ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сара, проснись. Я принес суп.

Она поерзала и склонила голову набок.

— Что?..

— Тебе надо поесть. Просыпайся, дорогая.

Она открыла глаза, когда он ставил поднос на тумбочку у кровати.

— Вот и хорошо. — Денсмор улыбнулся. — А как нам быть теперь? Придется покормить тебя с ложки. Сейчас подложу еще одну подушку, чтобы поднять тебе голову повыше, и расстелю салфетку.

С этими словами он приподнял Саре голову, подсунул подушку, потом накрыл ее грудь салфеткой.

— Чудесный куриный суп, — объявил он и прищелкнул языком. — Конечно, больных полагается кормить куриным супом — это прописная истина. Но он и вправду вкусный и сытный. Самые вкусные супы получаются вовсе не из красного мяса, как считают многие. Красного мяса я не ем — только курятину, индейку и рыбу.

Ему бы выступить с этой проповедью у Майло, саркастически подумала Сара, и посмотреть, что скажут слушатели. Тем временем Денсмор поднес ложку к ее губам, и она послушно открыла рот, как ребенок. Сарказм был приятен, особенно потому, что внешне она изображала кротость и покорность.

Суп и вправду оказался вкусным, и Сара заставила себя съесть все до последней капли. Надо как можно быстрее набраться сил — вскоре они ей понадобятся.

Расправившись с супом, она сонно заморгала.

— Спасибо, — пробормотала она. — Было вкусно… — и зевнула. — Простите, так хочется спать…

— Ну конечно. — Денсмор вытер ей губы и убрал салфетку. — Не буду тебе мешать. Если что-нибудь понадобится — зови, и я тоже буду иногда заглядывать к тебе. У меня для тебя приготовлен сюрприз, — лукаво добавил он.

— Какой сюрприз?

— Узнаешь, когда проснешься.

После такого известия ей расхотелось спать. Когда Денсмор удалился, она внимательно осмотрела потолок и стены, но камеры нигде не заметила. На всякий случай она решила вести себя так, словно за ней наблюдают. Дергать веревки она не стала, но принялась напрягать и расслаблять мышцы, начиная с ног и продвигаясь вверх. Так она рассчитывала побороть затяжное действие неизвестного снадобья и заодно подкачать обмякшие мускулы. Если ей представится шанс сбежать, надо быть готовой к нему.

Какого черта Сара не отвечает на звонки? Кахилл постоянно звонил ей на сотовый, считая, что каждая минута, проведенная в разлуке, осложняет их положение. Да, они занимались любовью, она согласилась подумать, посмотреть, что будет дальше, но соглашение было временным. А Кахилл жаждал постоянства.

Вчера днем она перебралась к Денсмору. Пока она устраивалась на новом месте, ей было не до разговоров по телефону. Но она не могла не заметить, что он звонил ей, причем не один раз. Ей следовало бы уже перезвонить. А сегодня он получал только сообщения о том, что «абонент временно недоступен».

Телефонный номер Денсмора не значился в списке, но найти его в полицейской базе данных было проще простого. Кахилл раздобыл эти сведения и позвонил в поместье Денсмора. И наткнулся на автоответчик, компьютерным голосом предлагающий оставить сообщение. Кахилл отозвался коротко: позвоните инспектору Кахиллу из полиции Маунтин-Брук. На такие сообщения добропорядочные граждане отзываются незамедлительно. Но Денсмор не позвонил.

Между тем перепуганная общественность требовала немедленной поимки преступника. У Кахилла не оставалось времени даже перекусить. Бесплодные попытки связаться с Сарой злили его, и, в конце концов, он, словно влюбленный подросток, решил съездить к поместью Денсмора и проверить, там ли машина Сары. Но поместье было обнесено высокой оградой с чугунными воротами.

Эта каменная стена придавала ему сходство с крепостью. Одна она обошлась в целое состояние, да еще была опутана поверху колючей проволокой, как Форт-Нокс. Видимо, мистер Денсмор высоко ценил уединение.

Кахилл снова позвонил ему, на этот раз выказывая нетерпение, потребовал, чтобы мисс Стивенс немедленно связалась с ним — ради ее же блага. Не ответить на такое сообщение мог только мертвец.

Вскоре телефон Кахилла зазвонил, он схватил трубку.

— Кахилл слушает.

— Инспектор Кахилл? — послышался негромкий, какой-то елейный и в то же время властный мужской голос. — Это Тревор Денсмор. Вы оставили два сообщения для мисс Стивенс, требуя, чтобы она связалась с вами. Сожалею, но мисс Стивенс больна и не в состоянии говорить.

— Больна? — переспросил Кахилл, мгновенно встревожившись. — Что с ней?

— Ларингит. — Денсмор деликатно кашлянул. — Поэтому она в буквальном смысле слова не в состоянии говорить. Она перезвонит через несколько дней. — И отключился прежде, чем Кахилл успел расспросить его.

Сукин сын! Ему хотелось увидеться с Сарой, но поместье выглядело неприступным: проникнуть в дом он мог или по Приглашению, или с ордером на обыск.

Сара больна? Она как-то говорила, что никогда не простужается… с какой же стати она вдруг расхворалась? Правда, стресс ослабляет иммунную систему, но чтобы так быстро? Буквально на следующий день? Черт. Или она избегает его.

Нет, только не Сара. Она не стала бы избегать его, она предпочла бы объясниться напрямую. Даже если у нее действительно ларингит, она могла бы что-нибудь прохрипеть в трубку.

Кахилла не покидало ощущение, что Денсмор лжет. Сам Кахилл не был знаком с ним, но Саре он нравился, по крайней мере, она согласилась работать у него. И все-таки Кахилла терзали сомнения. Зачем Денсмору понадобилось лгать? Никаких причин не находилось, и от этого Кахиллу стало еще тревожнее. Нет, причины наверняка были, только он их не знал.

Так или иначе, если Сара в ближайшее время не свяжется с ним, он проведает ее — даже если придется перелезать через стену. Скорее всего, его арестуют за вторжение на частную территорию, зато он убедится, что с ней все в порядке.

Сара снова проснулась с головной болью — еще сильнее, чем перед сном. Отвратительный туман опять стоял перед глазами, мысли путались, но на этот раз Сара помнила, что произошло. Денсмор опять чем-то усыпил ее. Что-то подмешал в суп.

Но зачем? Ведь она связана и беспомощна.

Она лежала неподвижно, борясь с сонливостью и проигрывая эту битву. Нет, так больше продолжаться не может. Нельзя позволить себе терять силы, отказываясь от еды и питья, но если она все время будет валяться без сознания, ей отсюда не убежать.

Она вдруг поняла, что ей слишком холодно, поерзала, но укрыть одеялом плечи не смогла. Прохладный воздух овевал ее голые…

Внезапно она замерла, осознав, что произошло. Денсмор раздел ее. Она лежала обнаженная.

Глава 30

— Сюрприз! — послышался голос Денсмора, довольного удачной шуткой. — Я знал, когда ты проснешься, — на этот раз я уменьшил дозу. Ну, хватит притворяться, открывай глаза.

Совсем обезумев от ужаса, Сара открыла глаза и уставилась на него. За окнами было темно — значит, прошло несколько часов. И все это время она была без сознания, во власти Денсмора! Саре мгновенно расхотелось притворяться и умолять его о пощаде.

— Что вы со мной сделали? — хрипло спросила она.

Он присел на кровать. Он был полностью одет.

— Сделал? Ничего. А почему ты спрашиваешь?

— Моя одежда…

— А, ты про это! Она была грязная. Ты носила ее второй день подряд, да еще спала в ней. Вот я и решил… Снимать ее было слишком сложно, и я просто разрезал все, что мне мешало. Словом, ее уже не зашьешь.

Сара подавила в себе тошнотворный страх и обвела взглядом свое тело. Одеяло сбилось в сторону. Ноги по-прежнему были связаны вместе. Она никак не думала, что будет благодарна за то, что ее связали именно таким способом, исключающим насилие…

Она сделала несколько вдохов, борясь с кошмарным сном наяву.

Денсмор скорчил гримасу и указал куда-то на ее низ живота.

— Что же ты не предупредила, что у тебя красные цветы? Я не позволил бы себе обрадоваться раньше времени. Жаль, конечно, но придется подождать.

Красные цветы? Наверное, он имел в виду менструацию. Если она вызвала у него такое отвращение, Саре следует благодарить судьбу за то, что она женщина. Однако Денсмор разглядывал ее… Подумав об этом, Сара захотела провалиться сквозь землю от унижения. Но она быстро справилась с собой и снова перевела взгляд с Денсмора на постель. Заметив вязкие белесые подтеки на своем животе и бедрах, она чуть не захлебнулась рвотой.

61
{"b":"12235","o":1}