ЛитМир - Электронная Библиотека

Она резким движением села на постели и уставилась на него мокрыми глазами.

— Вот что я тебе скажу, — заговорила она. — Ты дал мне жестокий урок. Раньше в аду станет холодно, чем я поверю… — Она оборвала себя и устало вздохнула. — Ну вот, теперь я заговорила совсем как ты.

Он поднялся и направился в ванную, где привел себя в порядок и застегнул брюки. Сара тоже встала, не обращая внимания на свою наготу. Они мылись, стоя рядом и встречаясь взглядами в зеркале.

— Я люблю тебя, — сказал он. — Как прежде.

У нее поникли плечи.

— И я тоже. Но думать об этом пока не хочу.

— Я подожду. — Он провел ладонью по ее голове. — Сколько понадобится. Только не руби сплеча. Не принимай поспешных решений. Поживем — увидим, что будет дальше.

Сара посмотрела на него в зеркало и обреченно вздохнула:

— Хорошо. Если бы во мне не осталось любви, я не впустила бы тебя сегодня… Только не торопи меня, ладно? Дай хоть немного прийти в себя.

Кахилл вздохнул. Ему казалось, что он выиграл в лотерею или избежал казни. Сара поморщилась.

— Кстати, одно поспешное решение я уже приняла. Я нашла новую работу.

Кахилл оцепенел.

— Что?.. Как? Когда?

— Здесь. Встретила знакомого, он предложил поработать у него. Сразу же, не сходя с места. Я согласилась.

— Как его зовут?

— Тревор Денсмор. — Ее голос прозвучал устало, временный прилив энергии завершился.

Этого имени Кахилл не помнил.

— Ты никогда не говорила о нем.

— Ты не спрашивал.

— Тогда почему же ты сразу приняла его предложение?

— Чтобы спрятаться, — откровенно призналась она.

Глава 27

На следующее утро Сара проснулась от ноющей боли во всем теле. Она лежала в постели, стараясь придумать, ради чего стоило бы встать. Ночью она спала крепко, но теперь чувствовала себя такой же измученной, как вчера вечером. Да еще этот ночной приезд Кахилла…

Вчера она отправила его домой. Он не хотел уезжать, но на этот раз своего не добился. У Сары он забрал ключи от машины, чтобы доставить ее на стоянку отеля. Сара подозревала, что он сделает это собственноручно, чтобы загладить вину, и не знала, радоваться ей или плакать. Наверное, все сразу.

Ей по-прежнему не верилось, что вчера она занималась с Кахиллом любовью — после всего, что случилось. Но он был сокрушительно нежен, а она нуждалась в ласке. Его тело было горячим, запах — привычным, вселяющим спокойствие, она так хорошо знала рельеф его тела, шероховатость подбородка, форму пальцев на ногах. Больше всего она мечтала свернуться клубком в его объятиях и уснуть, потому и не стала сопротивляться.

Никогда прежде он не был таким нежным и внимательным. Сара уснула, чувствуя, как ее тело медленно покидает возбуждение. А проснулась от боли: казалось, все ее мышцы свела судорога.

Чертыхнувшись, Сара с трудом подавила желание перекатиться на живот и зарыться в подушку. У нее начались месячные — вот откуда взялась эта боль. Точно в срок, как всегда. Но вчерашние события заставили ее забыть обо всем.

Застонав, она поднялась. Хорошо, что вчера Кахилл привез ей все вещи, иначе сейчас она очутилась бы в затруднительном положении. Отыскав в чемоданах и сумках все необходимое, она направилась в ванную, принять горячий душ.

Ей требовалось хоть чем-нибудь занять себя, но занятий не находилось. После смерти судьи Робертса все было иначе: она знала его родных, привыкла к ним, они ей доверяли. А с дочерями Ланкфордов, Бетани и Меррил, она ни разу не виделась. Она искренне сочувствовала им, но понимала, что для них она чужой человек, которого вряд ли попросят о помощи. Да и она сама на этот раз никому не в силах помочь. Она слишком опустошена и измучена.

Мытье утомило ее, но ей захотелось не спать, а поговорить с близким человеком. Вытащив из сумочки телефон, Сара набрала мамин номер.

— А, привет, дорогая! — откликнулась ее мать необычно взвинченным голосом.

Сколько Сара помнила себя, ее мама была воплощением спокойствия и организованности. Она сразу насторожилась.

— Мама, что случилось?

К ее ужасу, мать разразилась слезами, но почти сразу взяла себя в руки. Сара уже не знала, что и думать.

— Мама!

— Я не хотела говорить тебе, но вчера ночью папе стало плохо. Заболело в груди. Мы провели ночь в больнице. Его обследовали и выяснили, что это не сердечный приступ…

Сара перевела дыхание и села.

— А что же?

— Не знаем. Боль немного утихла, хотя не прошла, но держится он молодцом. Сегодня ему предстоит новое обследование. — Мама вздохнула. — Наверное, я перепугалась только потому, что привыкла видеть его здоровым. Вчера, когда вдруг стал таким беспомощным, я совсем растерялась.

— Я могу прилететь дневным рейсом… — начала Сара и осеклась, не зная, разрешат ли ей покинуть город. Что говорил ей Кахилл после убийства судьи Робертса? «Никуда не уезжайте из города». Но с нее уже сняты подозрения. Вдруг она вспомнила про мистера Денсмора и застонала: вместо ездки к родителям ей придется приступить к новой работе.

— Не вздумай! — заявила ей мать. — Это не инфаркт и не инсульт. Какой смысл нестись сюда сломя голову из-за сильно приступа изжоги? Если сегодня что-нибудь выяснится, позвоню тебе.

— А может, я все-таки приеду?

— Это ни к чему. И хватит об этом. Как у тебя дела на новой работе?

Саре безумно хотелось выплакаться на мамином плече, но обременять ее в такой день она не решилась.

— Привыкаю, — объяснила она. — Кстати, запиши мой новый номер.

— Мне казалось, Ланкфорды тебе понравились.

Так и было. У Сары перехватило горло.

— Дело в том, что им пришлось неожиданно уехать, а мне искать новую работу, — придумать более убедительную ложь она не успела.

— В жизни всякое случается. — Как жена военного, мать Сары привыкла к кочевой жизни. — Я уже взяла ручку. Диктуй номер.

Сара записала этот номер вчера вечером. Открыв блокнот на нужной странице, она продиктовала матери несколько цифр.

— Я не расстаюсь с сотовым телефоном, но мне хотелось предупредить тебя о новой работе — на всякий случай.

— Постарайся устроиться поудобнее. С папой все будет в порядке — он уже сейчас ворчит, что никакое обследование ему не нужно. Наверное, придется насильно тащить его к врачу.

— Обязательно позвони мне, ладно? В любом случае.

— Позвоню.

Повесив трубку, Сара долго сидела неподвижно, пытаясь справиться с приступом тревоги. Ничего предпринять она не могла, по крайней мере, пока; сначала следовало позаботиться о себе — на случай если ее помощь вдруг понадобится родителям.

Разыскав в сумках аспирин, она приняла сразу две таблетки, рухнула в постель и через пару минут уснула. Телефон зазвонил в два. Сара открыла глаза, изумленно уставилась на часы и схватила трубку.

— Я привел твою машину, — сообщил Кахилл. — До дома Ланкфордов меня подвезли. Вставай, отвезешь меня на работу.

Сара сонно заморгала.

— Я разбудил тебя? — виновато спросил Кахилл.

— Да. Ночь выдалась бурной. — Пусть делает какие угодно выводы.

— Через десять минут я буду у тебя. — И он отключился.

Сара поднялась и поплелась в ванную. Одежда в чемоданах измялась. Взглянув в зеркало, Сара убедилась, что выглядит как колдунья Запада. Кахилл неудачно выбрал время для визита.

Не открывая дверь, Сара велела ему подождать. Кахилл остался недоволен, но смирился и спустился в вестибюль. Уже покидая номер, Сара поняла, почему ее сегодня никто не потревожил, в том числе и горничные: на двери висела табличка «Не беспокоить». Наверное, ее прицепил на дверную ручку Кахилл. Сара спустилась в вестибюль.

— Новости есть? — спросила она по пути к полицейскому управлению.

— Только одна: всех четырех человек застрелили из одного и того же оружия. Ты сегодня читала газеты или смотрела телевизор?

— Нет, а что?

— Просто хотел узнать, не вспомнила ли ты Джейкоба Ванетта.

— Четвертого?

56
{"b":"12235","o":1}