ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда я снова спустилась в гостиную, Роберта сидела в кресле с книгой.

– Звонил Уайатт и спрашивал о тебе, – заговорила она. – Очень встревожился, когда я сказала, что ты прилегла отдохнуть. Он беспокоится насчет температуры – говорит, что ночью тебе было не слишком хорошо.

– После травмы часто поднимается температура. Ночью действительно был сильный жар.

– А сейчас как ты себя чувствуешь?

– Никакого жара нет. А прилегла просто потому, что немного устала.

Прежде чем заснуть, я успела подумать о Николь и о том, как решительно Уайатт отверг все мои предположения относительно убийства, считая, что он знает о несчастной мисс Гудвин гораздо больше меня – просто потому, что служит в полиции и имеет право выслеживать и допрашивать людей. Но он ошибался.

Я позвонила своей помощнице, Линн Хилл. Она оказалась дома. Услышав мой голос, сразу запричитала:

– О Господи! Говорят, в тебя стреляли и ранили! Это правда?

– Немного задели руку. Но уже все в порядке. Даже не пришлось оставаться в больнице на ночь. К сожалению, пока не поймают убийцу Николь, придется поменьше высовываться, а мне уже вся эта история порядком надоела. Клуб надо открыть завтра утром. Ты сможешь управиться самостоятельно?

– Разумеется, какие сомнения? Справлюсь со всем, кроме зарплаты.

– Об этом не волнуйся. Разберусь сама и пришлю тебе чеки. Послушай, ты ведь иногда разговаривала с Николь.

– Только по необходимости, – сухо заметила Линн. Я прекрасно поняла ее настроение.

– Она упоминала какого-нибудь близкого друга, одного-единственного?

– Одного – нет, но в то же время постоянно присутствовали какие-то таинственные намеки. По-моему, дамочка просто крутила с женатыми мужчинами, ведь ты прекрасно ее знаешь. Она всегда хотела получить именно то, что принадлежало другой женщине. Свободные парни ее попросту не интересовали, разве что на короткое время – так, потешить самолюбие. Конечно, о мертвых не принято говорить плохо, но это была та еще штучка.

– Женатые мужчины, – повторила я. – Вполне логично.

Так оно и было. Линн совершенно точно определила характер Николь.

Я попрощалась и позвонила Уайатту на мобильный. Он ответил с первого сигнала и, даже не поздоровавшись, тревожно спросил:

– Что-нибудь случилось?

– Кроме того, что меня пытались убить, но пока только ранили? Нет, больше ничего. – Мне никак не удавалось расслабиться. – Дело в том, что я кое-что выяснила. Говорят. Николь встречалась с женатым мужчиной.

Уайатт немного помолчал.

– По-моему, я просил тебя не лезть в дела полиции. – В голосе отчетливо слышалось раздражение.

– В данной ситуации задача довольно сложная. Ты намерен проявить последовательное упрямство и отбросить эту версию в сторону не проверяя?

– Надеюсь, ты не выходила из дома? – Уайатт не ответил на мой вопрос, но зато задал свой.

– Разумеется, нет. По-прежнему сижу у твоей мамы, в уюте и безопасности.

– Прекрасно. Действуй так же и дальше. А информацию я непременно проверю.

– Возможно, этот человек не захочет открыто признаваться, что изменял собственной жене. Хочешь, попробую выяснить?

– Нет-нет! Ни в коем случае! Тебе не следует ничего делать, понятно? Оставь расследование нам. Неужели ты не понимаешь всей серьезности ситуации?

С этими словами Уайатт отключил телефон.

Итак, к моей инициативе лейтенант отнесся не слишком любезно. Но это потому, что он волновался за меня, боялся, что произойдет какая-нибудь новая неприятность. Я и сама не слишком стремилась к рискованным приключениям. Но ведь позвонить-то можно? По сотовому, так, чтобы никто не смог определить, откуда именно исходит звонок. Как правило, люди не обладают техническими средствами для определения местонахождения сотового телефона.

Недаром говорят: если не можешь выиграть битву, оставь ее и вступи в ту, которая окажется тебе по силам.

Глава 15

Значительно позже, чем следовало бы, мне пришло в голову, что раз детективы уже опросили всех сотрудников, то Линн наверняка изложила им теорию о женатом любовнике. В таком случае зачем Уайатт сказал, что проверит мою версию? Берег мои чувства? Но это же неслыханное пренебрежение!

Я снова набрала номер Линн.

– Послушай, ты говорила полицейским то, что сказала мне о встречах Николь с женатыми мужчинами?

– Нет, конечно, – с некоторым удивлением ответила она. – Во-первых, толком я ничего не знаю, просто считаю, что это вполне в ее стиле. Детектив меня спросил, известно ли мне что-нибудь о поклонниках Николь, и я ответила отрицательно, потому что о ее личной жизни мне действительно ничего не известно. Это потом мне пришло в голову, что Николь постоянно флиртовала с женатыми членами нашего клуба. Разумеется, она готова была увязаться за любым, но все-таки женатые больше пользовались ее расположением. Да ты и сама все знаешь.

– А ты не заметила, кто из парней обращал на нее особое внимание? – поинтересовалась я. Дело в том, что на моих плечах лежала вся канцелярская работа, а потому Линн проводила в зале гораздо больше времени и, соответственно, могла больше увидеть. – Если бы ты еще вспомнила, какого цвета у этого парня машина...

– Подожди, дай хорошенько подумать. В последнее время на нее точно никто не реагировал, потому что все уже успели раскусить эту штучку. А пару месяцев назад я застукала Николь выходящей из мужского туалета. Она выглядела такой довольной, что мне сразу захотелось обозвать ее сучкой. Вслед за ней оттуда же выплыл один из мужиков, так что у меня нет никаких сомнений в том, чем они занимались.

– Почему же ты ничего мне не сказала?! – завопила я, моментально потеряв самообладание. – Я бы сразу выкинула ее прочь!

– Думаешь, ты смогла бы это сделать? За спаривание в туалете?

– Но она же оказалась в мужском туалете. Странно, что их не засекли.

– По-моему, ей все равно. Скорее всего они уединились в кабинке. Возможно, там она его и ублажала, хотя подобное не в ее стиле. Судя по всему, она предпочитала получать, а не отдавать.

– Ты не помнишь, как звали ее партнера?

– С ходу сказать не могу. Он не из числа завсегдатаев, а с тех пор, возможно, и вообще больше не показывался. Насколько я помню, он заплатил за месяц, пару раз потренировался и больше не возобновлял абонемент. Впрочем, если бы я увидела его фамилию в списке, то наверняка бы вспомнила. У нас заведен отдельный файл на тех, кто не возобновил абонемент?

– В бумажном виде нет, а в компьютере должен быть. У тебя сегодня найдется свободное время? Я позвоню копам, не исключено, что они захотят встретиться с тобой в клубе, чтобы просмотреть компьютерные файлы.

– Да, конечно, я буду дома. А если вдруг куда-нибудь выскочу, найдешь меня по сотовому.

– Спасибо. Обязательно перезвоню.

– Интересный разговор, – заметила миссис Бладсуорт. В зеленых глазах блеснуло любопытство. Она даже не пыталась сделать вид, что не слушала. В конце концов, мы сидели в одной комнате.

– Надеюсь, он окажется еще и полезным. Разумеется, если Уайатт снова не разнесет меня в пух и прах.

– Разнесет в пух и прах? Вообще-то я учила его приличным манерам. Позволь, я переговорю с сыном.

– О нет, не надо. Наверное, сегодня уже не стоит ему звонить. Лучше свяжусь с детективом Макиннисом.

Я разыскала визитку детектива и набрала напечатанный на ней номер.

Макиннис ответил быстро, и я постаралась говорить как можно жизнерадостнее.

– Привет, это Блэр Мэллори.

– О... минуточку, мисс Мэллори. Сейчас приглашу лейтенанта.

– В этом нет необходимости. Могу все рассказать и вам. Дело в том, что я только что разговаривала со своей сотрудницей, менеджером Линн Хилл, и просила, чтобы она заменила меня в клубе. Мы хотим завтра начать работу. Вы уже убрали эту безобразную желтую ленту?

– М-м-м... позвольте, я кое-что уточню и свяжусь с вами.

– Нет-нет, ничего, не беспокойтесь. Это я могу выяснить и позже. Дело в том, что Линн упомянула о пристрастии Николь к женатым мужчинам. Ну, понимаете ли, возможность бросить вызов, отобрать что-то у другой женщины... Так вот, Линн призналась, что не сообщила об этом в разговоре с детективом, потому что в тот момент просто не считала важным. Но позже, обдумывая ситуацию, она решила, что следует обратить внимание полицейских на такое поведение Николь.

36
{"b":"12236","o":1}