ЛитМир - Электронная Библиотека

Вздохнув, Сара смирилась:

— Спасибо. Но честное слово, я не сижу без гроша.

— Если передумаешь — сразу сообщи мне. Кстати, я написала для тебя рекомендательное письмо. Его я привезу с собой. Напомни, чтобы я отдала его тебе. Ты работала безупречно; не знаю, что бы мы делали без тебя.

— Эта работа была мне в радость, — грустно призналась Сара, поскольку ей и вправду нравилось служить судье и его близким.

В тот день по почте пришло еще одно предложение работы. Сара прочла письмо и положила его к остальным. В новом предложении от нее не требовали приступать к работе немедленно — значит, у нее есть надежда. Сара взяла себе на заметку позднее позвонить по указанному телефону и договориться о встрече.

К удивлению Сары, каждый день ей присылали новые предложения работы, а пару раз предлагали работу по телефону. Последние она отвергла сразу, предпочитая более официальные обращения. И все-таки количество предложений ее изумляло: она никак не ожидала, что найдется столько желающих платить ей довольно большие деньги.

— Благодари телевидение, — сказал Кахилл в четверг вечером, выслушав отчет Сары о предложениях работы. Они смотрели телевизор, сидя в широком шезлонге. Впервые за все время они решили посидеть перед экраном, а не поспешили в спальню сразу после ужина, и Сара гордилась этим. — В некотором роде ты знаменитость, поэтому многие и хотят нанять тебя, даже если не нуждаются в твоих услугах.

— Но я не хочу быть чьим-то олицетворением статуса. Судье Робертсу действительно требовалась моя помощь: он был пожилым, жил один, тяжело болел и просто не мог управиться с хозяйством.

— К тому же нуждался в телохранителе.

Сара умолкла, хорошо помня, что ее навыки телохранителя не спасли судью. Ее просто не оказалось рядом в нужную минуту.

— Ты ни в чем не виновата, — мягко произнес Кахилл, понимая, что с ней творится. — Ты ничего не смогла бы поделать. Ты бы даже не заподозрила убийцу — ведь судья знал его и сам впустил в дом. Разве ты стала бы присутствовать при их разговоре?

— Конечно, нет.

— Значит, не смогла бы и остановить преступника. Пистолет у него наверняка был с глушителем — выстрела ты бы не услышала.

— Но я могла бы опознать его… — Она вдруг осеклась. — Нет, он прикончил бы и меня.

Кахилл крепко обнял ее.

— Обязательно — ведь ты знала его фамилию и видела его. Слава Богу, ты ушла в кино! — Он поцеловал ее в потом в губы, задержавшись на них настолько, что они совсем забыли про телевизор. — Так когда прилетает миссис Пирсон? — спросил Кахилл, наконец подняв голову.

— Завтра вечером.

— Значит, у меня ты не останешься?

— Никак не могу, — грустно ответила Сара.

— Зачем же мы теряем время?..

Позднее, когда Кахилл погасил свет и обнял сонную Сару, он попросил:

— Ты не могла бы сообщать мне обо всех, кто предлагает тебе работу?

— Зачем? — Удивившись, Сара даже подняла голову с его плеча. — Ты что-то заподозрил? — Сама она не видела в происходящем ничего странного.

— Да нет, пока ничего. Просто на всякий случай. Ради развлечения.

— Если ты настаиваешь — хорошо.

— Настаиваю, — твердо заключил он.

Глава 18

— Мы часто бываем в обществе. — Мэрилин Ланкфорд отпила глоток из почти прозрачной фарфоровой чашечки, сверкнув огромным желтым бриллиантом на пальце. — И путешествуем, поэтому нам необходимо, чтобы кто-нибудь присматривал за домом. — Она вдруг улыбнулась, блеснув глазами. — Я всегда твердила Сонни, что мне нужна домовитая жена. Мисс Стивенс, вы согласны выйти за меня замуж? Саре пришлось посмеяться. Миссис Ланкфорд, миниатюрная энергичная брюнетка с умело закрашенной проседью и зелеными глазами, считала своим долгом смешить окружающих, причем непрерывно. Две ее дочери уже выросли, старшая была замужем, младшая оканчивала колледж. Миссис Ланкфорд когда-то работала в сфере недвижимости, а теперь принимала участие в работе нескольких благотворительных фондов. Ее мужу принадлежали две процветающие компании, обязанные успехом его светским связям. Судья Робертс происходил из состоятельной семьи, а Ланкфорды разбогатели недавно и по-детски радовались этому.

Два года назад они построили причудливый дом в испанском стиле — с многочисленными нишами, башенками, крытыми галереями, вымощенным кирпичом двориком, фонтаном и бог весть чем еще. За домом расположился бассейн олимпийских размеров. Гордостью мистера Ланкфорда был «медиакабинет», набитый всевозможной электроникой — от компьютера до стереопроигрывателя. Разумеется, не обошлось и без телевизора с огромным плоским экраном, предмета вожделения любого мужчины, — это в дополнение к домашнему кинотеатру: проекционному экрану, десяти бархатным креслам и мощной стереофонической акустической системе. А еще Ланкфордам принадлежали отдельные мраморные ванные размером с небольшую квартиру каждая, десять спален с ванными для гостей и столько денег, что супруги давно сбились со счета и не знали, на что их потратить.

Все эти излишества вызывали у Сары смех. Ей сразу стало ясно, что Мэрилин безумно гордится своим нелепо-шикарным домом. Мэрилин знала истинную цену этой показной роскоши, но это ничего не меняло. Она могла позволить себе мраморную ванну и получила ее — вот и все.

Ланкфорды понравились Саре — все до единого, особенно Мэрилин. С точки зрения Сары, ей предоставляли прекрасные условия — отдельное обставленное бунгало в испанском стиле за бассейном, скрытое из виду буйно разросшимся плющом. Должно быть, Мэрилин заплатила целое состояние за пересадку уже старого плюща, но эффект получился поразительным.

Еще важнее было то, что Мэрилин и вправду нуждалась в услугах Сары. Остальные перспективные работодатели относились к ней скорее как к трофею или символу статуса. Один человек, который увидел Сару в телепередаче, даже прислал ей второе предложение. Но Сара знала, что на самом деле она ему не нужна. Отношение нанимателей занимало важное место в списке ее приоритетов.

Поиск работы развивался как-то странно. На самом деле Саре полагалось приходить на собеседования в роли соискательницы, но ее не покидало ощущение, что это не она, а у нее просят аудиенции. Сара решила вести себя как ни в чем не бывало. Рано или поздно новые хозяева привыкнут к ней и станут относиться как к прислуге.

Ланкфорды были четвертыми — и, судя по всему, последними — потенциальными работодателями, у которых она побывала. Продать дом судьи оказалось проще, чем предполагали его дети: в первую же неделю после того, как его выставили на продажу, агенту сделали серьезное предложение, причем принимать его следовало в срочном порядке. Чтобы уложиться в сроки, Сара по распоряжению Барбары наняла помощников и принялась быстро наводить в доме порядок. Теперь он был почти пуст; осталось освободить только ее комнаты.

Ни мебель, ни кухонная утварь ей не принадлежали. Сара спала на своем постельном белье, поскольку предпочитала шелковые простыни, но в остальном личных вещей у нее было немного: одежда, туалетные принадлежности, книги, музыкальный центр, коллекция дисков и кассет. Правда, Кахилл советовал ей не спешить, твердя, что она может переехать к нему, но Сара отказывалась наотрез. Сколько бы времени она ни проводила у него дома, ей нравилось быть независимой.

Обсудив с Мэрилин жалованье, обязанности, преимущества и выходные дни, Сара увидела на лице будущей хозяйки деликатную, бодрую улыбку.

— Итак, когда вы приступите к работе?

Сара уже успела принять решение:

— Через два дня. Если вы не против, свои вещи в бунгало я ввезу завтра. Затем мне понадобится выяснить распорядок дня — ваш и вашего супруга. И, если можно, я хотела бы получить план дома.

— Он ужасен, правда? Я обязательно дам вам копии планов всех этажей — мы специально заказали их штук десять или пятнадцать, — жизнерадостно сообщила Мэрилин. — Мы сами строили этот дом, но иногда мне приходится выглядывать в окно, чтобы определить, где я нахожусь. «Кажется, в прошлый вторник тут был кабинет…» — прямо как из кино верно? Только там не кабинет, а Бельгия.

39
{"b":"12235","o":1}