ЛитМир - Электронная Библиотека

Демонстрировать нежность он явно не собирался. Целуя ее, он словно совершал сладкую пытку, балансировал на тонкой грани между болью и наслаждением. А когда равновесие уже начало рушиться, он скользнул вниз по ее телу, продолжая целовать и покусывать. Он запустил язык в лунку ее пупка, и у Сары вырвался изумленный вскрик, а тело вновь вынулось дугой. Впервые в жизни она чуть не достигла экстаза от единственного поцелуя в пупок! Но Кахилл не стал останавливаться на достигнутом: его губы проскользили по ее животу и уткнулись в треугольник между ног.

Наконец-то! Именно об этом она мечтала… ну, или почти этом. Сара заизвивалась под его ладонью и губами, но он удерживал ее на месте, позволяя ощутить его тепло. Ее захлестнула почти мучительная волна предвкушения. С нетерпением ждала, когда его пальцы окажутся внутри. Не останавливайся! — простонала она, прижимаясь к его ладони.

Он издал приглушенный гортанный смешок и прижался горячим ртом к чувствительной внутренней поверхности ее бедра. Большим пальцем он расправил складки ее нижних губ, не сводя с них восхищенного взгляда. Выдержав паузу, он обвел пальцем ее плоть, и Сара застонала, мотая головой. Когда она уже была готова расплакаться от досады, он наклонился и принялся дразнить ее языком, одновременно погружая внутрь палец.

Сара судорожно схватилась за трубу, проходящую над ее головой. Перед ее глазами поплыли радужные пятна, тело словно охватило пламя. Она слышала собственные хриплые крики, но они доносились откуда-то издалека и казались чужими. На протяжении бесконечно волшебной минуты в мире не существовало ничего, кроме ее тела и шквала ощущений, которые быстро достигли пика, а потом постепенно начали угасать. Ноги, которыми она обхватила голову Кахилла, безвольно вытянулись. Он продолжал ласкать ее языком.

Поначалу неспешные ласки успокаивали ее. Сара постанывала от удовольствия, когда его ловкий язык задевал вход в ее пещеру. Но ласки не прекращались, блаженная истома начала рассеиваться, уступая место уже знакомому жару и напряжению.

— Чего ты ждешь? — возмутилась Сара, опять начиная извиваться.

— Жду, когда ты будешь готова. — Он осторожно подул на ее разгоряченную кожу, и по ней пробежали мурашки.

— Я давно готова! — Желание нарастало стремительно, ошеломляя ее.

— Еще чуть-чуть, — пробормотал он, снова погружая в нее большой палец. Потом он заменил руку губами и принялся целовать ее, высовывая язык. Влажный большой палец проскользнул еще глубже смелым, почти дерзким движением, от которого перед глазами Сары вспыхнули искры.

Она забилась в судорогах, бессознательно борясь с чрезмерно острыми ощущениями. Кахилл удерживал ее, продлевал время ее пребывания на вершине.

Наконец она задрожала и расслабилась, слыша звон в ушах и не понимая, что с ней.

— Черт! — выпалил он, передвигаясь выше. — Не могу больше!

Саре было уже все равно. Ей не хватило сил даже открыть глаза, пока Кахилл направлял орудие в ее влажное отверстие, куда начал немедленно погружаться.

Громко ахнув, Сара запрокинула голову и втянула ртом воздух. Он оказался невероятно огромным, и если бы не ее влага после двух оргазмов, проникновение могло бы причинить ей боль. Но сейчас все прошло гладко — настолько, что у нее навернулись слезы. Она плотно охватила его, он достиг глубин. С последним ударом он добрался до сокровенного уголка, вновь воспламенив в ней желание. Сара даже не подозревала, что способна испытать третий оргазм кряду, но вскоре поняла, что это возможно. Жар в ней начал нарастать, заставляя приподниматься навстречу Кахиллу.

Не давая ей сомкнуть ноги, он вонзался в нее, движимый безумной страстью. С каждым ударом она приближалась к тому моменту, когда напряжение окончательно стало невыносимым, жар — опаляющим, а нервы — натянутыми до предела. Удары его стали неистовыми, и она уже вплотную приблизилась к вершине экстаза… еще немного… совсем чуть-чуть…

Он извергся, содрогаясь всем мощным телом и словно стараясь слиться с ней. Хриплый крик вырвался из его горла, он схватил ее за бедра и с силой прижал к себе, а потом рухнул на нее. У Сары вырвался звериный вопль. Достигнуть вершины она не успела. Ей не хватило самой малости — еще одного-двух движений. Она задергала наручники.

— Сними их, — задыхаясь, потребовала она.

— Что?.. — Он не поднял головы, его била мелкая дрожь.

— Наручники! — Слова давались ей с трудом, голос звучал гортанно. Она приподнялась, пытаясь довести начатое до завершения. Он по-прежнему был твердым, находился внутри ее, но она страстно желала, чтобы он проник глубже. — Сними их!

— О Господи… Подожди хоть минуту!

— Сейчас же! — выкрикнула она, обезумев от того, что заветная цель ускользнула из-под носа. — Снимай!

— Ладно, ладно, только лежи смирно! — Кахилл придавил ее к мату, вытащил откуда-то ключ, подтянулся на руках, от чего его пенис проскользнул поглубже, и Сара вскрикнула. Перепугавшись, что он причинил ей боль, Кахилл торопливо разомкнул наручники и отстранился.

Но Сара не отпустила его. Обхватив его обеими ногами, как клещами, она вобрала его орудие в себя, как только смогла. Наконец-то! Заработав бедрами, она устремилась к вершине экстаза… ближе… еще ближе… Этот оргазм оказался мощнее предыдущих, он исторг из ее горла протяжный вопль, лишил ее возможности дышать, способности думать и видеть. Она слышала, как вскрикнул Кахилл, как он забился со стоном, прижимая ее к себе, готовый вновь излиться.

Сара не знала, что случилось потом — она или уснула или лишилась чувств. Прошло немало времени, прежде чем ей стало зябко, она ощутила покалывание жесткого мата и тяжесть мужского тела. Дыхание Кахилла уже выровнялось значит, прошло несколько минут. Вязкая влага вылилась и нее и растеклась лужицей под ягодицами.

Неужели он уснул? Сара с трудом приподняла руку, встряхнула его за плечо. Он пошевелился и уткнулся лицом в ее шею.

— О Господи… — сдавленно пробормотал он. — Раз в жизни я кончил два раза подряд. Не знаю, как я это выдержал.

Эти слова прозвучали так по-мужски, что Сара улыбнулась. Останься у нее хоть капля сил, она рассмеялась бы, но и она была полумертвой от усталости.

Еле-еле, медленно и осторожно Кахилл приподнялся и рухнул рядом с ней на бок. Перекатившись на спину, он прикрыл ладонью глаза и глубоко вздохнул. И вдруг выругался.

— Ради Бога, скажи, что ты пьешь таблетки!

— Я пью Таблетки, — послушно повторила Сара. Он издал протяжный стон.

— Черт!

На этот раз Сара все-таки слабо рассмеялась.

— Но я на самом деле пью таблетки.

Кахилл убрал ладонь и взглянул на нее одним глазом:

— Правда?

— Да.

— А ты не разыгрываешь несчастного, измученного калеку?

— Я не прочь пошутить, но не по такому поводу.

— Слава Богу! — Он попытался сесть, но не смог. — Сейчас встану.

Как бы не так! Сара знала, что ни он, ни она сейчас не удержатся на ногах.

— Ты уверен?

— Нет, — признался он и закрыл глаза.

Глава 17

Кахилл тяжело дышал, дрожа всем телом. Они лежали в его постели, в прохладной темной спальне. Сара понятия не имела, который теперь час; она могла бы поднять голову и взглянуть на циферблат электронных часов на тумбочке, но даже на это у нее не было сил. Впрочем, время не имело значения — в отличие от вселяющего ужас понимания, что ей грозит беда.

Нельзя сказать, что она совсем не сознавала, что творит. В эту ловушку она шагнула с открытыми глазами, уже чувствуя свою уязвимость, понимая, что она на пороге влюбленности и предчувствуя, что секс с Кахиллом только усилит ее беспомощность. Она все понимала и все-таки решилась на этот шаг. Дело было не только в сексе, хотя больше всего ему подходило определение «чересчур»: чересчур пылкий, необузданный, мощный. Но Сара считала, что, по крайней мере, она не занималась сексом, а предавалась любви. И это было страшнее всего.

Любить Кахилла она не хотела. Просто надеялась, что сумеет уберечь свое сердце и не пострадать. Но она потерпела фиаско, поскольку не учла, что Кахилл — более чем опасный противник. Не только физически, но и эмоционально они были под стать друг другу. Возможно, за всю жизнь ей больше не встретится такой же мужчина. Что бы ни случилось, воспоминания о Кахилле будут еще долго не давать ей покоя.

37
{"b":"12235","o":1}