ЛитМир - Электронная Библиотека

Фэйт была склонна с этим согласиться. Она знала, что многие из страха перед Греем просто будут захлопывать перед ней свои двери. Но мистер Плизант уже выполнил то, ради чего она его наняла.

— Я не могу себе позволить пользоваться вашими услугами дальше, — честно призналась она. Он только махнул рукой.

— Я же сказал: из любопытства. Меня всегда привлекали стоящие тайны и загадки.

Фэйт с сомнением посмотрела на него.

— Но часто ли вы из-за этого отказывались от причитающегося вам гонорара?

— Ни разу, — признался он и рассмеялся. — Но деньги мне не нужны, а узнать, что произошло с мистером Руярдом, очень хочется. Не знаю, сколько времени еще смогу вообще работать с моим сердцем. Наверное, не так долго. Поэтому я решил заниматься только теми делами, которые мне по-настоящему интересны. А деньги… Скажем так, в данный момент я не испытываю в них большой нужды.

Зная о том, что его жена умерла, Фэйт ему поверила. Мистер Плизант вдруг опустил голову и стал рыться в своих бумагах. Но она знала, что он просто прячет от нее слезы. Фэйт сделала вид, что ничего не заметила, и предложила ему еще чаю со льдом.

— Нет, спасибо. С меня достаточно одного стакана. Чай со льдом — то, что нужно в знойный день. — Он поднялся со стула, пригладил морщины на костюме. — Если получу какие-нибудь любопытные ответы на свои вопросы, обязательно дам вам знать. Здесь есть мотель?

Она рассказала ему, как добраться до мотеля, и вышла вместе с ним на крыльцо.

— Давайте поужинаем вместе? — повинуясь внезапному импульсу предложила она. Она представила себе, как он будет сегодня в одиночестве жевать сандвич в забегаловке, и ей стало его жаль.

Он покраснел.

— С удовольствием.

— В шесть, хорошо? Я рано ужинаю.

— Отлично, миссис Харди. В шесть, так в шесть.

Он веселой походкой, с улыбкой на лице направился к своей машине. Фэйт проводила его глазами, пока машина не скрылась из виду, а затем вернулась к своим бумажным делам, которые отложила из-за его прихода. Мистер Плизант был ей симпатичен, и она с нетерпением ждала ужина.

Он приехал ровно в шесть, как она и думала. На ужин была свиная отбивная с шафрановым рисом и свежими зелеными бобами. Он все стрелял глазами по сторонам, задерживаясь взглядом то на накрахмаленных салфетках, то на маленьком букете диких роз, который она выставила на стол, и вдыхая аромат домашней еды. Она чувствовала, что по всему этому он уже успел соскучиться.

На десерт был лимонный шербет. Они сидели и болтали.

Ей было легко с ним. Мистер Плизант был старомоден, и оттого Фэйт было очень уютно рядом с ним. В детстве окружающие так редко награждали ее своим вниманием, что теперь Фэйт это очень ценила.

Около восьми часов в дверь неожиданно сильно постучали. Фэйт насторожилась. Она заранее знала, кто это пожаловал к ней в гости.

— Что? — спросил мистер Плизант, видя, как она встревожилась.

— Боюсь, вам сейчас придется познакомиться с Греем Руярдом, — ответила она, поднимаясь из-за стола. Как обычно перед встречей с Греем, у нее сильно забилось сердце. За последние пятнадцать лет в этом смысле ничего не изменилось. Рядом с ним она постоянно ощущала себя одиннадцатилетней большеглазой девчонкой, которая с благоговейным трепетом смотрит на своего идола.

На дворе были уже сумерки, хоть в эту пору весеннее солнце каждый раз как будто с большой неохотой закатывалось за горизонт. Силуэт Грея четко выделялся на фоне бледно-опалового неба. Высокий, широкоплечий мужчина с темным пятном вместо лица.

— Надеюсь, я тебя не отвлекаю? — произнес он таким тоном, что она сразу поняла: на самом деле ему в высшей степени наплевать, отвлекает он ее от чего-нибудь или нет.

— Если бы ты меня отвлекал, я не открыла бы дверь, — довольно резко ответила она, впуская его в дом. Фэйт не хотела отвечать выпадом на выпад. Ради мистера Плизанта. Но так получилось.

Улыбка, с которой Грей посмотрел на мистера Плизанта, уважительно поднявшегося из-за стола, была скорее похожа на волчий оскал. Когда Грей вошел в комнату, та словно стала меньше. На Грее на этот раз была белая рубаха, черные джинсы и ботинки без каблуков. Сейчас он больше, чем когда-либо, походил на флибустьера. Белые зубы сверкали почти так же, как бриллиант в ухе.

— Мы уже поужинали, — ровным голосом проговорила Фэйт. Ей вновь удалось взять себя в руки. — Мистер Плизант, это Грей Руярд, мой сосед. Грей, это Фрэнсис Плизант из Нового Орлеана.

Грей протянул ему для рукопожатия свою здоровенную лапу.

— Друг или деловой партнер? — спросил он таким тоном, как будто имел право это знать.

Мистер Плизант задумчиво пожевал губами и проговорил:

— И то и другое, наверное. А вы? Просто сосед или еще и друг?

— Нет, — быстро сказала Фэйт. Грей бросил на нее тяжелый взгляд.

— Не совсем, — ответил он.

В глазах мистера Плизанта сверкнули живые огоньки.

— Понимаю. — Он поцеловал Фэйт руку, потом чмокнул ее в щеку. — Мне надо идти, дорогая. Пора дать отдых старым костям. Распорядок у меня теперь, почти как у младенца. Прекрасный ужин. Спасибо.

— Вам спасибо, — ответила она и тоже поцеловала его в щеку.

— Я позвоню, — сказал он на прощание, направляясь к дверям. Как и утром, Фэйт проводила его до крыльца и помахала рукой, когда он отъезжал со двора.

Борясь со страхом, она закрыла дверь и вернулась в гостиную, где остался Грей. Когда она вошла в комнату, он молча приблизился к ней почти вплотную. Из глаз его разве что не сыпались искры.

— Кто это был, черт возьми? — прорычал он. — Старичок-ухажер? Зачем ты ездишь в Новый Орлеан? Чтобы совмещать полезное с приятным?

— Не твое дело, — резко ответила она. Фэйт устремила на него горящий взор. Мистер Плизант был на сорок лет старше ее, но Грей тут же подумал, что она спит с ним.

Он сделал еще шаг ей навстречу, сократив дистанцию до предела.

( Черт возьми, вот уже два дня, как это мое дело!

От этого намека на то, что произошло между ними в Новом Орлеане, кровь прилила у нее к лицу.

— Это здесь ни при чем… — начала она смущенно, но он не дал ей договорить, схватив за плечи и сильно тряхнув.

— Ничего себе «ни при чем»! Может быть, тебе освежить память?

Он наклонил голову… Фэйт уперлась руками ему в грудь, но слишком поздно. Его рот накрыл ее губы и… Фэйт будто захлестнуло волной. Кровь бешено застучала в висках, голова закружилась. Напряжение в ней исчезло, губы разомкнулись, чтобы впустить его жаркий язык. Она жадно вдыхала его запах, в котором угадывалось сразу несколько оттенков. И синие, и золотистые, и цвет красного вина… Этот запах окружил ее со всех сторон, не давая вздохнуть. Под ее ладонью тяжело и гулко билось его сердце. Она почувствовала, как он возбужден. Грей неистово терся о ее живот.

Наконец он оторвался от нее и отступил на шаг назад. Грей тяжело дышал, в глазах его блестело возбуждение, губы увлажнились, покраснели и чуть припухли от поцелуя.

Он положил руки ей на плечи и принялся нежно разминать их сильными пальцами.

— Не пытайся отрицать то, что между нами было.

— Ничего не было, — отчаянно солгала она. Грей знал, что она лжет. Она видела, как исказилось гневом его лицо, но все равно солгала.

Фэйт знала, чего он добивается. Тогда в Новом Орлеане она допустила большую ошибку. Дала ему палец, а теперь он хочет забрать всю руку. Возможно, по дороге сюда он думал, что она достанется ему легко. Он уложит ее в постель, а потом уговорит уехать из города. И еще скажет, что это нужно им обоим. Скажет: «Ну ради меня!» Чтобы они могли быть вместе, но не огорчая его мать.

Поэтому она солгала сейчас. Фэйт дала ему понять, что разгадала его планы и не уступит.

Она оттолкнула от себя его руки и отступила в сторону, чтобы он в случае чего не смог прижать ее к двери.

— Всего лишь поцелуй…

— Да, а Кинг-Конг всего лишь обезьяна! Черт возьми, да стой ты спокойно! — раздраженно бросил он, схватив ее за руки. — Не мелькай перед глазами, у меня уже голова кружится! Успокойся, я не собираюсь заваливать тебя. По крайней мере, не сейчас.

40
{"b":"12234","o":1}