ЛитМир - Электронная Библиотека

– Умница. – Бладсуорт лукаво подмигнул.

Было вполне понятно, почему мама нас пригласила. Во-первых, чтобы понянчить раненую дочку, а во-вторых, чтобы испытать Уайатта. Она, должно быть, умирала от любопытства, а тут пришлось ждать, пока лейтенант выпустит меня из подполья. Мама, конечно, способна проявить выдержку, но лишь до определенной черты. А за этой чертой начинается цунами.

Грядущий день наполнял меня приятным нетерпением. Наконец-то я встречусь со своей любимой машиной, а после работы вернусь в собственный любимый дом. Я собрала вещи. Уайатт не возражал, хотя и довольным не выглядел. Утром мне удалось одеться самостоятельно и даже пусть и с большим трудом, но все-таки справиться с лифчиком. Рука все еще не годилась, чтобы решить задачу с застежкой обычным образом, но я придумала другой способ: перевернула лифчик так, что крючки оказались спереди, застегнула их, а потом совершила круговое действие в обратном направлении и надела бретельки на плечи. Метод, конечно, не столь сексуален, как альтернативный, но, во всяком случае, вполне себя оправдывает.

– Не слишком усердствуй в первый день, – наставлял Уайатт по дороге к моему дому, где предстояло сменить машину. – Может быть, остановимся возле аптеки и купим перевязь, чтобы она напоминала тебе об осторожности?

– И так не забуду, – заверила я. – Уж поверь. Действительно, любое неосторожное движение сразу отдавалось в зашитой мышце.

Некоторое время Уайатт молчал, а затем сказал:

– Не хочу тебя отпускать.

– Но ты же знал, что в твоем доме я лишь временно.

– А почему бы тебе не переехать ко мне на постоянное место жительства?

– Еще чего, – решительно возразила я. – Не слишком удачная идея.

– Почему же?

– Да потому.

– Исчерпывающий ответ! Так все-таки почему?

– По нескольким причинам. Во-первых, слишком поспешно. Думаю, нам следует взять тайм-аут и немного отдышаться.

– Дразнишь? После пяти последних дней ты называешь переезд ко мне поспешным?

– А ты вспомни эти дни. С вечера четверга не было нк единой нормальной, спокойной минуты. Бесконечная чрезвычайная ситуация. И вот она наконец закончилась. Возвращается обычная, повседневная жизнь, и теперь нам необходимо выяснить, как она сложится.

Бладсуорту моя теория явно не понравилась. Не вызывала восторга она и у меня самой, ноя твердо знала, что окончательный переезд к нему оказался бы серьезной ошибкой. По-моему, женщина вообще не должна жить вместе с мужчиной до свадьбы. Думаю, в природе существуют настоящие парни, которые не пользуются ситуацией и не превращают подругу в бесплатную прислугу и повариху, но отгадайте, чем обычно заканчиваются подобные опыты. Спасибо, сэр, это не для меня.

Меня воспитала женщина, твердо знающая себе цену, и все ее дочери верят, что мужчины должны добиваться расположения и согласия упорным трудом. Человек устроен таким образом, что больше всего ценит те блага – будь то машина или жена, – которые достаются не слишком легко. По-моему, Уайатт еще и в малой степени не отработал нанесенного мне два года назад ущерба. Действительно, я пока все еще не простила оскорбления. Лишь чуть-чуть, понемногу, начала оттаивать, но вовсе не до такой степени, чтобы перебраться к нему, даже если бы не считала такой шаг вообще неприемлемым для женщины.

Наконец мы приехали ко мне домой, и там, на своем законном месте под портиком, стоял мой дорогой белый «мерседес» с откидным верхом. Уайатт остановился рядом с ним и взял с заднего сиденья обе сумки. Он все еще хмурился, однако не спорил. По крайней мере в ту минуту не спорил. Я прекрасно понимала, что это вовсе не окончательное разрешение ситуации, что оппонент просто отступил по моей просьбе. Возможно, планировал очередной подлый выпад.

Отперев боковую дверь, я вошла в коридор. Резкий писк сигнализации сразу подсказал, что Шона не забыла ее включить перед тем, как уехала с моими вещами. Я поспешно отключила добросовестного сторожа и торжественно остановилась посреди кухни, окруженная собственной Великолепной Атмосферой, которой все это время так мне не хватало. Атмосфера играет в жизни женщины бесконечно важную роль.

Я объяснила Уайатту, какая именно из спален второго этажа моя – на тот случай, если бы, заглянув в дверь, он не смог определить это сразу. Уайатт и прежде бывал у меня, но еще ни разу не поднимался наверх. Когда-то, два года назад, сцена страсти разыгралась внизу, на диване. После этого я даже сменила обивку: не из-за пятен или чего-то подобного, поскольку сцена страсти не зашла настолько далеко, а просто потому, что таким способом хотела вычеркнуть обидчика из своей жизни. Больше того, обставила комнату новой мебелью и перекрасила стены. Сейчас уже ничто в моей гостиной не напоминало о том времени, когда здесь впервые появился лейтенант Уайатт Бладсуорт.

На автоответчике мигала лампочка. Оказывается, в мое отсутствие поступило двадцать семь звонков – не так уж и много, если учесть, сколько времени меня не было дома и какой острый интерес репортеры проявляли к моей скромной персоне сразу после рокового события. Нажав кнопку, я начала прослушивать первые фразы сообщений и удалять их, если выяснялось, что они от репортерской братии. Была и парочка личных звонков – от сотрудников, интересовавшихся, когда же все-таки снова откроется клуб. Но в пятницу после обеда Шона всех обзвонила, так что этот вопрос уже не возникал.

И вдруг раздался знакомый голос. Я не поверила собственным ушам.

– Блэр... это Джейсон. Возьми трубку, если ты дома. – Пауза, а потом он заговорил снова: – Утром в «Новостях» сообщили, что тебя ранили. Милая, это просто ужаснс, хотя репортер сказал, что тебе оказали помощь и отпустили, так что скорее всего дела обстоят не так уж плохо. Но я все равно страшно волнуюсь и очень хочу узнать, как твое здоровье. Обязательно позвони.

– «Милая»? – угрожающим тоном повторил за спиной Бладсуорт.

– «Милая»? – эхом отозвалась я, однако мой тон оказался скорее растерянным и озадаченным.

– По-моему, ты говорила, что после развода ни разу не встречалась с бывшим мужем.

– Так оно и есть. – Я повернулась и недоуменно взглянула на Уайатта. – Если, конечно, не считать встречи с ним и его женой в универсаме. Но ведь мы даже не разговаривали, так что та встреча не в счет.

– Но почему же он назвал тебя милой? Может быть, хочет возобновить отношения?

– Понятия не имею. Я слышала только то, что и ты. А «милая»... так он называл меня, когда мы были женаты. Вполне возможно, слово вырвалось бессознательно.

Уайатт недоверчиво покачал головой:

– Нуда, конечно, через пять лет...

– Но я действительно не понимаю. Джейсон прекрасно знает, что я никогда и ни за что к нему не вернусь. Чем же объяснить этот звонок? Впрочем, он вполне мог поступить так из политических соображений. «Кандидат сохранил дружеские отношения с бывшей женой и позвонил ей после инцидента, во время которого ее ранили». Или что-нибудь в этом роде. Думать об имидже – вполне в духе Джейсона.

Я нажала кнопку с надписью «удалить» и стерла противный голос.

Бладсуорт крепко взял меня за плечи и повернул к себе.

– Не смей звонить этому подонку.

Зеленые глаза прищурились, а лицо приобрело то непреклонное выражение, которое свойственно мужчине, охраняющему собственную территорию.

– Я и не собираюсь.

Сейчас требовались мягкость и обходительность. Первым делом надо было снять тревогу. Ведь я же прекрасно представляла, что почувствую, если вдруг позвонит бывшая жена Уайатта и оставит сообщение в подобном тоне. Поэтому я обняла его и прижалась к широкой груди.

– Меня не интересует ни то, что он говорит, ни то, что чувствует. Когда он умрет, я не пойду на похороны и даже не пошлю цветы. Подонок.

Уайатт потерся подбородком о мой висок.

– Аесли вдруг он позвонит снова, тогда я ему перезвоню.

– Правильно, – согласилась я. – Подонок.

Уайатт засмеялся:

– Все в порядке, расслабься, и оставим подонкав покое. Идея понятна. – Он поцеловал меня и нежно похлопал по попе.

45
{"b":"12236","o":1}