ЛитМир - Электронная Библиотека

Кахилл опрашивал посетителей «Галлериа-сентер» до самого закрытия. Похоже, он опять в тупике… но если приходить сюда каждый день и не забывать фотографию, может, что-нибудь и наклюнется.

Когда он подъехал к дому, в окнах было темно. Минуту Кахилл сидел в машине перед домом, глядя на окна и чертыхаясь вполголоса. Раньше он не испытывал никаких чувств подъезжая к пустому дому, но теперь ему хотелось что-нибудь, разбить, чтобы выплеснуть досаду. За какую-то пару недель он так привык видеть у себя дома Сару, что ее отсутствие подействовало на него, как разрыв с Шеннон.

Нет, даже хуже. О Шеннон он почти не тосковал. Известие о том, что она изменяет ему, убило в нем все чувства, кроме злости. А по Саре он скучал, изнывая от душевной боли. На работе боль утихала, но все равно Кахилл помнил, что не увидит ее дома, и сознание этого отравляло ему жизнь.

Наконец он выбрался из машины, вошел в дом, включил везде свет, включил телевизор и быстро наполнил бокал. Однако привычного вечернего времяпрепровождения ему было уже недостаточно. Пустота и безмолвие дома приводили его в бешенство.

Сара провела с ним ночь с субботы на воскресенье, секс чуть не свел его с ума. Он никак не мог насытиться ею, и это его пугало. Сара оказалась страстной и чувственной, она полностью отдавалась ему и наслаждалась его телом так же, как он упивался ею. От этого Кахиллу становилось еще страшнее, ведь они прекрасно понимали друг друга, и не только в постели.

Когда все складывалось слишком гладко, у Кахилла невольно возникали подозрения, а они с Сарой, казалось, идеально подходили друг другу. Даже когда они спорили, Кахилл остерегался настаивать на своем, зная, что Сару непросто запугать. И это тоже было прекрасно. Держать ее в ежовых рукавицах не требовалось. Секс с ней был неистовым и бурным — великолепным. Они умели смешить друг друга — еще лучше. Сара выросла в семье военного. Она волновала Кахилла, как ни одна другая женщина, — чего еще можно желать?

Только одного: чтобы сейчас она была рядом.

Черт бы побрал это бунгало! Кахилл люто ненавидел его не скрывал этого. К работе Сары он относился рассудительно, даже проявлял подобие ободрения. Когда она наконец-то нашла работу, где ей предоставляют жилье, он не взревел: «Только через мой труп!» Но выпалить ему хотелось именно это. Благоразумие обходилось ему слишком дорого.

Но еще сильнее его злило то, что он не имел никакого права давать ей советы, а тем более приказывать.

Они любовники, только и всего. О будущем он даже не заикался, разве что предложил посмотреть, что из этого выйдет. Никаких обязательств он на себя не брал и ни о чем ее не просил, хотя оба были свободны. И теперь он терзался угрызениями совести, вспоминая, как струсил в последнюю минуту. Ему следовало сразу все прояснить, расставить точки над i, а теперь это уже бесполезно. Сара согласилась с условиями контракта и подписала его, а Кахилл знал, что она ни за что не станет уговаривать нанимателей разрешить ей поселиться у любовника.

Это слово бесило его. Он не желал быть для нее «просто любовником». Он должен быть единственным!

На первый взгляд Сара казалась удивительно покладистой, но Кахилл уже знал, насколько она верна своим принципам. И ему это нравилось. Приняв решение или дав обещание, она делала все возможное, чтобы выполнить его. О своих обязательствах она не забывала ни на минуту. Когда она выйдет замуж, ее мужу не придется опасаться, что она ему изменяет. Если их отношения не сложатся, Сара просто разведется с ним, но обманывать его не будет, а изменить ей способен только кретин.

Две недели головокружительного секса — это прекрасно, но он ошибся, если надеялся этим удержать ее. Сара ни разу не позволила себе забыть о работе в доме Робертса или опоздать на собеседование. А он, Кахилл, просто решил, что она не станет спешить с поисками новой работы, чтобы побыть с ним. Но ради чего? Ответ известен. Сколько бы они ни пробыли вместе, две недели или два месяца, Сара все равно начала бы искать новую работу. Кахилл понимал, что ему следует благодарить судьбу — уже за то, что она осталась не укатила в Атланту или куда-нибудь подальше при мысли об этом ему становилось тошно.

Чтобы удержать Сару здесь, ему следовало отменить запрет на обязательства. Но это означало, что ему надо предложить ей руку и сердце, а при мысли о новом браке его бросало в ледяной пот. Может быть, ограничиться длительной помолвкой?

Нет, такой номер с ней не пройдет. Даже если она примет предложение. У нее есть мечта объехать весь мир, ради осуществления которой она трудится не покладая рук. Всю свою жизнь она подчинила этой цели, ради нее она так дорожит свободой. Кахилл не знал, возможно ли исполнить ее мечту в браке, и если да, то согласится ли Сара сразу выйти замуж или отложит свадьбу на неопределенное время.

Она ни разу не призналась, что любит его. Кахилл и так знал, что любит. Однако он ничего не сделал в ответ, ничем не скрепил и не узаконил их отношения — просто жил и радовался, не думая о будущем. За это и поплатился.

Сара не из тех женщин, которых можно не принимать всерьез. Правда, Кахилл ничем не обидел ее, но и не дал понять, как она дорога ему. Он все пустил на самотек; они вдвоем проводили время как большинство пар. Разговаривали по телефону, иногда обедали вместе, если позволял график. И ждали выходных.

Но Кахиллу их было слишком мало. Он хотел быть с Сарой каждую ночь. Сидеть за одним столом и рассказывать, как прошел день. Делиться утренними газетами, спорить, кто первым прочтет любимые страницы. Тренироваться в подвале — Сара достойная соперница, хотя и весит намного меньше. Чем бы они ни занимались — карате и даже излюбленным рестлингом, — тренировки всегда заканчивались умопомрачительным, невероятным сексом. На работе у Кахилла то и дело возникала эрекция. Подвал пропитался ароматами Сары и секса, воспоминаниями о том, как и что здесь происходило.

Даже кухонный стол сохранил немало воспоминаний. Кахилл скучал по Саре. Он взглянул на часы и набрал ее номер.

Привет.

— И тебе тоже. — В ее голосе послышалась улыбка.

— Не разбудил?

Сара не принадлежала к «совам», она ложилась спать рано, самое позднее — в десять, а иногда и в девять. Звоня ей, Кахилл рисковал.

— Нет. Я в постели, но пока читаю.

—Что на тебе надето?

Она рассмеялась.

— Хочешь устроить секс по телефону?

— Может быть.

— На мне пижама. Ты ее видел.

— Правда? — Кахилл не припоминал, чтобы Сара что-нибудь надевала, ложась в постель.

— При первой встрече — помнишь? Я сидела на лестнице, в доме отключили свет, на полу валялись два грабителя.

— А-а, теперь припоминаю. Тогда я решил, что ты спишь с судьей Робертсом.

—Что?! — возмутилась она.

—Что ты отважная цыпочка, готовая согревать постель старику. А что еще я мог подумать?

— Может, что я просто домоправительница? Как я и сказала?

— Полицейские никому не верят на слово. Но, поговорив с тобой, я понял, что ошибся.

— Хорошо, что ты до сих пор молчал.

— Я же хитрый. Сара, я скучаю по тебе.

Она помедлила:

— А я — по тебе. Но ничего не поделаешь.

— Пока да. Но должен же быть какой-нибудь способ исправить положение! Поговорим об этом в выходные.

— В субботу я занята: Ланкфорды устраивают вечер, мое присутствие обязательно. Зато я буду свободна в воскресенье и понедельник.

Кахилл скрипнул зубами. У него отняли целый день! В понедельник ему надо быть на работе. Но по крайней одну ночь они проведут вместе.

— Тогда увидимся в воскресенье — конечно, если не захочешь приехать в субботу ночью, после вечеринки.

— Она затянется допоздна. Может быть, до самого утра.

— Ну и что? Заодно разбудишь меня.

— Обязательно, — пообещала она.

Глава 20

Подъездная дорожка была сплошь заставлена машинами. Во всех окнах огромного дома горел свет. Гости расположились в комнатах, в патио, вокруг бассейна. У Мэрилин имелась излюбленная компания, занимающаяся организацией застолий, поэтому Саре пришлось согласовывать меню и все остальное с владелицей фирмы — стройной шестидесятилетней Брендой, легко справляющейся с лавиной хлопот. Официанты с новали между гостями, разнося напитки и закуски. У бассейна стоял огромный шведский стол, ломившийся от изысканных блюд, баров было устроено два — возле бассейна и в доме.

42
{"b":"12235","o":1}