хочет его. Господи, какое унижение! Кровь прилила к лицу, внутри горело, как будто она только что приняла яд. Фэйт прекрасно знала, что за человек Грей — на себе уже приходилось испытывать его жестокость! Это хищник, который, едва завидев, что жертва слабеет в его когтях, делает последний смертельный выпад.

Теперь он не успокоится до тех пор, пока не добьется своего. Первые, как будто небрежные намеки уступят место настоящему соблазнению, а то, что сейчас между ними произошло, убедительно доказывало, что она не способна совладать с собой, не в состоянии сопротивляться ему. А здравый смысл?.. Когда дело касалось Грея, у Фэйт не было здравого смысла. Ужас охватил ее при мысли о том, что ее теперь скорее всего используют, а потом выбросят. Он видел в ней ее мать, шлюху, которая готова раскинуть ноги перед каждым, кто способен этим воспользоваться. А Фэйт почувствовала, как только он прижал ее к себе, что Грей более чем способен… Всю жизнь она мучилась из-за своих чувств к нему. Детское слепое влечение со временем переросло в серьезное взрослое чувство. Ей хотелось только одного: чтобы он любил ее. Тогда и она свободно излила бы на него свою любовь. Но он превратит волшебную мечту в дикий душераздирающий кошмар, ибо для него она всего лишь еще одна шлюха из семьи Девлинов, которой Руярд всегда может попользоваться.

37
{"b":"12234","o":1}