ЛитМир - Электронная Библиотека

Он кивнул полицейскому в дверях гостиной и вышел из бунгало, глубоко вдыхая свежий воздух.

— Приблизительное время смерти нам известно? — спросил он у лейтенанта Уэстера.

— Заключение экспертов еще не готово, но я сам видел трупы. Они давно окоченели. Я бы сказал, эти люди погибли… часов двенадцать назад. Или около того.

Дьявол. Как раз в то время, когда он уезжал по делу, а Сара вдруг сорвалась в супермаркет, хотя днем уже ходила в магазин. Свой поход она объяснила внезапным желанием полакомиться банановым десертом. Достаточно ли Сара хладнокровна, чтобы убить двух человек, а на обратном пути задать за мороженым? Или же покупка мороженого была для нее предлогом? Алиби, чтобы показать ему чек и заявить: «Видишь? Вот где я была. У Ланкфордов я не появлялась».

Ситуация с убийством Робертса в точности повторилась. У Сары опять не было свидетелей, которые могли бы подтвердить ее алиби, зато имелся чек из магазина. Кроме того, она никак не могла заранее знать, что тем ему придется на время уехать. Вызов был незапланированным. Неужели она поджидала удобный случай, зная, что рано или поздно его вызовут на работу глубокой ночью? Спешить ей было некуда, она могла позволить себе ждать. В конце концов, ей платили огромные деньги, а желтый бриллиант, приглянувшийся ей, из дома никуда бы не делся.

Но чек из супермаркета она не сохранила. Кахилл отчетливо помнил, как Сара выложила на стол покупки, а чек сразу бросила в мусорное ведро. Если она и вправду хладнокровная, ловкая убийца, выбросив чек, она допустила непростительную ошибку. А может, она еще умнее? Теперь она имел; полное право заявить: «Если бы я знала, что мне понадобится алиби, разве я стала бы выбрасывать чек?»

Господи, так недолго и сойти с ума. Под каким бы углом он ни рассматривал поступки Сары, они представали перед ним в самом неожиданном свете, теряли первоначальный смысл.

Дома он первым делом принялся рыться в мусоре. Пакеты из супермаркета лежали на самом верху, придавленные только банановой кожурой и пустыми стаканчиками из-под йогурта. Он вытащил оба пакета, расправил их и заглянул внутрь. В одном обнаружился чек — скомканный, но целый и сухой, без единого пятнышка.

Чек был пробит в восемь пятьдесят семь. Примерно в то же время, когда Кахилл вернулся домой. Где же еще успел побывать Сара?

Комната для допросов была небольшой, полупустой, с видеокамерой под потолком.

Инспектор Расти Ахерн умел находить общий язык с людьми. Пятидесятидевятилетний, светловолосый, веснушчатый, он располагал к чистосердечным признаниям своим добродушием и неподдельным сочувствием. Кахилл не умел так ловко развязывать языки. Однажды даже Расти заметил: «У тебя взгляд акулы». Особенно удавались Расти допросы женщин, они с первого взгляда начинали доверять ему.

Вместе с лейтенантом и еще двумя коллегами Кахилл следил за допросом, сидя у монитора в соседнем помещении. Сара была почти неподвижна, смотрела в никуда, будто бы замкнувшись в себе. Точно так же она вела себя после первого убийства, вспомнилось Кахиллу. Защитная реакция? Попытка абстрагироваться? Или искусная игра?

— Где вы были вчера вечером? — мягко спросил Расти.

— Дома у Кахилла.

— У инспектора Кахилла?

— Да.

— Почему вы были у него?

— Я провела с ним выходные.

— Все выходные?

— Кроме субботы. В субботу вечером в доме, где я работаю, собирались гости. Я была занята.

— В какое время вы приехали к инспектору Кахиллу после субботней вечеринки?

— Кажется, в четыре… — Сара задумалась. — Точно не помню, но очень рано. Еще до рассвета.

— Почему так рано?

— Чтобы подольше побыть с ним.

К счастью, Расти не стал расспрашивать, в каких отношениях она находится с инспектором. Он продолжал выяснять точное время.

— Вы провели вдвоем весь воскресный день?

— Да.

— И вечер?

— Да.

— А что произошло в понедельник? Чем вы занимались, Пока инспектор Кахилл был на службе?

— Похоже, Расти возомнил себя адвокатом, — пробормотал инспектор Нолан. — Вы только послушайте!

Вопросы и вправду были направлены на то, чтобы уточнить все подробности. Обычно первые допросы проводили менее упорядоченно, только чтобы разговорить подозреваемых. Но на Сару этот прием не подействовал: она отвечала четко и коротко, не говоря лишнего. Поскольку ничего сообщать она не собиралась, Расти приходилось вытягивать из нее сведения.

— Сначала устроила себе тренировку. Потом сходила за продуктами.

— И все?

— Еще сделала маникюр в салоне.

— А где вы тренировались?

— В подвале.

— В каком подвале?

— В доме Кахилла.

И так далее, и тому подобное — когда и где она делала маникюр, где покупала продукты, в какое время вернулась. Что делала потом? Готовила ужин. Спагетти. Пришел Кахилл, они поужинали. Ему позвонили, он ушел, предупредив, что вернется через несколько часов.

Расти сверился со своими записями. Он знал, когда именно Кахиллу позвонили домой, и когда он вернулся после вызова. Ему сообщили точное время, указанное на чеке. Любая попытка подтасовать факты сразу насторожила бы его.

— Чем вы занимались в отсутствие Кахилла?

— Убрала в кухне и села смотреть телевизор.

— И это все?

— Потом сходила за мороженым.

— В какое время?

— Не помню. После восьми.

— Куда вы отправились за мороженым? Сара сообщила название супермаркета.

— В какое время вы вышли из супермаркета?

— Не знаю.

— Вы можете приблизительно определить, сколько вы там пробыли?

Сара пожала плечами:

— Минут пятнадцать.

— Что же было потом?

— Я вернулась в дом Кахилла.

— Он уже был дома?

— Да. Вернулся раньше, чем я ожидала.

— В какое время?

— Не знаю. На часы я не смотрела.

— По пути из супермаркета вы никуда не заезжали?

— Никуда.

— Вы сказали, что в тот день уже ходили за продуктами. Почему же вы сразу не купили мороженое?

— В то время мне его не хотелось.

— Значит, вам захотелось мороженого внезапно?

—Да.

— И часто с вами такое случается?

— Раз в месяц.

Расти озадаченно нахмурился.

— Почему именно раз в месяц?

— Как раз перед началом месячных. В такое время мне всегда безумно хочется мороженого.

— Слишком много информации, — шепнул Нолан на ухо Кахиллу. Выслушивать подробности, касающиеся менструального цикла, он не желал.

Расти тоже немного растерялся, не зная, как распорядиться этими сведениями. Кахилл сохранял на лице бесстрастное выражение. Неприятно видеть, как твоя личная жизнь становится достоянием общественности. О чем сейчас думает Сара? Что творится в этой темноволосой голове?

Откуда ему знать? Во всем, что касается женщин, он слеп и глуп: ему понадобился целый год, чтобы сообразить, что Шеннон ему изменяет. Его обвела вокруг пальца жена, потом он связался с убийцей, ничего не подозревая. Он занимался сексом с этой женщиной. Спал рядом с ней. Смеялся вместе с ней. Готов был дать голову на отсечение, что она абсолютно откровенна с ним, и теперь никак не мог смириться с мыслью, что его любовница — безжалостная, хладнокровная преступница. Беда заключалась в том, что об этом свидетельствовали только обстоятельства. Совпадения выглядели невероятно, однако никаких прямых улик против Сары пока не удалось найти.

— А мою жену тянет на шоколад, — вдруг сообщил лейтенант Уэстер. — Я всегда точно знаю, что у нее приближаются месячные — потому что она начинает глотать шоколадки «Хершис» одну за другой.

— Может, сменим тему? — чуть не застонал Нолан.

Расти уже расспрашивал Сару о том, в котором часу она появилась в доме Ланкфордов.

— Расскажите об этом подробнее.

— Я прошла в дом и сварила кофе.

— Вы не заметили ничего необычного?

— Сигнализация была отключена. Она не сработала, когда я отперла дверь и вошла в дом.

— И раньше такое случалось?

— Когда я бывала дома, я всегда включала сигнализацию. Но миссис Ланкфорд иногда забывала.

49
{"b":"12235","o":1}