ЛитМир - Электронная Библиотека

Примерно в три зазвонил сотовый. Высветился номер: именно его я набирала сегодня утром, так что сразу поняла, кто звонит. Нажала кнопку голосовой почты и преспокойно продолжала рулить по гладкой дороге.

Идея мини-каникул радовала меня все больше. Пара дней на пляже принесет массу удовольствия и пользы, а вдобавок позволит спокойно переждать пик интереса к убийству Николь. Обычно я очень ответственно отношусь к работе, ведь «Фанаты тела» – мое детище, но на этот раз с радостью ухватилась за то, что судьба неожиданно подарила отпуск. Конечно, по-хорошему, на двери клуба следовало бы повесить объявление, чтобы клиенты знали, когда мы снова откроемся. О, черт! Я же совсем забыла о сотрудниках! Надо было непременно позвонить каждому из них. С этой мыслью я набрала номер Шоны.

– Сама себе удивляюсь, – пожаловалась я, едва сестра ответила. – Ведь я не позвонила людям и не поставила их в известность, когда им приходить.

Самое ценное качество Шоны – умение читать между строк. Не зря мы вместе выросли. Сестра сразу поняла, что речь идет не о членах клуба, а о сотрудниках.

– У тебя дома есть список их телефонов? – Шона всегда отличалась конструктивностью мышления.

– Отпечатанный листок вложен в адресную книгу, а она в левом верхнем ящике письменного стола. Найди ее, а я, как только устроюсь, сразу позвоню и запишу номера.

– Я сама всех обзвоню. Я же в городе, так что звонки будут местными. А ты накрутишь немалую сумму. Не волнуйся, все будет в порядке.

– Спасибо. С меня причитается, так что подумай, что тебе подарить.

Эта девочка просто чудо. Какое счастье иметь такую сестру! Я ведь позвонила Шоне на работу, так что она вполне могла бы сказать, что занята и займется моей просьбой потом, может быть, завтра. Но нет, тогда это была бы не Шона – сестра никогда не отказывает и помогает сразу по полной программе, словно ей больше и заняться нечем. Заметьте, я не говорю ничего подобного о Дженни – та все еще считает себя привилегированной особой. Ну и, разумеется, я вовсе не забыла, с каким удовольствием она целовалась с моим бывшим мужем. Конечно, кто старое помянет... и все же что было, то было.

– Не делай такие рискованные заявления. Я ведь могу попросить чего-нибудь более существенного, чем разрешения надеть твое лучшее платье. Кстати, тут кое-кто тебя разыскивает и очень сердится. Догадайся, кто бы это мог быть. Подсказываю: работает в полиции, звание – лейтенант.

Меня поразило вовсе не то, что Уайатт меня разыскивает и злится, а то, что он позвонил Шоне. На одном из грех наших свиданий я говорила, что у меня две сестры, но имен не называла и вообще не сообщала никаких подробностей. Но удивляться, конечно, глупо: он же коп, так что имеет доступ к любой информации.

– Bay! Надеюсь, он тебя не слишком утомил?

– Нет, он вел себя очень сдержанно. Сказал, готов биться об заклад, что я и есть твой адвокат. К чему бы это?

– Я составила список претензий, который пообещала передать своему адвокату.

Шона хихикнула.

– И что же это за претензии?

– Ну, рукоприкладство, похищение, заносчивое и грубое обхождение и все такое прочее. Бладсуорт забрал листок, так что теперь придется составлять новый перечень. Думаю, с течением времени он будет удлиняться.

Теперь уже Шона смеялась по-настоящему.

– Особенно мило звучит пункт о заносчивом обхождении. А если серьезно, моя помощь нужна? У тебя крупные неприятности?

– Не думаю. Бладсуорт сказал, чтобы я не уезжала из города, но поскольку я не подозреваемая, то могу делать все, что считаю нужным.

– Если ты не подозреваемая, то почему же он это сказал?

– По-моему, ему кажется, что прошлое вернулось. А может, просто мстит за то, что я сделала вид, будто не узнала его. Причем достаточно долго продержалась в образе.

– В таком случае здесь, наверное, и то, и другое. Он увлечен и мстит. И конечно же, хочет, чтобы ты оставалась в пределах досягаемости.

– Только зря надеется, – заключила я и свернула на шоссе, ведущее к Уиллингтону.

Глава 7

Я могла бы доехать до восточных пляжей, но решила, что жилье будет легче найти на южном побережье. Душа стремилась не к развлечениям, она искала тихое местечко, где можно было бы расслабиться, отдохнуть и переждать неприятности.

В Уиллиштон я приехала около шести вечера и сразу направилась к Райтсвилл-Бич. При первом же взгляде на Атлантику душа запела. Как мало все-таки нужно для счастья!

Судьба улыбнулась мне: с первой же попытки удалось найти маленький уютный пляжный домик, из него только что выехали прежние жильцы. Великолепно! Домик гораздо лучше комнаты в мотеле – ведь он позволяет уединиться. Тем более что этот оказался просто очаровательным: миниатюрное бунгало, аккуратно обшитое рейками и покрашенное в голубой цвет. Крыльцо застекленное, а слева от него даже устроен мангал. Внутри при желании можно было насчитать три комнаты: ближняя половина домика представляла собой крошечную кухню и подобие столовой, за ними расположилась гостиная. В дальней половине размещались очаровательная спальня и ванная. Тот, кто обустраивал домик, как будто думал именно обо мне – он даже не забыл натянуть над кроватью москитную сетку. Обожаю такие мелочи: маленькие радости, понятные только женщинам.

Пока я распаковывала вещи, снова зазвенел сотовый. Уже в третий раз на экране высветился номер Уайатта, но я опять переправила звонок на голосовую почту. Телефон требовательно пищал, заявляя, что непременно должен передать полученные сообщения, но я так ни одного и не прочитала, рассудив, что не несу никакой ответственности до тех пор, пока не знаю, о чем именно хочет поговорить лейтенант. Он может угрожать арестом или чем-нибудь в этом роде – зачем же расстраиваться? Гораздо спокойнее просто ничего не знать.

Разобрав и разложив вещи, я отправилась в грандиозный ресторан, где кормят лучшими дарами моря, и временно забыла обо всем на свете, целиком сосредоточившись на огромном блюде восхитительных вареных креветок. Ах, как же я их обожаю! Этот ресторан отличается непринужденностью атмосферы и быстрым, качественным обслуживанием. А мне к тому же удалось попасть в тихое время до вечернего наплыва посетителей. Ужин занял всего лишь сорок пять минут. Когда я вернулась в свой очаровательный домик, на пляж уже наползали сумерки, а жара спадала. Прекрасное время для прогулки.

Все складывалось как нельзя лучше. Подышав свежим океанским воздухом, я позвонила домой и сообщила маме, где нахожусь. Она ничего не сказала о лейтенанте Бладсуорте, так что, похоже, беспокоить родителей он не решился.

Ночью я спала как младенец, как камень, как убитая – выбирайте сравнение по собственному вкусу. Проснулась рано и решила для разминки пробежаться по пляжу. Предыдущий день прошел без физических упражнений, а подобные простои в работе мышц крайне отрицательно влияют и на самочувствие, и на настроение. Так что я в хорошем темпе пробежала по песку не меньше трех миль, а потом приняла душ и отправилась на поиски магазина, где можно было бы купить какие-нибудь злаки, молоко и фрукты.

Позавтракав, я с наслаждением облачилась в свой новый купальник, щедро намазалась защитным кремом, нацепила на нос солнечные очки, сунула в сумку большое купальное полотенце и книжку и отправилась на пляж.

Устроившись на теплом песке, для начала немного почитала, а потом, когда солнце начало припекать, нырнула в теплую океанскую пучину, поплавала, поплескалась и вновь погрузилась в чтение, на сей раз уже более основательно. К одиннадцати на пляже стало так жарко, что пришлось надеть сарафан, сандалии, положить книгу и полотенце в сумку и отправиться по магазинам. Замечательная особенность курортных городков: можно ходить в чем угодно, хоть в купальнике, и никто даже бровью не поведет.

В одном из магазинчиков удалось обнаружить чрезвычайно актуальные голубые шорты, а к ним очень симпатичный топ – белый с синим. Еше мне приглянулась сумка из соломки, украшенная вышитой металлической нитью рыбкой; она восхитительно сияла на солнце. Сумка великолепно подходила для пляжных принадлежностей. Время ленча прошло на открытой террасе прибрежного ресторана, под романтический шум океанских волн. Какой-то симпатичный парень изо всех сил старался завязать знакомство, однако потерпел полную неудачу – просто потому, что душа моя жаждала безмятежного отдыха, а не скороспелой любви.

18
{"b":"12236","o":1}