ЛитМир - Электронная Библиотека

— Работай, черт бы тебя побрал! Работай!

Телефон развалился, пластмасса треснула. Остатки Сара метнула в стену. Нужен другой телефон. И поскорее!

Она попыталась привести в порядок мысли. В этом доме телефонные аппараты стоят повсюду, но где именно? Она еще не успела запомнить. В голове все смешалось.

Отправляться на поиски телефона она не решалась, боясь наткнуться на Мэрилин.

Не надо думать об этом, незачем вспоминать об энергичной, жизнерадостной, добродушной женщине, которая лежит где-то на полу в луже крови! «Сосредоточься. Ищи телефон»

— Бунгало! Там-то он точно есть.

Сара бросилась было бежать, но ноги подкосились, и она упала на колено. Боли она не ощутила, но всю дорогу до бунгало прихрамывала.

Телефон стоял в гостиной. Сара схватила его и принялась беспорядочно давить на кнопки, но опомнилась и сделала несколько глубоких прерывистых вдохов, чтобы успокоиться. Постепенно ей это удалось. Надо держать себя в руках: что хорошего, если она ничего не сможет объяснить?

Еще дрожащими руками она сумела набрать 911 и затаила дыхание, ожидая ответа.

Кахилл не поверил своим ушам. Никак не мог поверить. Поначалу ему показалось, что он ослышался, что это ложный вызов, что оператор переврал адрес. Что угодно, только не это. Даже одно убийство — редкое явление в Маунтин-Брук, но два, да еще, одно за другим! Причем трупы обнаружила одна и та же женщина! Такого попросту не могло быть.

Он ощутил противный холодок в желудке, где образовался ледяной твердый комок страха, не имеющий никакого отношения к Саре — если она вызвала полицию, значит, с ней все в порядке, — зато напрямую касающийся его профессии. Он отличный полицейский, у него есть опыт, чутье, умение анализировать скупые факты, не поддаваясь эмоциям. Вот и сейчас чутье подсказывало ему, что совпадение выглядит слишком подозрительно.

Когда он подъехал к дому Ланкфордов, происходящее напомнило ему вызов к судье Робертсу. Патрульные машины, личный транспорт сотрудников полиции, фургоны, «скорые», пожарные машины запрудили проезжую часть и тротуар. Но они по крайней мере приехали сюда по долгу службы. А машины зевак, их владельцы и журналисты образовали громадную плотную пробку. Над толпой даже кружил вертолет.

Кахилл пристегнул жетон полицейского к поясу, пробрался через толпу, нырнул под желтую ленту, огораживающую место преступления, и обратился с вопросом к первому же встречному человеку в мундире:

— Вы не видели лейтенанта?

— Он в доме.

— Спасибо.

Сара тоже где-то в доме — или в бунгало у бассейна. Искать ее Кахилл не стал: вначале требовалось переговорить с лейтенантом.

Дом напоминал муравейник — огромный, но все-таки муравейник; архитектор явно страдал шизофренией и дислексией. Кахилл с огромным трудом разыскал лейтенанта. Тот стоял в коридоре, на пороге одной из комнат, стараясь ни к чему не прикасаться. Значит, здесь и произошло убийство.

— Нам надо поговорить, — обратился Кахилл к лейтенанту и отозвал его в сторону.

— Дело дрянь, — пробормотал лейтенант, по-прежнему глядя в комнату. День только начался, а он уже казался усталым. — Что у тебя?

— Вероятно, меня отстранят от следствия. Конфликт интересов. Я встречаюсь с Сарой Стивенс.

— С женщиной-дворецким? — нахмурился лейтенант Уэстер. — Что значит «встречаюсь»? Куда-нибудь сходили вместе пару раз?

— Вообще-то мы живем вместе. — Конечно, Кахилл преувеличил, но не намного.

— А мне сказали, что она живет в бунгало за домом.

— Во время работы — да. Но на выходные она перебирается ко мне.

— Черт! — Лейтенант провел пятерней по макушке. Немногочисленные оставшиеся волосы он стриг очень коротко, поэтому не разлохматил их. — И давно?

— С тех пор как ее вычеркнули из списка подозреваемых по делу Робертса.

— Час от часу не легче. Слушай, Док, не нравится мне все это. Может, в тот раз мы поспешили снять с нее подозрения? Посуди сам, — продолжал он яростным шепотом, — в городе уже много лет подряд не случалось убийств. Потом приехала она, и человек, у которого она служила, был найден убитым точным, профессиональным выстрелом в голову. Выяснилось, что он оставил ей сто тысяч долларов. А на этот раз пропало кольцо с бриллиантом стоимостью четверть миллиона долларов. Это заметила Сара Стивенс во время опознания трупа, ну и как тебе такое совпадение? Выглядит неправдоподобно, верно? В общем, твоей подружке можно посочувствовать.

— Знаю, — мрачно откликнулся Кахилл.

Глава 23

Лейтенант Уэстер очутился в затруднительном положении. Для расследования ему требовалась помощь всех сотрудников, однако он не хотел рисковать, пренебрегая конфликтом интересов. Впрочем, конфликт мог возникнуть только в том случае, если бы Кахилл дал волю эмоциям, позволил вмешаться в свою работу. Лейтенант считал, что Кахилл в состоянии взяться за расследование, и Кахилл был с ним согласен. Конечно, легче ему от этого не становилось. Но и доверять дело кому-нибудь другому он не желал.

Кахилл знал, что поступает правильно, и все-таки злился, не на то, что лейтенант принял решение, а на то, что решение вообще пришлось принимать. Неужели он что-то упустил, неужели прошляпил? Если все эти убийства совершила Сара — или просто была сообщницей убийцы, чего он не исключал, — значит, он виноват в смерти двух человек. Если бы он не отверг первые подозрения, они были бы живы.

А если Сара ни в чем не виновата — с каждой минутой это предположение казалось все менее вероятным, — значит, произошла какая-то чудовищная ошибка. Да еще этот кулон: возможно, она сама послала его себе, чтобы отвести подозрения. Кахилл еще не знал, поручат ли ему это расследование, но мысленно уже просеивал факты, подробности, версии.

Он попросил разрешения поговорить с Сарой. В глубине души он знал, что с ней все в порядке, но чутье полицейского настоятельно советовало проверить, как она выглядит и как ведет себя. Жесты, мимика и физические реакции могут поведать о многом.

Сару он нашел в бунгало. Она сидела на диване в уютной гостиной, а врач перевязывал ей правое колено. В дверях застыл полицейский. Брюки Сары были разорваны на колене, на коже запеклись ржавые пятна крови. Ее лицо было белым как бумага.

— Что случилось? — спросил он, наблюдая за Сарой издалека.

— Она упала во дворе и рассекла колено, — деловито объяснил врач, накладывая повязку на кровоточащую рану. — Завтра будет побаливать, — предупредил он Сару.

Она рассеянно кивнула.

— Когда ты упала? — спросил Кахилл. — Как это вышло?

— Я не падала. — Голос Сары прозвучал слабо, еле слышно и монотонно. На Кахилла она не взглянула. — Я оступилась и ударилась коленом.

— Когда? — повторил он.

Сара пожала плечами:

— Когда искала телефон.

— Зачем ты искала телефон? — Кахилл уже убедился, что телефонные аппараты расставлены по всему дому. Разбитый телефон в кухне он тоже видел.

— Позвонить. Сообщить… — Она сделала неопределенный жест рукой, указывая куда-то в сторону дома.

— В доме полно аппаратов. Почему ты решила позвонить отсюда?

— Я не знала, где она. И боялась… случайно найти ее— Она впервые посмотрела Кахиллу в глаза. — Но все равно увидела. Меня попросили опознать ее. Я все видела.

Симптомы шока выглядели очень убедительно. А может, она действительно в шоке? Она вела себя, как и следовало ожидать от человека, пребывающего в шоке: сидела неподвижно, а если и двигалась, то медленно, вяло. И была очень бледна. Макияж? И зрачки расширены. Впрочем, они увеличиваются и от глазных капель.

Кахилл ненавидел себя за подобные мысли, но не упускал ни единой детали. Даже если его отстранят от расследования, его наблюдения могут пригодиться. Внезапно ему в голову пришла еще одна мысль: а если и с ним Сара сблизилась только затем, чтобы отвести подозрения или, к примеру, следить за ходом расследования убийства судьи? Если так, она может поздравить себя с успехом: дело Робертса так и осталось нераскрытым. Ему хотелось допросить ее, но разумнее было бы удалиться, уступить место инспекторам, которым поручено это дело. К тому же ему надо проверить еще кое-что.

48
{"b":"12235","o":1}