ЛитМир - Электронная Библиотека

— В таком случае мотивом опять-таки оказываются деньги, — заметил Ахерн. — Надо выяснить, были ли убитые деловыми партнерами, узнать, что между ними общего. Может быть, они благополучно выпутались из какой-нибудь аферы, а кто-то лишился последней рубашки?

— Но в таком случае работа Сары у Робертса и Ланкфордов — чистейшее совпадение, — вмешался Уэстер. — А так не бывает. Слишком уж подозрительно выглядит это совпадение.

— Знаете, а ведь, эта версия имеет право на существование. — Ахерн в задумчивости заштриховывал страницу блокнота. — Кто может позволить себе нанять дворецкого, особенно уровня Сары Стивенс? Не многие. Даже в Маунтин-Брук. Большинству местных жителей приходится вкалывать как проклятым, чтобы платить налоги, выплачивать ссуды, давать образование детям. Но богачи наверняка знакомы друг с другом, поддерживают если не светские, то деловые связи. Ведь они же как-то разбогатели, правда? Пожалуй, сделки — это зацепка.

— В этом году у многих компаний возникали проблемы. Кому-то повезло больше, кому-то — меньше. — Уэстер задумался. Предложенная версия показалась ему более убедительной, чем все прочие. — Ладно, поговорю об этом с начальством. Мы сделаем заявление о ходе расследования, которое усыпит бдительность преступника. Он убил уже троих, наверняка вошел во вкус. Но нам новые трупы не нужны. — Он посмотрел на Ахерна. — Освободите мисс Стивенс, поручите кому-нибудь собрать ее вещи и отвезите ее в мотель. Нет, к себе ее не зови, — многозначительно продолжил он, глядя на Кахилла. — И вообще держись от нее подальше. Журналисты заклюют нас, узнав, что мы ее освободили, а если станет известно, что она встречается с одним из полицейских, гореть нам всем синим пламенем, ясно?

Кахилл признал, что лейтенант прав. Но держаться подальше от Сары он не собирался. Ему предстояло вновь навести разрушенные мосты, не дожидаясь, когда все будет потеряно. Ему не давали покоя слезы Сары, ее растерянность, слова о том, что он нужен ей. Сегодня утром она прошла через ад, вновь пережила все, что испытала после смерти судьи Робертса. Она чудом сохранила рассудок, а он даже не попытался поддержать ее. Весь день она просидела одна, тоскливо раскачиваясь из стороны в сторону, обхватив себя обеими руками. Но хуже всего было другое: она поняла, что он обвиняет ее в убийстве.

Предательство было таким вопиющим, что он не знал, сумеет ли когда-нибудь вновь завоевать доверие Сары. Но ради этого он был готов на все. Если ему придется ползать на коленях, как в прямом, так и в переносном смысле, чтобы вымолить ее прощение, он готов ползать, пока у него целы колени.

Кахилл видел, в каком состоянии сейчас находится Сара. Он помнил, как после убийства судьи она долго не могла взять в рот ни крошки. Вот и сегодня она ничего не ела после завтрака, случившегося целую вечность назад. Ей предлагали перекусить, но она лишь молча качала головой. Обычно в кризисных ситуациях она оставалась сильной и деятельной, но сейчас настоятельно нуждалась в утешении и заботах.

Прежде всего, требовалось забрать ее вещи из бунгало и поселить ее в отеле — под вымышленным именем, чтобы никто не беспокоил. Эту задачу взял на себя Ахерн.

Но Кахилл не собирался отпускать Сару, не извинившись перед ней, — даже если из этой затеи ничего не выйдет. Пройдя по коридору, он открыл дверь в комнату, где допрашивали Сару. Она вскинула голову, узнала его и быстро отвела глаза. Кахилл отметил, что она по-прежнему бледна, что ее лицо осунулось, а глаза стали тоскливыми. Новая трагедия подкосила ее.

Он шагнул через порог и закрыл дверь. Камера под потолком была отключена, за ними никто не следил. Если Саре вздумается дать ему пощечину, он к этому готов. Если она сочтет нужным двинуть его ногой — он и это стерпит. От нее он готов вытерпеть все, лишь бы она его простила. Но Сара не шевельнулась, даже когда он присел на корточки и снизу заглянул ей в лицо.

— Ахерн отвезет тебя в отель, чтобы ты отдохнула, — тихо сообщил Кахилл. — Мы соберем твои вещи и привезем. В отеле тебя зарегистрируют под вымышленным именем, чтобы не беспокоили журналисты.

— Меня не арестовали? — бесцветным, глухим голосом спросила она.

— Сара… мы знаем, что ты ни в чем не виновата.

— Почему? Нашлись доказательства? Еще утром ты считал меня преступницей. — Она не упрекала его, не злилась просто констатировала факт. Кахиллу показалось, что она вдруг отдалилась на несколько миль, и не только от него, но и от всего мира. Только так она могла справиться с шоком.

— Я ошибся, — коротко объяснил он. — Мне очень жаль. Ты представить себе не можешь, как я сожалею. Совпадение бросилось мне в глаза, я ни о чем не мог думать — кроме как о том, что вчера в мое отсутствие ты куда-то уезжала.

— Понимаю.

От ее бесстрастного тона он поморщился.

— И прощаешь меня?

—Нет.

— Сара… — Он протянул руку, но она испуганно отшатнулась.

— Не прикасайся! Он опустил руку.

— Ладно, пока не буду. Знаю, я очень виноват перед тобой, но я исправлюсь. Мы подумаем, что можно сделать, и…

— Это не тебе решать, — перебила она.

— Что? Что не мне решать?

— Как мне поступить. У тебя нет выбора.

Перед ним разверзлась черная пропасть, затягивающая его вниз. Если он потеряет ее… нет, это немыслимо. На такое он не согласен. Как только пройдет первое потрясение, она согласится выслушать его. Сара — рассудительная женщина. А если она откажется разговаривать с ним, он найдет другой способ восстановить отношения. Он сделает все, лишь бы она осталась с ним.

— Поговорим потом, — решил он и отступил, не желая осложнять положение.

— Это ни к чему.

— Напротив! Пока отдохни, подумай, но не надейся, что я сдамся.

— Тебе придется, — коротко отозвалась она и уставилась в стену.

Через пятнадцать минут Ахерн вывел ее на служебную стоянку — перед дверями полицейского управления толпились репортеры и операторы, поэтому Сару решили увезти тайно. Заметив отъезжающую машину, один предприимчивый журналист попытался догнать ее, но перед ним на дорогу вывернул белый «ягуар», и через несколько секунд и неприметная полицейская машина, и белый «ягуар» затерялись в потоке транспорта.

Глава 25

Тревор Денсмор испытал самое сильное потрясение в жизни, узнав, что Сару задержали по подозрению в убийстве. Это невероятно. Как? Почему?! Против нее нет никаких доказательств. Ни единого! Как такое могло случиться? Прошлой ночью он забыл подобрать гильзы, но они никак не могли стать уликами против Сары. А Тревор первым делом избавился от пистолета, предварительно затерев серийный номер. Ему было неприятно заниматься рутинной работой, но доверить ее своему секретарю он не мог.

Теперь осталось убедиться, что с Сарой все в порядке. В репортаже, который передали в новостях, она была слишком бледной. Это она обнаружила трупы — и судьи Лоуэлла Робертса, своего прежнего хозяина, и супругов Ланкфорд. Именно поэтому ее заподозрили в причастности к преступлению: иногда убийцы сами вызывают полицию, чтобы отвести от себя подозрения. Полицейские, разумеется, знали о подобных уловках и поэтому решили пойти по горячим следам. Тревор в ужасе сообразил, что подложил Саре свинью.

Но он никак не мог предвидеть, что именно она обнаружит трупы. Такое ему и в голову не приходило. И напрасно, можно было бы догадаться, что первой после него в дом войдет именно Сара. Привычки опаздывать на работу она не имела. Тревор с ужасом представлял себе, через что ей пришлось пройти по его вине. Конечно, избавиться от трупов он просто не сумел бы, зато мог прикрыть их каким-нибудь одеялом. Сейчас люди повсюду разбрасывают шали и покрывала, он сам видел это в доме Ланкфордов. Да, надо было пощадить Сару, избавить ее от отвратительного зрелища.

Собственная непредусмотрительность так расстроила его, что он поручил секретарю отменить все встречи и пораньше уехал из офиса. Как же быть?

Первым делом требовалось добиться освобождения Сары, но как? Тревор не мог просто позвонить в полицию и потребовать отпустить ее, не объясняя причин. Внезапно его посетила блестящая мысль. Шаг был рискованный, но ради Сары Тревор был готов на все.

52
{"b":"12235","o":1}