ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тебя умоляю, Грей! Не надо. Ты забыл, что разговариваешь с профессиональным юристом. Меня обвинят в непреднамеренном убийстве, но все равно срок я получу. — Он покачал головой. — Ноэль перестанет со мной разговаривать… Она не станет общаться с тем, кто сидит в тюрьме. Прости, но у меня нет другого выхода.

С этими словами Алекс прицелился, и Грей понял, что сейчас тот спустит курок.

Он оттолкнул Фэйт в сторону и бросился на Алекса. Тот продолжал держать Фэйт под прицелом. Грей чувствовал, что не успевает. Резкий звук выстрела разорвался в ночи, и вылетевшая гильза обожгла Грею щеку. В следующее мгновение он ухватился за ствол винтовки, резко поднял его вверх, и они вместе с Алексом полетели на землю. С невероятной скоростью Алекс увернулся, вскочил на ноги и вновь взялся за винтовку. Грей снова бросился на него. Он даже не оглянулся в ту сторону, где была Фэйт, так как боялся… От мысли о том, что он может потерять ее навсегда, стало дурно. Им владело сейчас смешанное чувство безумной ярости и страха за Фэйт. Он готов был задушить Алекса голыми руками.

— Нет, — почти взмолился тот, отступая. — Не заставляй меня, Грей. Я не хочу и тебя убивать…

— Негодяй! — вдруг раздался из темноты пронзительный крик.

Грей повернул голову, но поначалу ничего не увидел. Потом из темноты, словно призрак, появилась Моника, одетая во все черное. Только смертельно бледное лицо сестры и горящий взгляд выделялись на фоне ночи.

— Негодяй! — повторила она, наступая на Алекса, словно фурия. На револьвере, который она держала в руке, танцевали блики пожара. — Все эти годы ты… трахал меня, представляя, что это мама… И все эти годы на тебе был грех убийства отца!

Возможно, Алекс увидел свою судьбу в глазах Моники. Возможно, он просто был застигнут врасплох ее неожиданным появлением. Так или иначе, но он повермул ствол винтовки в ее сторону. Взревев, Грей вновь бросился на него, заранее зная, что не успеет.

Моника зажмурилась и нажала на спусковой крючок.

Глава 20

— Негодяй… — повторяла Моника бесцветным глухим голосом, — негодяй.

Фэйт сидела рядом с ней в патрульной полицейской машине и прижимала ее к груди, давая возможность выплакаться и выговориться. С ее стороны дверца была распахнута, а со стороны Моники закрыта. Но Моника, казалось, ничего вокруг себя не замечала. Она была в шоке и мелко вздрагивала всем телом, несмотря на то, что вокруг было жарко. Усадив ее в свою машину, шериф Макфейн накинул на нее одеяло.

Фэйт и сама пребывала в некотором оцепенении, глядя через распахнутую дверцу машины на то, что происходило вокруг. Все случилось настолько быстро… Дом почти полностью сгорел. Алекс расплескал бензин со всех сторон и кинул спичку, надеясь на то, что Фэйт не найдет пути к спасению и сгорит вместе с домом. А если все-таки выберется… На этот случай у него имелась винтовка. В полиции решили бы, что ее убил тот человек, который посылал записки, а поскольку это был не Алекс, ему нечего было беспокоиться.

Но в доме вместе с Фэйт был Грей. Он поставил свою машину за сарайчиком, и Алекс ее не заметил. Когда он увидел показавшегося из дома запачканного сажей, кашляющего Грея, Алекс понял, что все его планы рухнули. Он был потрясен, увидев Грея. Грея, которого любил почти как сына.

Машина Фэйт, стоявшая у дома, также сгорела. У нее не было ключа, чтобы вовремя отогнать ее, и она в бессильном отчаянии видела, как на нее обрушилась горящая стена. «Ягуар» Грея удалось спасти. Его выкатили из-за сарая, и он теперь целехонький стоял на безопасном удалении. Не пострадал и сам сарай, хоть и был весь затянут дымом.

«Что ж, по крайней мере осталась какая-то крыша над головой, — невесело подумала Фэйт. — Можно будет там пока стелить себе постель».

Маленький дворик был забит людьми до отказа. Шериф и его помощники, добровольцы, вызвавшиеся тушить пожар, врачи, следователь, зеваки. И откуда только они взялись здесь ночью?

Высокий силуэт Грея четко выделялся на фоне догоравшего дома. Он разговаривал с шерифом Макфейном, а в нескольких футах от них лежал бездыханный Алекс Чилетт. Его труп был уже накрыт чем-то. Грей был без рубашки, длинные черные волосы разметались по его широким плечам, и даже отсюда Фэйт было слышно, как он надсадно кашлял.

У нее у самой горло жгло, как огнем. В нескольких местах саднили полученные ожоги: на руках, ногах, на спине. Судорожный болезненный кашель не прекращался, но, в общем, она считала, что ей повезло.

— Прости, — вдруг проговорила Моника. Она тупо уставилась прямо перед собой. — Это я посылала записки… Я просто хотела напугать тебя… Чтобы ты уехала. Но я никогда бы не стала… О-ох! Прости.

Фэйт сказала:

— Ничего, ничего, все нормально, я… — Но тут она запнулась.

Нет, все было как раз ненормально. Ей вспомнилась мертвая кошка, вспомнилось, как рвало ее над умывальником, каким ужасом она тогда была охвачена. Каково ей было получить те записки, зная о том, что где-то в городе живет убийца? Моника не убивала ту кошку, но дело было не в этом.

Поэтому Фэйт больше ничего не стала говорить. Пусть Моника сама себе ищет оправдания.

Фэйт увидела, как к Грею подошел кто-то из врачей и попытался всучить ему кислородную маску. Грей оттолкнул его руку и показал рукой в сторону патрульной машины.

— Я все расскажу им, — проговорила Моника все тем же безжизненным голосом. — Грею и Майклу. Про записки и про кошку. За Алекса меня не арестуют, конечно, но я не заслуживаю того, чтобы мне все это сошло с рук.

У Фэйт не было времени на то, чтобы ответить. К их машине подошел молодой человек в белом халате, очевидно, студент-медик, и присел на корточки перед открытой дверцей. Он проверил у Фэйт пульс, посмотрел на ее ожоги, а потом и ей предложил кислородную маску. Она отпрянула.

— Скажите ему, — проговорила она, кивнув в сторону Грея, — что я надену ее только в том случае, если и он наденет.

Молодой человек удивленно уставился на нее, потом понимающе улыбнулся.

— Хорошо, мэм. — Встав, он быстро вернулся к Грею.

Фэйт видела, как он передал ему ее просьбу. Грей развернулся и бросил в ее сторону горящий взгляд. Она пожала плечами. Зло схватив кислородную маску, он прижал ее к своему лицу и тут же вновь сильно закашлялся.

Выполняя свое обещание, она тоже надела маску. Врачи сошлись на том, что легкие ее почти не пострадали, несмотря на то, что она порядочно наглоталась едкого дыма. Ожоги были несильные, только на спине вздулось несколько волдырей. Ей посоветовали обратиться к доктору Богарду. Состояние Грея было примерно таким же. Словом, им обоим удивительно повезло.

Если не считать того, что он потерял старинного друга, а она дом со всем, что в нем было, и машину. Из вещей у Фэйт остался только халат, который был сейчас на ней, да туфли. И еще открытый сарай с косилкой и двумя граблями. Дом и машина были застрахованы, но она знала, что на возмещение ущерба уйдет время. Она сразу же стала выстраивать в голове план своих первоочередных действий: нужно будет заменить кредитные карточки, получить новые чеки, купить одежду, найти машину и крышу над головой. Ну и новый почтовый адрес, разумеется, для того, чтобы не прерывалась связь с Далласом.

Господи, столько дел необходимо переделать, а между тем она не чувствовала в себе сил ни на одно из них. Впрочем, утешением служило осознание того, что со временем все можно будет вернуть. За исключением разве что нескольких фотографий Кайла.

Вскоре тело Алекса унесли. Моника тупо наблюдала за тем, как его грузят на катафалк, который должен был доставить его в окружной морг. Поскольку он умер насильственной смертью, там должны были провести вскрытие.

— В течение семи лет он пользовался мной, — прошептала она. — Воображал, что я — это моя мама… — Она вся содрогнулась. — Господи, как сказать Майклу?!

— А кто это?

Моника недоуменно посмотрела на нее:

— Шериф. Майкл Макфейн. Он недавно сделал мне предложение.

79
{"b":"12234","o":1}