ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс широко раскрытыми глазами молча смотрел на нее с минуту, потом чуть поморщился, словно ему стало больно.

— Ги был самым приятным человеком на свете, — наконец произнес он. — Я любил его как брата. Он часто подшучивал надо мной, но в трудную минуту всегда был рядом. Его брак с Ноэль был, что и говорить, неудачным, но все же я был удивлен, когда он вдруг так внезапно исчез. Ведь Ги был прекрасным отцом и нежно любил Монику и Грея. — Он опустил глаза и стал разглядывать свои руки. — Двенадцать лет прошло, а мне до сих пор его так недостает…

— Он по крайней мере звонил? — спросила она. — Связывался со своей семьей? — Алекс покачал головой.

— Нет, насколько мне известно.

— С кем он еще встречался в то лето, кроме Иоланды Фостер?

Он снова устремил на нее пораженный взгляд и с упреком в голосе произнес:

— Это не важно. Уже не важно. Я и Грею постоянно твержу, что это прошлое, которое уже давно мхом поросло. Не нужно его ворошить. То лето всем принесло много страданий, и нет смысла воскрешать их.

— Я не могу вот так просто все забыть. И не я одна. Сколько бы денег и внешнего благополучия у меня ни было, местные жители по-прежнему видят во мне дрянь… — Голос у Фэйт дрогнул на последнем слове. Она никак не думала, что хоть на мгновение потеряет над собой контроль, и теперь разозлилась на себя.

Алекс почувствовал, что ей стало больно. Выражение его лица изменилось. Он вдруг поднялся из-за стола, сел рядом с ней и ободряюще взял ее за руку.

— Я знаю, как вам было тяжело, — мягко промолвил он. — Ничего, когда люди узнают вас получше, они изменят свое мнение. И Грей со временем успокоится. Я же сказал, он просто очень не хочет огорчать своих родных. А вообще-то он справедливый человек.

— И жестокий, — добавила Фэйт.

Печальная улыбка коснулась его губ.

— Да, это тоже есть. Но он не злой, можете мне поверить. Со своей стороны, могу обещать, что приложу все усилия к тому, чтобы он изменил о вас мнение.

— Спасибо, — ответила Фэйт. Она пришла сюда вовсе не за этим, но что поделать, если он свято блюл интересы своих клиентов? Этот визит, однако, не стал пустой тратой времени. По крайней мере теперь можно было смело вычеркнуть из списка подозреваемых Андреа Уоллис.

По дороге домой Фэйт размышляла над тем, что ей сегодня удалось узнать. Если Ги убит, то наиболее вероятными кандидатами на роль убийц ей представлялись Лауэлл и Иоланда Фостеры. Как бы встретиться с кем-нибудь из них? И где, интересно, носит мистера Плизанта?

— Я сегодня виделся с Фэйт, — проговорил Алекс.

Они засиделись у Грея за делами допоздна. Алекс поднял рюмку с бренди и пристально взглянул на молодого человека поверх стекла.

— Сходство и правда потрясающее. Но только на первый взгляд. А если приглядеться, то ее ни за что не спутаешь с Рини. Странно даже… Рини была красивее, а Фэйт тем не менее привлекательнее.

Грей поднял на него свои темные глаза, перехватил взгляд Алекса и буркнул:

— Да, я заметил, что она привлекательна, если ты на это намекаешь. Где ты ее видел? — Он поднял стакан со своим любимым скотчем и пригубил.

— У меня на работе. Она пришла ко мне, чтобы расспросить о Ги.

Грей едва не подавился виски. Он поставил стакан на стол с такой силой, что тот едва не разбился.

— Что-что?! Какого черта?! Что именно ей хотелось узнать об отце?!

Сама мысль о том, что Фэйт могла задавать какие-то вопросы об отце, взбесила его. В эту минуту он совершенно позабыл о том, что она Фэйт, и вспомнил только то, что она Девлин. Он хотел ее и собирался при первой же возможности утолить свою жажду, но не желал, чтобы она хоть как-то прикасалась к его семье. Ни к Монике, ни к Ноэль. Ни к отцу. В какой бы форме это ни происходило. Предательство отца было раной в сердце, которая кровоточила от малейшего к ней прикосновения.

— Она хотела узнать о том, каким он был, связывался ли он хоть раз за все эти годы с вами и… с кем из женщин он встречался в то лето.

Взбешенный Грей даже приподнялся на своем стуле, намереваясь тут же идти к Фэйт и покончить со всем этим раз и навсегда. Алекс остановил его, взяв за руку.

— Она имеет право знать, — мягко сказал он. — Или, по крайней мере, имеет право проявлять любопытство.

— Какое, к черту, право?! — рявкнул Грей.

— Она с тех пор не видела матери.

Грей оцепенел, потом бессильно сел обратно. Алекс прав, будь он проклят! Грей не мог не согласиться с ним, хотя ему это совсем не нравилось. Ведь сам он двенадцать лет назад, в сущности, был уже взрослым человеком, пусть и не искушенным еще в бизнесе. Фэйт же была ребенком, беспомощным и беззащитным. Он не знал о том, как сложилась ее жизнь после той страшной ночи, за исключением того, что она теперь вдова и хозяйка процветающего туристического агентства. Но он чувствовал, что жизнь эта была нелегка. Жить вместе с Эмосом, двумя вечно пьяными старшими братьями и сестрой-шлюхой… Этому не позавидуешь. Фэйт и раньше жилось несладко, но, по крайней мере, рядом была мать. Пусть даже такая, как Рини.

— Оставь ее в покое, Грей, — тихо проговорил Алекс. — Она заслуживает, чтобы к ней относились лучше. А не так, как сейчас. В чем отчасти и твоя вина.

Грей взял стакан и встряхнул его в руке, глядя на то, как плещется в нем янтарное виски.

— Не могу, — буркнул он. Встав из-за стола, он подошел к окну и остановился, глядя на свое смутное отражение в стекле. Глотнув еще виски, он проговорил:

— Она должна уехать… пока я не совершил чего-нибудь такого, что действительно огорчило бы Монику и мать.

— А точнее? — недоуменно спросил Алекс.

— Скажем так: когда речь заходит о Фэйт, я нахожусь словно между двух огней. Один огонь — это моя семья, а другой… — Он помолчал, а потом зло и как бы удивляясь на самого себя добавил:

— А другой полыхает у меня в штанах!

Алекс потрясение уставился на него.

— Боже мой…

— Это, должно быть, наследственное, — мрачно проговорил Грей, будучи уверенным в том, что таково единственное разумное объяснение своих переживаний в отношении Фэйт. Он стал таким же, как отец. Стоит ему взглянуть на женщину из семьи Девлинов, как он тут же возбуждается. Впрочем, не от всех женщин с этой фамилией. Две из них оставляли его холодным. Но Фэйт… Всякий раз, когда она появлялась в радиусе мили от него, его охватывал непередаваемый жар.

— Ты не можешь так поступить со своей матерью, — прошептал Алекс, у которого от волнения и ужаса пропал голос. — Она не переживет этого унижения.

— Знаю, черт возьми! Поэтому-то я и хочу, чтобы Фэйт уехала отсюда, пока я не совершил какой-нибудь глупости. — Он взглянул на Алекса все с тем же удивленно-злым выражением на лице. — Но будь я проклят, если ее не тянет ко мне с такой же силой, как и меня к ней! Если бы мое чувство было безответным, мне, возможно, было бы легче. Я тут заходил к ней с одним предложением: если она не хочет совсем уезжать отсюда, я куплю ей дом где-нибудь поблизости. Чтобы мы могли встречаться, никому не делая больно. Она как раз ужинала с каким-то стариком, и я… Я приревновал и обвинил ее в том, что она с ним спит, представляешь?! — Он покачал головой и невесело усмехнулся. — Нет, ты можешь поверить? Старичок выглядел, как божий одуванчик, дунь на него — развалится, и одет был так, как одевались лет сорок назад… Но мне почему-то сразу пришло в голову, что он за ней ухаживает и пытается затащить в постель.

— Что за старичок? — с интересом спросил Алекс. — Я его знаю?

— Нет, он из Нового Орлеана. Некто мистер Плизант. Я был сам не свой и забыл, как его имя, хотя Фэйт называла, кажется. Он сказал, что является ее деловым партнером.

— Так и есть на самом деле?

Грей пожал плечами.

— Не исключено. У Фэйт есть собственное туристическое агентство с филиалом в Новом Орлеане.

— Собственное?!

— Да, да, собственное! Неслабо взлетела, да? — Грей вновь почувствовал дурацкую гордость за ее успехи. — Но вообще штаб-квартира у нее в Далласе. Пока не знаю еще, сколько у нее филиалов, но мой человек сейчас собирает на нее досье. Не сегодня-завтра он даст мне информацию.

48
{"b":"12234","o":1}