ЛитМир - Электронная Библиотека

К сожалению, поблизости не было ни единого укромного уголка, где он мог бы припарковаться и дождаться ее возвращения. Любую незнакомую машину обязательно увидят соседи.

И колесить по городу ему некогда: у него свой бизнес, , телефонные звонки. Опасаясь любопытных и наблюдательных соседей, он в конце концов смирился с временным поражением. Конечно, это ему не нравилось, но он был рассудителен и терпелив; он умел ждать. Хорошо уже, что ему точно известно: до вторника ее здесь не ждут.

В любое другое время он бы еще подумал, но воскресный вечер идеально подходил для его замысла. Он подъехал к «Галлериа-сентер» на темно-синем «форде», купленном всего месяц назад, — «ягуар» слишком уж заметен, а «форд» выглядит так просто, что на него никто не обращает внимания. Конечно, его не сравнить с «ягуаром», но для сегодняшней цели он вполне сгодится. Он набрал номер, но ответа не дождался. В досаде он повторил попытку еще несколько раз и наконец сдался.

Но на следующий вечер Ланкфорды точно были дома, и на стоянке он не заметил ни одной чужой машины. Значит, они вдвоем. Сонни сам взял трубку и сообщил, что будет рад его видеть. Бизнесмену Сонни всегда было о чем поговорить с банкиром. К этому он уже привык. Туповатый Сонни ничего не заподозрил, наоборот, был даже польщен.

Пистолет с глушителем он заткнул за пояс брюк на спине, прикрыв пиджаком. Сонни сам открыл ему дверь. Он с пренебрежением отметил, что Сонни даже не удосужился набросить пиджак, остался в слаксах, футболке и — Бог ты мой! — в шлепанцах. Как и подобает нуворишу.

— А где Мэрилин? — непринужденно спросил он. С ним охотно разговаривали, на его вопросы отвечали. Ему доверяли. А почему бы и нет?

— Наверху. Сейчас спустится. Вы хотели поговорить с нами обоими?

— Да. Спасибо, что согласились принять меня. Я не отниму у вас много времени. Даже в этом заявлении Сонни не усмотрел ничего странного.

— Для нас это честь! Хотите выпить? У нас есть все, — гордо объявил Сонни и повел гостя в кабинет — хорошо, что не в свою чудовищную комнату с исполинским телевизором. В кабинете, конечно, тоже имелся телевизор, но обычных размереров.

— Не откажусь от бокала вина. — Пить его он не собирался, но счел своим долгом откликнуться на гостеприимство Сонни, чтобы окончательно усыпить его бдительность.

Они поболтали о том о сем, а Мэрилин все не появлялась Он уже начинал тревожиться. Терять время даром он не хотел: чем дольше ждешь, тем больше шансов, что кто-нибудь заметит машину, позвонит Сонни или Мэрилин, а они ответят что-нибудь вроде: «Прошу прощения, у нас в гостях наш банкир». Это ему совсем ни к чему.

Он мельком взглянул на часы, Сонни забеспокоился:

— Не понимаю, почему задерживается Мэрилин. Сейчас схожу…

— Не трудитесь, — перебил он и поднялся. Плавным движением он завел руку за спину под пиджак, выхватил пистолет и прицелился Сонни в лоб. Он стоял так близко, что Сонни мог бы ударить его по руке и остаться в живых — будь у него время. Но реакция у Сонни оказалась неважной. Очень жаль. Он спокойно нажал курок.

Пуля вошла в голову Сонни повыше левой брови, отклонилась от траектории вправо и прошила оба полушария мозга. Его всегда удивляли размеры и аккуратность входного отверстия. Но, вылетая наружу, пуля сплющилась и снесла огромный кусок черепа вместе с мозгом. Удивительно. Звук выстрела прозвучал не громче покашливания, в соседних комнатах его бы никто и не услышал.

Он повернулся, собираясь идти на поиски Мэрилин, и замер. Она стояла на пороге — мертвенно-бледная, с широко раскрытыми от ужаса глазами. Он снова вскинул пистолет она бросилась бежать.

Сделать второй выстрел он не успел. Он решительно преследовал ее, не собираясь упускать вторую жертву. Она могла завизжать, позвать на помощь, привлечь внимание — но нет, дуреха юркнула в соседнюю комнату и заперлась.

Покачав головой, он выпустил пулю в замок. Бесполезная дверь распахнулась. Мэрилин обернулась, чуть не выронив телефон. Он снова покачал головой.

— Скверная девчонка, — негромко произнес он и нажал курок.

С выпученными глазами она осела на ковер. Выстрел был произведен в упор, с незначительного расстояния. Он перешагнул через обмякшее тело Мэрилин и забрал у нее радиотелефон. В трубке не слышалось гудков: либо она не успела набрать 911, либо вообще не вспомнила номер. Он невозмутимо протер телефон носовым платком и положил его на базу.

Рука Мэрилин вытянулась по ковру, словно она пыталась дотянуться до убийцы. Блеснул желтый бриллиант, и его осенило — блестящая, прямо-таки бриллиантовая мысль. Если он заберет кольцо, полицейские решат, что произошло ограбление. Это кольцо стоит целое состояние; в последнее время он пристально изучал рынок ювелирных украшений и выяснил, что хорошие камни баснословно дороги. Например, это кольцо обошлось Сонни не дешевле, чем четверть миллиона долларов. Недурно.

Ему опять стало стыдно — за то, что своей Саре он преподнес дешевую побрякушку. Зато этот камень был редкостно красив и прекрасно подошел бы Саре с ее кожей теплого оттенка. Конечно, не в этой оправе — такая кричащая роскошь Саре не понравится. Но пройдет время, полицейские перестанут разыскивать кольцо с огромным желтым бриллиантом, и тогда его можно будет отправить в Атланту, заказать изысканную вещицу, украсив ее этим камнем. Да, так он и сделает.

Наклонившись, он принялся стаскивать кольцо с пальца Мэрилин. Кольцо сидело туго, дуреха наверняка начинала полнеть. Ну что ж, он избавил ее от расходов на переделку кольца.

Довольный собой, он прошелся по дому и вытер все поверхности, к которым прикасался, не забыв про ручку ной двери и кнопку звонка. Он уехал с улыбкой. Все прошло замечательно.

Глава 22

В понедельник утром, когда Кахилл уехал на работу, Сара устроила себе тренировку, потом записалась на маникюр и педикюр и еще несколько часов провела в блаженном безделье. После салона она зашла за продуктами и приготовила на ужин спагетти. Кахилл доедал третий ломоть истекающей маслом чесночной булочки, когда зазвонил телефон. Увидев высветившийся номер, он вздохнул.

— Да, я… — Послушав минуту, он сказал: — Уже еду. Со вздохом он начал подниматься. Ремень с кобурой он еще не успел снять, поэтому ему понадобилось только поправить галстук и набросить пиджак.

— Мне надо уехать, — нехотя объяснил он.

— Понимаю. — Сара встала и поцеловала его. — Это надолго?

Он снова вздохнул.

— Наверное, на несколько часов, а может, и дольше.

— Ладно, я все равно дождусь тебя.

Он устремил на нее чувственный взгляд из-под полуприкрытых век.

— Рад слышать. — И он поцеловал ее так, что у нее судорожно забилось сердце. Что-что, а целоваться он умел!

Он уехал, а она навела порядок на кухне и уселась перед телевизором. В рекламе фаст-фуда показали такой банановый десерт, что она чуть не захлебнулась слюной. После всех бананов, мороженого и орехов ей придется недель шесть избавляться от лишних калорий. Пробежать лишнюю сотню миль.

Уговоры не помогали. Обычно Сара легко отказывалась от сладкого, да и не особенно любила его. Она придерживалась полезной для здоровья, сбалансированной диеты и почти не думала о еде. Но приближались месячные, а в такое время ей всегда безумно хотелось мороженого. Она боролась с искушением целый час, потом капитулировала.

Поднявшись, она заглянула в морозилку. Ага! Целых полгаллона ванильного мороженого — судя по картинке, с крошками настоящего стручка ванили. Сара схватила картонное ведерко, и у нее упало сердце: ведерко оказалось слишком легким. Заглянув внутрь, она застонала — внутри осталась жалкая ложка мороженого. Почему, черт возьми, Кахилл не доел эту ложку и не выкинул картонку?! Или не накупил мороженого впрок?

Злясь на себя, она схватила сумочку и решительно двинулась в сторону супермаркета. Если бы она знала, что сегодня ей захочется мороженого, она купила бы его еще днем, но откуда она могла знать?..

46
{"b":"12235","o":1}