ЛитМир - Электронная Библиотека

Словом, ей решать, как быть дальше — но только в том случае, если неизвестный не начнет угрожать ее подопечному. Тогда она немедленно известит обо всем полицию. Пожалуй, сделает это прямо сейчас. И известит не всю полицию, а только одного полицейского. Кажется, он дал судье свою визитку…

Сара спустилась вниз, в библиотеку, где судья развалился в кожаном кресле, довольно глядя на новый огромный супертелевизор. Сара вежливо постучала, судья вскинул голову.

— Простите за беспокойство, но не сохранилась ли у вас карточка инспектора Кахилла? Я решила все-таки сообщить в полицию о посылке, даже если она не имеет никакого отношения к делу.

— Отличная мысль. Карточка в папке у меня на столе. Старик начал было подниматься, но Сара остановила его. Судья до сих пор не мог свыкнуться с мыслью, что Сара служит у него, совершенно не претендуя на галантное обращение. Ее основные обязанности — подавать ему еду и приводить в порядок одежду — старик воспринимал спокойно, поскольку считал их обычными женскими делами, Но ничто не могло отучить его, к примеру, открывать перед Сарой дверь.

— Я сама найду. Не вставайте. — Сара знала, что на письменном столе лежит всего одна папка с надписью «Попытка чтения». Открывая ее, Сара невольно улыбнулась. В папке хранились протокол полиции, газетные вырезки, несколько фотографий, собственноручно сделанных судьей, и копия заявления о выплате страховки. Визитная карточка инспектора Кахилла была подколота к протоколу вместе с двумя другими.

Переписав номер, Сара закрыла папку.

— Спасибо. Вам ничего не нужно?

— Нет, нет, я в порядке, — поспешил заверить судья, отрываясь от бешеной погони на экране. Вот оно, зрелище для настоящих мужчин, со вздохом подумала Сара. Ее отец тоже любит такие фильмы.

Вернувшись к себе, она набрала номер Кахилла, но положила трубку, не дождавшись сигнала. Подслушать разговор по радиотелефону проще простого, достаточно толко приемника. Саре было нечего скрывать, но мысль о том, ее могут подслушать, вызывала у нее гадливость.

Думать о неизвестном, который бесцеремонно вторгся в ее жизнь, было невыносимо. Она хотела разговаривать по радиотелефону, ни о чем не беспокоясь. Хотела жить просто, черт возьми!

Пройдя в спальню, она сняла трубку обычного телефонного аппарата. Набирая номер, она прижала трубку к уху плечом, свободной рукой вытянула из-под покрывала подушку, смяла ее и засунула за спину, поудобнее устраиваясь на кровати.

Кахилл взял трубку после третьего гудка, его голос звучал недружелюбно:

— Кахилл слушает. Мрачный голос.

— Инспектор Кахилл, это Сара Стивенс. Последовала непродолжительная пауза, словно пытался вспомнить, кто она такая.

— Чем могу помочь?

Из трубки доносились только звуки работающего телевизора, но никаких голосов Сара не уловила ни лепета играющих детей, ни шепота жены: «Кто это?» Похоже, Кахилл лома один. Вот и хорошо. Внезапно Сара поймала себя на том, что слишком уж обрадовалась его одиночеству.

— Я понимаю, к расследованию это не имеет отношения, но сегодня утром я получила странную посылку от неизвестного отправителя.

— Неизвестного?

— На посылке не был указан обратный адрес. Даже фамилии не было.

— А что было внутри? Дохлая кошка? Сара промолчала. Кахилл вздохнул.

— Простите. Вы удивились бы, узнав, как много людей получают по почте дохлых кошек. Именно поэтому на почтамтах не принимают посылок без обратных адресов.

— Но на этот раз приняли. Штамп стоит, а обратного адреса нет.

— Так что было в посылке?

— Очень дорогой кулон с рубином и бриллиантами.

— Насколько дорогой?

— Судья Робертс оценил его самое меньшее в пару тысяч. На карточке написано «Маленький дар в знак моего уважения», но подписи нет. Как видите, ничего опасного, но мне почему-то… не по себе. И судья встревожился: он решил, что это дело рук какого-нибудь помешанного, который увидел меня по телевизору.

— Очень может быть. А вы уверены, что это не подарок от вашего друга?

— Никакого друга у меня нет. — Она могла бы просто ответить, что этот кулон не от друга, но не стала. «Друга у меня нет». Все ясно как день. Если он заинтересовался, то наверняка позвонит.

Последовала еще одна пауза. Наконец Кахилл произнес:

— Послушайте, мы ничего не можем…

— Знаю, знаю! И хочу узнать, что теперь делать мне сейчас и потом, если дело примет серьезный оборот.

— Запоминайте все, что внушает вам подозрения. Записывайте все странные телефонные звонки — например, если в трубке кто-то будет тяжело дышать и молчать. У вас есть определитель номера?

— На моем аппарате — нет.

— Тогда обзаведитесь им. Если у вас еще нет сотового телефона, купите его. Без него не отходите от дома ни на шаг.

— Сотовый у меня есть. Я храню его в машине.

— Не оставляйте его в машине и не носите в сумке. Пусть лежит в кармане, чтобы всегда был под рукой. В любом другом случае я заверил бы, что беспокоиться не о чем, но дорогой подарок настораживает.

— Меня тоже. — Она вздохнула и провела ладонью по лбу. — Терпеть не могу такое состояние. Ничего не случи лось, а мне все кажется, будто вот-вот произойдет что-то ужасное.

— Не поддавайтесь страху. Призовите на помощь здравый смысл, будьте осторожны и звоните, если что.

— Хорошо. Спасибо за совет.

— Не за что. — Он повесил трубку.

Сара рассмеялась и последовала его примеру. По крайней мере одно она узнала точно: инспектор Кахилл хоть и одинок, но ею определенно не заинтересовался. Иначе не говорил бы с ней так холодно и отчужденно.

Проходя через гостиную, Сара обратила внимание на окна — шторы не были задернуты. Она поспешно задернула их, обмирая от страха. А если неизвестный рядом? Если подглядывает за ней?

Глава 8

Больше ничего странного не произошло. Никто не звонил, не слал подарков, а если за Сарой и следили, то она этого не замечала. Однажды ей показалось, что ее преследуют, но, видимо, наблюдатель попался не слишком опытный и выбрал для слежки заметный белый «ягуар». Не прошло и минуты, как Сара оторвалась от него и затерялась в плотном потоке транспорта. Наверное, «ягуар» вел кто-то из жителей Маунтин-Брук, которому случайно было по пути с Сарой.

Мама позвонила ей и сообщила, что с Ноэлем все в порядке. От Дэниела пока не было никаких вестей, но это тоже значило, что с ним все хорошо. На домашнем фронте все шло прекрасно. Дженнифер подумывала о третьем ребенке, но ее муж Фаррелл твердил, что ему вполне достаточно двух сыновей. Однако Сара хорошо знала свою сестру и была готова дать голову на отсечение, что вскоре у нее появится еще один племянник или племянница.

Разговор с матерью помог ей воспрянуть духом — для этого Саре было достаточно узнать, что дома все хорошо. И у нее тоже — если не считать злополучного кулона. Вспоминая о нем, Сара снова настораживалась и думала о том, что где-то есть человек, считающий, что это в порядке вещей — посылать дорогие украшения незнакомым женщинам.

В свой выходной в субботу она подровняла волосы, сделала маникюр и отправилась в кино. В дороге она постоянно посматривала по сторонам, на людей и машины, но не заметила ничего необычного. Ровным счетом ничего. В толпе не мелькало одно и то же лицо, ее никто не преследовал. Сара решила, что успокаиваться еще слишком рано, но на обратном пути вздохнула свободнее.

Следующий выходной, среда, прошел почти так же. Никто не следил за Сарой по пути в спортивный зал, на тренировке по карате и кикбоксингу. На стрельбище она задержалась подольше, поскольку стрельба поднимала ей настроение, потом съездила в «Саммит» и почти совсем успокоилась. Особенно приятно было думать о только что купленной одежде.

В книжном магазине она провела час, поужинала в одной из городских ресторанов, потом опять побывала в кино. Сара ходила в кинотеатр не реже раза в две недели, но сейчас решила посмотреть два фильма подряд, чтобы неизвестный, приславший ей кулон, мог подойти к ней или подсесть в зале. Если он еще не покинул город, ей хотелось знать, кто он такой, как выглядит — иначе до конца жизни он будет мерещиться ей в каждом прохожем. Она хотела знать его в лицо, чтобы он перестал быть размытой зловещей фигурой, нарисованной воображением. Так что пусть уж лучше сядет в кресло рядом с ней или подойдет после сеанса.

15
{"b":"12235","o":1}