ЛитМир - Электронная Библиотека

Но если убийство не удалось раскрыть в первые сутки, есть вероятность, что оно уже никогда не будет раскрыто.

— А как насчет тех типов, что угрожали ему смертью? Что-нибудь выяснилось?

— Никто из них в округе не появлялся. Один в настоящее время находится в тюрьме штата, в Сент-Клер. Другой — в федеральной тюрьме. На свободе только двое, причем один находится в Юджине, штат Орегон. Второго в последний раз — это было в январе — видели в Чикаго. — Кахилл выложил на стол Фотографию усатого здоровяка. — Карл Джармонд. Вряд ли убийство совершил он.

— И все-таки это возможно. Кахилл покачал головой:

— Думаешь, судья Робертс впустил бы его в дом? Вряд ли. В этом доме в каждую наружную дверь врезан глазок, поэтому судья не стал бы открывать дверь наугад. Он точно знал, кто на пороге.

— А номера телефонов, по которым звонили в дом и из дома?

— Я проверил все номера со всех аппаратов. Ничего подозрительного. Сара Стивенс звонила родным, судья — своему банкиру и одному из давних друзей, у которого есть алиби. Зато по телефону, стоящему в библиотеке, говорил кто-то ответивший на звонок из телефонной будки, установленной в «Галлериа-сентер».

— Ты узнал, в какое время это произошло?

— Работа по телефонным звонкам еще продолжается.

— Но определить, кто звонил, невозможно?

Кахилл покачал головой. Время, в которое был сделан звонок, могло помочь ему — если бы хоть как-то соотносилось с предполагаемым временем убийства. «Галлериа-сентер» — многолюдный торговый центр, где внимание могут обратить разве что на посетителя с зелеными волосами, в ошейнике с шипами, расхаживающего в клоунском костюме, а еще лучше — нагишом. Шансы найти четкие отпечатки пальцев в телефонной будке близились к нулю и отрицательным величинам. Однако видеокамеры ближайших магазинов могли зафиксировать что-нибудь любопытное. Значит, можно заняться ими. Так Кахилл и сообщил лейтенанту.

— Отличная мысль, Док. — Лейтенант взглянул на часы. — Утром и начнешь. А сейчас поезжай домой и выспись. Вчера ты всю ночь провел на ногах, сегодня на работе с самого утра.

— Мне удалось сегодня утром поспать часа три, так что Я в порядке. — В армии Кахилл научился обходиться почти без сна. — Но денек выдался не из легких. — Ему предстояло еще одно дело, откладывать которое Кахилл не хотел и не мог. Взяться за него следовало немедленно.

В восемь часов вечера Сара уже в тысячный раз за последние пять часов прослушала один и тот же прогноз погоды. Ничего не изменилось. С тошнотворным ощущением она мысленно перебирала всех знакомых судьи, соседей, других людей, которых он не побоялся бы впустить в дом. Проблема заключалась в том, что Сара знала далеко не всех знакомых старика. Она помнила его близких друзей, соседей и еще нескольких человек, но у него были еще товарищи по школе и колледжу и коллеги, о существовании которых Сара не подозревала. Но зачем кому-то из них понадобилось убивать судью?

Этот вопрос сводил ее с ума.

Если бы только узнать ответ! Тогда было бы легче понять, кто мог решиться на убийство. По мнению Сары, иметь зуб на судью мог только человек, которого тот когда-то отправил в тюрьму. Но если это и вправду сделал бывший заключенный, зачем судья впустил его в дом, сел в кресло и даже положил ноги на подставку? Ничего подобного он бы не сделал. Почему?

Зазвонил телефон, и Сара обрадованно схватила трубку: может, Барбаре понадобилась помощь? Если да, у нее появится занятие на ближайшие несколько часов.

— Вы уже ужинали?

Кахиллу не понадобилось называть себя: Сара сразу узнала его низкий голос и резкий тон.

— Ужинала?..

— Или обедали?

— Обед я проспала.

— Тогда давайте сходим в «Майло» и съедим по гамбургеру.

Сара провела ладонью по волосам. Ей давно следовало что-нибудь съесть, но ее по-прежнему подташнивало. Она Молчала так долго, что Кахилл напомнил о себе:

— Сара!

— Слышу. Просто я… мне не до еды.

— Все равно собирайтесь. Я подъеду через десять минут. — Он повесил трубку, а Сара изумленно уставилась на телефон.

Через десять минут!

Несмотря на сонливость, за десять минут она успела одеться, почистить зубы и умыться, и уже причесывалась, когда в дверь постучали.

— Чертовски здорово выглядите, — заявил Кахилл вместо приветствия.

— Вы тоже, — холодно откликнулась она и пропустила его в комнату. Даже если она оделась, это еще не значит, что она готова куда-то идти с ним. В конце концов, когда Кахилл позвонил, она лежала в постели голышом.

Он перевел взгляд на ее босые ступни.

— Обувайтесь. И носки не забудьте. На улице похолодало.

— Мне не до еды, — повторила она.

— Значит, просто посидите рядом.

— Вы очень любезны. — Несмотря на сарказм и все прочее, Сара впервые за этот день невольно улыбнулась. Улыбка получилась кривоватой. Кахилл напоминал ей танк «Шерман» примитивный, но мощный.

— Знаю. Моя любезность уступает размерами только моему… — Он опомнился, метнул в Сару быстрый взгляд и а кончил: — …эго.

Сара была готова поклясться, что он покраснел. Очевидно, полицейским не полагалось отпускать пикантные замечания в присутствии подозреваемых. Наклонившись, он подобрал с пола туфли Сары и протянул их ей. Она не сомневалась, что он сам обул бы ее, если бы она попыталась отказаться.

Присев на кровать, она надела носки и обулась.

— Похоже, вы проголодались и хотите поговорить со мной; вот и решили одним выстрелом прикончить двух зайцев.

Он пожал плечами:

— Думайте что хотите.

А это еще что значит? Саре тоже хотелось поговорить с ним — о своих заключениях по поводу убийства, и она была вполне согласна посидеть радом, пока Кахилл ест.

По пути они подошли к столу администратора за оставленным пиджаком. Пиджак был теплый, шерстяной, и Сара с радостью набросила его на плечи. Дождь уже кончился, но совсем недавно, с деревьев все еще осыпались капли. Темные тротуары блестели.

На этот раз Кахилл повел спутницу к темно-синему пикапу. Как раз в такой машине Сара и представляла его: пикап выглядел простым, но мощным. Кахилл открыл для нее дверцу, дождался, когда она усядется, обошел вокруг машины и сел за руль.

Местные жители клялись и божились, что у Майло подают лучшие в мире гамбургеры и чай со льдом. В этом заведении гамбургеры не сдабривали латуком, помидорами и пикулями, разве что по просьбе клиентов клали в них ломтики сыра, однако темный соус к ним восполнял недостаток ингредиентов. Две котлеты, нарезанный лук и соус — вот и все. Бургеры буквально истекали соусом. Соус продавали и отдельно, и его охотно покупали. В него обмакивали картофель-фри, им поливали бургеры, его увозили домой.

Незачем упоминать, что у Майло всегда было полно посетителей. Толкаться у стойки Саре не хотелось. Заявив Кахиллу, что в самом деле не хочет есть, она отошла и заняла столик у стены.

Вскоре Кахилл присоединился к ней. Он принес поднос с двумя высокими картонными стаканами чая со льдом, тремя гамбургерами и двумя порциями картошки-фри. И конечно, он не забыл про бумажные стаканчики с кетчупом и пакетики с солью. При виде этого изобилия Сара вытаращила глаза.

— Вы сказали, что проголодались, но я думала, речь идет о нормальном, человеческом голоде, а не о голоде обжоры.

Он поставил поднос и сел напротив Сары.

— Половина — вам. Надеюсь, вы любите лук, потому что я его обожаю. Ешьте. — Он придвинул к ней стакан с чаем, гамбургер и порцию картошки.

— Не понимаю, при чем тут мое отношение к луку? Какая вам разница, люблю я его или нет? — растерялась Сара, уговаривая желудок не бунтовать. Ей и вправду требовалось перекусить, и бургер с картошкой был бы в самый раз. К сожалению, она не знала, вернулась ли к ней способность глотать и переваривать пищу.

— Если я вдруг не выдержу и поцелую вас, мне бы хотелось дышать на вас луком, если вы его не любите, — не поднимая головы, Кахилл начал солить картошку.

Все вокруг покачнулось перед глазами Сары. Она озадаченно огляделась, подозревая, что попала в параллельный мир.

23
{"b":"12235","o":1}