ЛитМир - Электронная Библиотека

Гулять так гулять — чтобы все банановые десерты мира опротивели раз и навсегда! Вот тогда и можно будет преспокойно поглощать здоровую, питательную пищу. К тому же если сдобрить мороженое бананами, оно становится более полезным, верно?

На том Сара и порешила. Она выбрала самые аппетитные и спелые на вид бананы, какие только смогла найти. Купила засаженные вишни. Ананасовый соус. Шоколадный сироп. Измельченный орех-пекан в карамельном соусе и карамельный соус отдельно — на всякий случай. Ванильное, клубничное и шоколадное мороженое — настоящий банановый десерт готовят с разными сортами мороженого. Что еще?.. Ах да: взбитые сливки. И ванильные вафли для полноты впечатления.

Она едва сдерживала нетерпение. К ее удивлению, Кахилл вернулся домой раньше, чем она Сара с трудом втащила в дом свою добычу.

— А почему ты так рано? Я думала, ты вернешься не раньше десяти.

Он пожал плечами:

— Все уладилось быстрее, чем я рассчитывал. А ты где была?

— В супермаркете. Я оставила бы записку, если бы знала, что ты меня опередишь.

Прислонившись к кухонному шкафу, он наблюдал, как она разбирает пакеты.

— У нас намечается неделя мороженого?

— Бананового десерта. Я увидела его по телевизору и не выдержала. А у тебя в холодильнике мороженого не нашлось, — упрекнула она.

— Быть того не может!

— Одна ложка не считается.

Кахилл обвел взглядом три картонных ведерка:

— Зато теперь мороженого у нас в избытке.

— У нас?

Он насторожился:

— А разве мне не достанется?

— Ты хочешь поучаствовать в пиршестве?

— Само собой! Всю жизнь мечтал. Кстати, у меня есть любопытные идеи насчет применения шоколадного сиропа.

— Не трожь мой шоколадный сироп! У меня на него другие планы.

— На весь? Сара подмигнула.

— Пока не знаю.

Она достала из шкафа две неглубокие миски, разложив принесенные ингредиенты и принялась чистить бананы, потом разрезать их вдоль. Ломтики бананов она уложила в блюдо, окружив их ванильными вафлями. Затем пришла очередь мороженого.

— Мне только ванильного, — предупредил Кахилл, с любопытством наблюдавший за Сарой. — Мороженое должно быть настоящим, без выкрутасов.

— Имей в виду — ты многое теряешь.

— Потом попробую тебя.

Три шарика ванильного мороженого — Кахиллу, по шарику ванильного, клубничного и шоколадного — себе.

— А как насчет ананасов и пекана? — спросила Сара, указывая на баночки с соусами. Кахилл кивнул. Сара щедро полила соусами обе порции, потом добавила карамели и шоколадного сиропа. Каждый холмик увенчала шапочка взбитых сливок, украшенная засахаренными вишнями. На свою порцию Сара положила две вишенки, потому что обожала их.

— О черт! — выпалил Кахилл, взяв миску. — Весит не меньше двух фунтов!

— Угощайся, — предложила Сара, садясь за стол и принимаясь за лакомство.

— Уфф… — выдохнул Кахилл полчаса спустя. — До сих пор не верю, что съел все подчистую.

— Только свою порцию, — уточнила Сара, указывая на пустую миску.

— Я же больше тебя. И все равно объелся.

— Я тоже, — призналась Сара. — Зато было вкусно. И теперь меня больше не тянет на сладкое. — Она унесла миски в раковину, прополоскала их и сунула в посудомоечную машину. Ей казалось, что она вот-вот лопнет, она была уверена, что не захочет даже смотреть на мороженое все следующее тысячелетие… или по крайней мере один месяц.

— Так что там насчет шоколадного сиропа? — напомнил Кахилл.

— Даже не думай.

Он и не стал ни думать, ни тратить лишних слов. За пару часов они исчерпали все возможности шоколадного сиропа — сначала поливали им его, потом ее… Сара не раз пожалела, что на десерт ушло так много сиропа. Полная бутылка сейчас пришлась бы кстати.

На следующее утро, подъезжая к дому Ланкфордов, она продолжала улыбаться. Время близилось к шести, но Саре хотелось оказаться на рабочем месте с самого утра. Она притормозила у ворот, вынула из ящика утреннюю газету, набрала код, и ворота плавно распахнулись. Как обычно, Сара остановилась у своего бунгало. Она перенесла вещи из машины в дом, торопливо переоделась и направилась через двор к большому дому, приготовив свой ключ от входной двери.

Войдя в дом, она повернулась к панели сигнализации, чтобы отключить ее, но вдруг поняла, что не услышала предупреждающего сигнала, когда открыла дверь. Нахмурившись, Сара рассмотрела индикаторы на панели. Неудивительно, что сигнализация промолчала: она не была включена. Должно быть, Мэрилин забыла сделать это. И она, и ее муж не видели особой необходимости в сигнализации — ведь дом обнесен оградой. Супруги считали, что им ничто не угрожает.

Пройдя на кухню, Сара сварила кофе, потом понесла газету по лабиринту коридоров в кабинет Сонни, где он любил читать и одновременно смотреть по телевизору новости. Спешку он ненавидел, поэтому обычно спускался вниз в половине седьмого, благодаря чему успевал и почитать, и позавтракал и без двадцати девять отправиться в офис.

В коридоре горел свет. Кстати, и фонарь над входной дверью был включен. Сара вдруг насторожилась. Что-то произошло; возможно, кто-то из супругов ночью заболел, потому что она уловила… жуткую вонь.

Паника захлестнула ее, заставила попятиться к двери. Какой ужасный запах! У Сары он ассоциировался с самыми страшными минутами в ее жизни. Казалось, ей вновь снился уже знакомый кошмарный сон. Она пыталась уел себя, мысленно твердила, что у Сонни или Мэрилин служилось расстройство желудка, вот и все. Если бы они позвонили ей, она сразу вернулась бы домой и приняла все меры.

Она сглотнула подступившую к горлу желчь.

— Мистер Ланкфорд! — позвала она. — Где вы?

Ей никто не ответил. В комнате было тихо, если не считать приглушенного гула электроприборов. Мистер Ланкфорд! — снова крикнула Сара.

Пистолета у нее не было, его до сих пор не вернули. Сара не напоминала полицейским о нем, поскольку Ланкфордам не требовались ее услуги телохранителя. Рано или поздно ей отдадут оружие. Но теперь, когда ее волосы встали дыбом от страха, Сара горько пожалела, что она осталась безоружной. Надо уйти, позвонить Кахиллу и попросить его приехать. Дом казался абсолютно безлюдным, без малейшего признака жизни. Сара сделала еще несколько шагов, замерла и затаила дыхание. Запах. Та же самая тошнотворная вонь.

«Еще раз я этого не вынесу», — мелькнуло у нее в голове. Нет, этого просто не может быть. Так не бывает. Ей все померещилось. Подумаешь, запах! Надо выяснить, что случилось и кто заболел. Сохраняя спокойствие, взять инициативу в свои Руки. За это ей и платят.

Еще два шага. До двери кабинета осталось шага три. Сара вставила себя сделать их, внутренне сжалась, словно приготовившись прыгнуть с парашютом. Запах был каким-то маслянисто — вязким, он застревал в горле, обволакивал язык. Сара закашлялась, прикрыла ладонью рот и нос и заглянула в кабинет.

Сонни полусидел-полулежал на полу, прислонившись головой к массивному журнальному столику. Голова была повернута под неестественным углом. А рана…

Искать Мэрилин она не стала. Как однажды раньше, она попятилась, сдерживая сдавленные звуки, вылетающие изо рта. Эти звуки ужаснули ее — они были такими жалкими, несмотря на всю ее силу. Она привыкла считать себя сильной. Но теперь ее охватила слабость. Ей хотелось с визгом броситься бежать, найти укромный уголок, спрятаться и сидеть там, пока не кончится этот ужас.

Ей просто необходим Кахилл. Вот именно. Рядом с ним она сразу успокоится. Значит, надо позвонить ему.

Она продолжала пятиться по коридору и вскоре очутилась на кухне. Только тогда она заметила, что дрожит всем телом и близка к истерике.

Этого еще не хватало! Поддаваться истерике нельзя. Сначала — важные звонки и не менее важные дела.

Но надо звонить не Кахиллу, а в службу спасения. Всему свое время. Может, Мэрилин еще жива, и врачи успеют спасти ее. Следовательно, в первую очередь — набрать 911.

У нее так тряслись руки, что она не попала по кнопкам телефона — ни с первой, ни со второй попытки. Плача и бранясь, она швырнула телефон на кухонный стол.

47
{"b":"12235","o":1}