ЛитМир - Электронная Библиотека

— Роса. Это означает, что записка пролежала там минимум несколько часов. Собственно говоря, нам уже удалось снять «пальчики»с первых двух записок. Проблема в том, что мы не сможем установить по ним личность человека, если не найдем такие же отпечатки в нашем банке данных.

Он провел ее в свой кабинет, аккуратно вытащил из конверта записку и положил ее на лист промокашки.

— Посмотрим, что там на этот раз. — Порывшись в ящике своего стола, он вытащил оттуда щипчики и с их помощью развернул сложенную вдвое записку. Наклонившись, Фэйт прочитала:

«ТЫ ЗДЕСЬ НЕЖЕЛАННАЯ ГОСТЬЯ УБИРАЙСЯ ПОКА НЕ СТАЛО ХУДО»

— Тот же мерзавец, — сказал Макфейн. — Ни одного знака препинания.

— Может, случайность?

— Может. А может, и то, что это своего рода маскировка. — Он поднял на нее глаза и нахмурился. — Миссис. Харди… Фэйт… Мы с Греем говорили вам вчера, что лучше уехать отсюда. Так будет безопаснее.

— Я не уеду, — сказала она то же, что повторила, наверное, раз двадцать здесь же накануне, когда они раз-бирались.с мертвой кошкой.

— Тогда, может быть, вам стоит завести собаку? Не обязательно сторожевого пса. Просто собаку, которая поднимет лай, если услышит, что кто-то приближается к вашему дому.

Фэйт удивленно уставилась на него. Собаку? Фэйт никогда не держала домашних животных, и эта мысль до сих пор не приходила ей в голову.

— И верно, может быть, стоит. Спасибо, шериф. Это хорошая идея.

— Вот и ладненько. И не откладывайте с этим. Здесь недалеко есть место, где можно купить. Возьмите себе молодого здорового песика. Главное, чтобы это был не писклявый щенок, но и не старик, который еле лапами передвигает. — Он опустил глаза на записку. — А пока что я прикажу своим помощникам заезжать к вам пару раз за смену. Для конкретных поисков у нас пока мало данных.

— Три записки с угрозами и мертвая кошка — это еще не самое громкое преступление двадцатого века, верно?

Он обаятельно улыбнулся.

— Ведь мы даже не сможем привлечь его за издевательство над животными. Видите ли, кошку никто намеренно не калечил. Может быть, вам будет немного спокойнее — ее переехала машина, только и всего. Лично я, узнав об этом, несколько расслабился. По крайней мере мы имеем дело не с выродком-психопатом, которому доставляет наслаждение измываться над нашими меньшими братьями.

Эта новость действительно несколько подняла ей настроение. Стоило ей вспомнить про ту кошку, как сразу становилось дурно. К жизни бедняжку уже не вернешь, но теперь хоть можно думать о том, что она погибла сразу, не мучилась.

Выйдя от шерифа, она направилась по коридору обратно. Свернув к холлу, она вдруг увидела крепкого мужчину с темной шевелюрой, который разговаривал с секретарем у дверей.

Это был Грей.

У Фэйт едва не остановилось сердце. Мгновенно развернувшись, она быстро пошла обратно. Одна мысль о том, что ей придется сейчас взглянуть ему в глаза после того, что случилось между ними накануне, была невыносима. Бегство было чисто инстинктивной реакцией. Умом она понимала, что им необходимо о многом поговорить, но ноги сами несли ее прочь.

До нее донесся звук его голоса, который она узнала бы и из тысячи других. Это заставило Фэйт ускорить шаг. Поворачивая за угол, она быстро оглянулась назад и увидела, что он быстро нагоняет ее. Глаза их на мгновение встретились.

Забежав за угол, она юркнула в дверь женского туалета, которая, на ее счастье, была первой слева. Захлопнув за собой дверь, она откинулась на нее спиной и прижала руку к груди, пытаясь унять бешеное сердцебиение. Потом огляделась вокруг. В туалете было две кабинки. Обе пустовали.

Вдруг сильный толчок в спину заставил ее отскочить Дверь открылась, и на пороге возник Грей. Огромный, мускулистый, он угрожающе навис над ней. На лице его было мрачное выражение, глаза блестели, словно черный жемчуг.

Фэйт стала отступать от него, но наткнулась на раковину. Места для укрытия в маленькой комнатке катастрофически не хватало.

— Ты не посмеешь сюда войти! — Он вошел и закрыл за собой дверь.

— Ты уверена?

Фэйт глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Нас могут увидеть.

— Возможно. — Он подошел к ней почти вплотную. Между ними было всего несколько дюймов, и ей пришлось задрать голову, чтобы видеть его лицо. — Но могут и не увидеть. Ты сама выбрала место для встречи.

— Ничего я не выбирала! — гневно прошипела Фэйт. — Я пыталась избежать…

— Встречи со мной? Это я заметил, — сухо проговорил он. — Что ты здесь делаешь?

Не было смысла скрывать.

— Сегодня утром я наткнулась на очередную записку и принесла ее шерифу Макфейну.

Он нахмурился еще больше.

— Черт бы тебя побрал, Фэйт…

— Он посоветовал мне обзавестись собакой, — сказала она, прерывая его нотацию. — И я как раз собиралась это сделать.

— Хорошая мысль. Но не беспокойся об этом, я подарю тебе собаку. Почему ты вчера не подходила к телефону?

— Я не хотела с тобой разговаривать. — Она яростно сверкнула на него глазами. — А собаку я куплю сама, спасибо. И я не беременна.

Брови его удивленно поползли вверх.

— Откуда ты знаешь? У тебя что, месячные?

— Нет, но просто в эти дни я не могу забеременеть.

Он фыркнул.

— Дорогая, я знавал многих девчонок, которые подзалетали имено в те дни, когда они «просто не могли забеременеть».

— Может, ты и знавал таких, но мне можешь поверить на слово, — проговорила она, пытаясь незаметно выйти из угла, в который он ее загнал.

Грей схватил ее руками за талию.

— Да стой же ты на месте, — раздраженно проговорил он. — Все время ты пытаешься от меня сбежать. Что я тебя, съем, что ли?

— Ты можешь сделать то, что сделал в нашу последнюю встречу, — резко бросила она в ответ и тут же покраснела.

Она боялась встретить его, потому что боялась вновь почувстврвать желание. И сейчас она его почувствовала. Но при этом она не могла назвать вещи своими именами.

Грей был мужчиной в полном смысле этого слова. Могучим, чувственным. Он не мог оставить ее равнодушной, даже когда она была еще ребенком. Что уж говорить про реакцию Фэйт, ставшей взрослой женщиной? Она знала, что сделает все, чтобы он не узнал об этом, но самой себе лгать уже не могла. От одного его присутствия сладкая истома наполняла ее, лоно увлажнялось. Фэйт не могла контролировать это никакими волевыми усилиями — рассудок был здесь бессилен.

В глазах его появился уже знакомый ей блеск.

— А ведь тебе понравилось, — проговорил он негромко. — Только не говори, что ты сопротивлялась. Я чувствовал, что ты вся трепещешь.

Фэйт почувствовала, что еще больше краснеет. И отнюдь не только от смущения. Ах, если бы он только не обнимал ее за талию… Если бы она только не ощущала его запах, восхитительный мужской запах. Тогда еще можно было бы как-то попытаться сопротивляться…

— Я не отрицаю, — тихо проговорила она и сделала паузу, чтобы собраться с духом и солгать как можно убедительнее:

— Но я не хочу повторения. Это была ошибка и…

— Ты лжешь. — Взгляд его переместился на ее грудь, выражение его вновь измелилось. В глазах сверкнуло желание. — Твои соски отвердели, — прошептал он, — а ведь я их еще даже не целовал.

У нее перехватило дух. Фэйт не нужно было опускать глаза, она и так знала, что он говорит правду. Груди ее налились от возбуждения, соски набухли и действительно отвердели так, что этого невозможно было скрыть никакой одеждой. Тепло разлилось по всему ее телу, а внизу живота уже разгорался целый пожар. Она беспомощно уставилась на Грея. Лицо его потемнело, дыхание участилось.

— Фэйт… — шепнул он.

Нервы у обоих были натянуты до предела. Фэйт показалось, что между ними возникло непреодолимое магнитное притяжение. Ее охватила паника. Уперев руки ему в грудь, она безуспешно попыталась оттолкнуть его от себя и слабым голосом проговорила:

— Нет, мы не можем. Только не здесь, Господи! — Он уже не слышал, хотя и смотрел на ее рот.

70
{"b":"12234","o":1}