ЛитМир - Электронная Библиотека

Я позвонила маме и сообщила обо всем, что совсем недавно узнала. Еще позвонила Шоне, а потом Линн. Предупредила, что завтра выхожу на работу, но попросила ее прийти рано утром. Дело в том, что, пока рука не придет в норму, о поспешных сборах лучше и не думать.

Я решила, что попрошу Уайатта отвезти меня к маме. Вполне логично. Она пару дней за мной поухаживает – до тех пор, пока я не смогу одеваться самостоятельно. А потом жизнь войдет в обычное русло.

В обычное русло уже очень хотелось. Почти целую неделю все шло кувырком, отчаянно не хватало стабильности и порядка. У меня неожиданно появился любовник, хотя я и пыталась держать его в узде. Это обстоятельство осложняло ситуацию. Однако теперь, когда угроза миновала, мы вполне могли вернуться к прежней, нормальной, жизни и выяснить, возникло ли между нами нечто значительное или все происходящее просто химия, которая со временем испарится.

Перспектива казалась оптимистичной, и я не могла дождаться возвращения крутине обыденной, размеренной жизни.

Глава 18

Наконец-то я почувствовала себя вылетевшей на свободу птицей. Несмотря на то что заточение продолжалось менее двух суток, оно показалось мне страшно долгим. Я все еще не могла полностью себя обслуживать, но уже постепенно начинала владеть рукой. Однако главное, конечно, – это вновь обретенная возможность свободно перемещаться в пространстве. Идти туда, куда хочется. Не сидеть весь день в четырех стенах. Не пробираться, оглядываясь, через крыльцо кухни.

– Свободна, свободна, свободна! – Этой светлой песней и радостным танцем я встретила машину Уайатта, когда он за мной приехал. Сегодня это произошло позже, чем накануне. Солнце уже почти село, а это означало, что скоро девять.

– Свободна, но не совсем, – заметил Уайатт, застегивая на мне ремень безопасности.

– Что значит «не совсем»? – закричала я. Закричала потому, что в этот момент он обходил машину и иначе просто не услышал бы.

– Это значит, что, на мой взгляд, ты еще недостаточно окрепла, – ответил Бладсуорт, садясь за руль. – Не сможешь одеться, не сможешь вымыть голову и даже не сможешь вести машину двумя руками.

– Но ты же не водишь двумя руками, – тут же нашлась я.

– Мне незачем это делать, так как я лейтенант полиции. А ты обязана.

Я слегка надулась, но решила не поддаваться на провокацию.

– Так. Но ведь единственной уважительной причиной не ехать к маме было твое предположение, будто бы Дуэйн Бейли может искать меня именно там, а тогда в опасности окажусь не только я сама, но и родители. Однако теперь Дуэйн Бейли арестован, и ему больше незачем меня искать. А значит, я могу ехать к маме.

– Не сегодня, – отрезал Уайатт.

– Хотелось бы узнать почему.

– Потому, что я тебя туда не повезу.

– Ты сегодня занят? Так она сможет сама за мной приехать.

– Не пытайся казаться глупее, чем ты есть. Номер не пройдет. Я повезу тебя туда, где ты мне нужна, и никуда больше.

Терпение мое иссякло.

– Я не собираюсь выступать в роли секс-игрушки, с которой ты можешь развлекаться, как только ощутишь некую потребность. У меня есть собственная жизнь, и я должна к ней вернуться как можно скорее. Завтра с утра мне необходимо быть на работе.

– Пожалуйста, отправляйся завтра с утра на работу. Но отвезу тебя туда я, а не мама.

– Это же бессмысленно. А если что-нибудь произойдет и тебе срочно потребуется выехать на работу? Как я понимаю, тебя могут вызвать в любой момент, так ведь?

– Не исключено. Но на практике на место преступления вызывают не слишком часто. И для этого у меня в штате существуют детективы.

– Но я и сама смогу доехать до работы. Коробка передач автоматическая, а пристегнуться можно и одной рукой. Кроме того, за рулем я не первый день, так что не начинай снова эту песню насчет вождения одной рукой.

Моя решимость вырваться на свободу нисколько не уступала решимости лейтенанта эту свободу мне не предоставлять. Бладсуорт почему-то считал, что имеет полное право контролировать каждый мой шаг. Следовало пресечь роковое заблуждение в зародыше.

Какое-то время Уайатт ехал молча, а потом поинтересовался неожиданно тихим, спокойным голосом:

– Неужели тебе не хочется остаться со мной?

От удивления я раскрыла рот и, не успев обдумать ответ, выпалила:

– Конечно, хочется. – Однако тут же пошла в наступление: – Как ты можешь быть таким коварным? Это же девчачий аргумент, а ты использовал его против меня.

– Не имеет значения. Главное, что ты призналась. – Негодяй самодовольно ухмыльнулся и прищурился: – Кстати, а что такое «девчачий аргумент»?

– Сам знаешь: обращенный к чувствам.

– Черт возьми, если бы я знал раньше, что обращение к чувствам настолько эффективно, то давно бы им воспользовался. – Уайатт сжал мою коленку. – Спасибо за ценный совет.

Он лукаво подмигнул, и я невольно рассмеялась. Потом решительно убрала его руку.

– Понимаю, что обстоятельства сыграли свою роль, но ты не выполнил условия нашего договора. Совсем не ухаживал за мной. И поэтому я хочу вернуться домой.

– По-моему, мы уже обсуждали этот вопрос. Дело в том, что наши понятия об ухаживании не совпадают.

– Мне хочется назначать свидания. Хочется ходить в кино, в хорошие рестораны, на танцы. Надеюсь, ты танцуешь?

– Крайне неохотно.

– О, какая жалость! – Я применила эффективное средство под кодовым названием БГГ – большие грустные глаза. Сильнее БГГ в боевом арсенале женщин действуют только слезы.

Сработало. Уайатт метнул в мою сторону тревожный взгляд и сдался:

– Черт возьми! Ну хорошо, обязуюсь водить тебя на танцы.

Судя по всему, уступка далась ему непросто.

– Если не хочешь, можешь и не водить.

Это ли не идеальная ситуация для классического женского удара ниже пояса? Если он согласился выводить даму в свет, то обязан притвориться, что делает это с удовольствием. Один из испытанных и типичных способов женской мести за то, что мужчинам не приходится терпеть ежемесячные неудобства.

– Небольшое условие: после свидания мы будем делать то, что захочу я.

Догадаться, о чем речь, было совсем не трудно. Я изобразила крайнюю степень оскорбленной невинности:

– Неужели за свидание придется платить сексом?

– Меня бы это вполне устроило, – подтвердил Уайатт и снова сжал мою коленку.

– Не бывать такому!

– Прекрасно. Значит, мне не придется таскаться по танцам.

Я тут же мысленно внесла в свой список пункт об отказе от сотрудничества и нежелании идти навстречу партнеру. Ничего удивительного, если через некоторое время перечень распухнет до размеров многотомной энциклопедии.

– Ну как, не изменишь решения? – поддразнил злодей.

– Как раз обдумываю твой послужной список.

– Может быть, все-таки бросишь эту дурацкую затею? Что бы ты сказала, если бы я стал составлять перечень твоих ошибок и недостатков?

– Внимательно прочитала бы и постаралась поработать над устранением проблемных зон, – честно ответила я. Прочитала бы – это точно. А вот с проблемами сложнее, поскольку наши представления о них вполне могут не совпадать.

– Как бы не так! По-моему, все как раз наоборот и проблемные зоны ты активно культивируешь.

– Например? – как можно слаще поинтересовалась я.

– Например, твой никогда не закрывающийся рот.

Я изобразила воздушный поцелуй.

– Насколько помнится, еще сегодня утром, когда я целовалась с молнией на твоих брюках, ты ничего не имел против моего рта.

Реплика оказалась кстати и явно навеяла приятные воспоминания. Уайатт даже слегка вздрогнул.

– Что правда, то правда, – подтвердил он изменившимся голосом. В этот момент Уайатт выглядел очень мило.

Я поняла, что имел в виду Бладсуорт. Признаюсь, и меня весь день посещали смелые желания. Хотелось забыть постоянные препирательства и борьбу за лидерство и хотя бы один-единственный раз просто насладиться любовью, получить удовольствие от чувственных наслаждений и секса. Однако это можно позволить себе лишь тогда, когда зверь станет ручным и домашним, а до этого ни в коем случае нельзя давать ему повод считать себя победителем.

43
{"b":"12236","o":1}