ЛитМир - Электронная Библиотека

Фэйт вздохнула.

— А ты не говори, — сказала она, взяв Монику за руку. — Оставь это в себе. Не причиняй ему боль своими откровениями. Лучше от этого никому не станет, зато из-за Алекса пострадает еще один человек. И вообще начни жизнь заново. Как будто этих семи лет и не было.

Моника не ответила ни согласием, ни отказом, но Фэйт надеялась на то, что она прислушается к ее совету. Через некоторое время ее и Грея отвезли в клинику и поместили в соседние палаты. Маленький и энергичный доктор Богард вначале осмотрел Грея. До Фэйт — она сидела и ждала своей очереди на кушетке — доносились л звуки их голосов через тонкую стенку. Затем доктор появился на пороге ее палаты. Он промыл ее ожоги, прослушал легкие, потом окинул ее сочувствующим взглядом.

— Вам есть где переночевать? — спросил он. Фэйт грустно улыбнулась и отрицательно покачала головой.

— Тогда почему бы вам не остаться здесь? Кушетка есть. Я дам вам белый халат, который вполне пока сойдет за одежду. Украл его из больницы в Батон-Руж, только — чур — никому! — Он ей задорно подмигнул. — Несколько часов сна, и вы сами себя не узнаете. А утром свяжетесь со своим страховым агентом, купите новое платье и все такое. Сейчас же главное: выспаться. Это я вам говорю.

— Спасибо, — ответила Фэйт, решив принять предложение доктора.

Ей не хотелось сейчас даже думать о том, что она практически голая, осталась без дома, без машины, без кредитных карточек и наличных денег. Действительно, утро вечера мудренее. Завтра она позвонит Марго, и та вышлет ей деньги. Тогда по крайней мере будет с чего начать возвращение к нормальной жизни. А пока — спать.

Вскоре после ухода доктора Богарда к ней в палату заглянул Грей. Его торс и лицо все еще были перепачканы сажей, но в некоторых местах доктор наклеил пластырь и сделал повязки. Выглядел он поэтому довольно экзотично. Фэйт поняла, что внешне мало сейчас отличается от него. Ей даже не хотелось смотреться в зеркало.

Увидев его на пороге, она улыбнулась. На его измученном лице показалась ответная улыбка.

— Доктор Богард сказал, что у тебя все в порядке, но я хотел убедиться самолично.

— Со мной действительно все хорошо. Просто вымоталась сильно.

Он кивнул, протянул к ней руки и, крепко обняв, облегченно вздохнул. До этой минуты он мучился опасениями за нее, ибо хорошо помнил, как они вывалились из горящего дома и как она вскрикнула, упав вместе с ним на землю. События этой безумной ночи отзывались в нем целым сонмом противоречивых чувств. Частично он еще пребывал в оцепенении после чудесного избавления из огня, частично не исчезла тревога за Фэйт. Вместе с тем у него остро щемило сердце от ощущения горькой утраты. И не важно, что глаза отца закрылись двенадцать лет назад. Он узнал о его гибели только сегодня.

— Поедем ко мне, — предложил он, нежно целуя ее в висок и вдыхая запах ее волос. — И плевать на все.

Она потрясенно отшатнулась от него.

— Что ты говоришь? Я не могу…

— Почему?

— Твоя мать… Нет.

— Это предоставь, пожалуйста, мне, — сказал он. — Ей, конечно, не понравится…

— Это еще мягко сказано! — Фэйт покачала головой. — Нет, ты только представь, что с ней будет, если я свалюсь сейчас ей на голову! Разве недостаточно потрясений на сегодняшний день? Доктор Богард предложил мне переночевать здесь. Я согласилась…

— Забудь об этом, — нетерпеливо буркнул Грей. Как ни неприятно ему было это признавать, но он понимал, что она права и вместе с ним не пойдет. — Если не ко мне домой, тогда в мотель.

— Но у меня нет ни денег, ни карточки…

Он бешено сверкнул на нее глазами.

— Черт возьми, Фэйт, как ты можешь думать, что я возьму с тебя деньги!

— Прости. Просто привыкла за все платить. Извини, не подумала. Да, в мотеле, конечно, будет лучше.

Он вновь облегченно вздохнул и провел рукой по ее щеке. Взгляд смягчился.

— Ну, пойдем, — сказал он, помогая ей подняться с кушетки. — Скажем доктору Богарду, что ты уходишь со мной.

Спустя десять минут они уже подъехали к мотелю. Не обращая внимания на свой внешний вид, он выбрался из «ягуара»и скрылся за дверью офиса. Уже через минуту он вернулся с ключом от номера одиннадцать. Открыв дверь, он включил свет и отошел в сторону, дав Фэйт возможность войти. Как только она устало переступила порог комнаты, взгляд ее тут же остановился на кровати. Больше всего на свете ей хотелось просто свалиться на нее и сразу же заснуть, но было бы некрасиво пачкать белоснежные простыни сажей.

Грей вошел вслед за ней, запер дверь и обнял Фэйт. Она положила голову ему на грудь и закрыла глаза. Господи, ведь они сегодня побывали на волоске от смерти…

Он взял ее руку, прикоснулся к ней легким поцелуем и опустил. Их пальцы сплелись.

— Завтра начнем обследовать озеро, — вдруг сказал он. Она потерлась щекой о его ладонь.

— Сожалею.

Он глубоко вздохнул.

— Многое нужно сделать. Не знаю даже, когда выпадет свободная минутка.

— Я понимаю. У меня и самой завтра дел будет по горло. Надо вести переговоры по страховке и все такое…

Суровые испытания им довелось пройти вместе, но теперь обстоятельства как будто нарочно отталкивали их друг от друга. Она понимала, что работы на озере будут производиться полицией, а значит, всем посторонним вход будет воспрещен.

— Не хочу уходить, — прошептал он. И действительно, ему трудно было пошевелиться, несмотря на ясное осознание того, что впереди ждет много дел.

— Придется. В отличие от тебя у меня в основном бумажные проблемы, да прогулки по магазинам. Я справлюсь сама.

Он зажал ее лицо в своих ладонях и внимательно заглянул ей в глаза.

— Когда все закончится, нам нужно будет о многом поговорить, — сказал он и поцеловал в губы. — Позвони, если что.

— Хорошо.

Он снова поцеловал ее, и она ясно почувствовала, что Грею уходить действительно не хочется. Она провела рукой по его волосам.

— Не хочу уходить, — проговорил он опять, прижавшись своим лбом к ее лбу. — Двенадцать лет назад мне пришлось сказать матери, что отец бросил ее ради другой женщины. Теперь мне придется сказать, что на самом деле он был убит. И, знаешь, второй версией она будет огорчена не так сильно, как была огорчена первой.

— Ты не несешь ответственности за то, что она чувствует или не чувствует, — ответила Фэйт, ласково коснувшись кончиком большого пальца его губ. — Вы с Моникой любили его, так что его будет кому оплакать.

— Моника… — Глаза Грея сузились. — Она во всем призналась. Ну, насчет записок и кошки… Майкл потрясен. Своими милыми проказами она, оказывается, преступила ряд законов.

— Ничего не предпринимай, пусть все уляжется сначала, — посоветовала Фэйт. — Семья есть семья. Монике тоже пришлось много страдать.

Фэйт знала, что говорит, ибо и сама горько переживала драматический распад своей собственной семьи.

Грей ее понял правильно. Она увидела это по выражению его глаз.

Голова ее бессильно склонилась ему на плечо, и она зевнула.

—  — На сегодняшний день это мой последний дружеский совет, — сонным голосом проговорила она.

Он поцеловал ее в лоб и разомкнул объятия. Он вынужден был заставить себя уйти сейчас, ибо чувствовал, что еще немного, и он уже не скоро отсюда уйдет.

— Спи, милая. А если что — сразу звони. .

Следующие несколько дней показали, что у Фэйт в городе есть по крайней мере одна настоящая подруга. То ли Халли Джонсон сама узнала, где Фэйт остановилась, и решила предложить свою помощь, то ли ей позвонил Грей и попросил оказать содействие. Фэйт этого не знала и спрашивать не стала. Просто на следующее утро после всех драматических событий, ровно в десять часов, Халли постучалась в дверь номера Фэйт и предложила свои услуги.

Фэйт к тому времени уже связалась с Марго и договорилась о переводе денежной суммы, но все еще не представляла себе, как появится в банке, чтобы получить эти деньги. Для начала ей необходимо было посетить несколько магазинов, а она была далеко не уверена в том, что ее там станут обслуживать. Да, в их взаимоотношениях с Греем в последнее время произошли большие перемены, но ведь в городе об этом еще никто не знал.

80
{"b":"12234","o":1}