ЛитМир - Электронная Библиотека

– И не делать новых копий.

Да уж, этого парня никак нельзя назвать доверчивым. Я молчала.

– И не делать новых копий, – сурово повторил Бладсуорт.

– Обещаю! – недовольно рявкнула я.

– Отлично. – Уайатт торжественно скрестил руки на груди. – А теперь признавайся, существуют ли еще какие-нибудь маленькие секреты, которые тебе не хочется раскрывать: какой-нибудь шантаж или тайная месть, о которых до сих пор ты не рассказала просто потому, что не сочла нужным?

– Нет, кроме Джейсона, я никого и никогда не шантажировала. А он вполне заслужил такое отношение.

– Он заслужил нечто значительно худшее. В свое время надо было размазать его задницу по стенке.

Слегка умиротворенная таким советом, я пожала плечами:

– Папа, конечно, мог бы это сделать, а потому мы решили не сообщать ему причину развода. Чтобы защитить от неприятностей его, а не Джейсона.

Какой-то жалкий Джейсон не стоил и минуты папиных неприятностей с полицией по поводу нападения. А неприятности непременно бы случились, так как Карсон – скользкий тип и наверняка побежал бы жаловаться.

– Согласен. – Уайатт с минуту внимательно меня разглядывал, а потом вздохнул, покачал головой и заключил в объятия. Успокоившись и размякнув, я, в свою очередь, обняла его и положила голову на грудь. Уайатт прижался щекой к моей макушке. – Теперь понятно, почему тебе требуется такое количество доказательств, – пробормотал он. – Серьезный удар – застать собственного мужа целующим младшую сестру.

Если я что-то и ненавижу в этом мире, так это сочувствие посторонних. Тем более что в данном случае оно было лишним. Я давно уже двинулась вперед, оставив Джейсона далеко позади, в грязи и пыли. Однако было бы неправдой, если бы я сказала, что событие меня совсем не тронуло. Бладсуорт сразу бы все понял. Больше того, непременно решил бы, что мне до сих пор настолько больно, что я даже не в силах сознаться. Поэтому я просто прошептала:

– Пережила, как видишь. И купила «мерседес».

Вот только «мерседеса» больше не было: он превратился в кучу помятого, покореженного металла.

– Ты справилась с болью, но приобретенный опыт и переживания сделали тебя слишком настороженной.

Теперь его слова превращали меня в какую-то несчастную раненую птичку. Я подняла голову и строго взглянула в зеленые глаза.

– Я не настороженная, а просто умная. Это совсем разные вещи. Прежде чем спать с тобой, хочу убедиться в серьезности наших отношений.

– Слишком поздно, – хмыкнул Уайатт.

– Знаю, – вздохнув, признала я и снова положила голову ему на грудь. – Твоя излишняя самоуверенность призывала меня к необходимости укрепить оборону. Однако возникла одна серьезная проблема: мне не хотелось укреплять оборону; напротив, хотелось вообще от нее отказаться. Здравый смысл нашептывал, что разумнее было бы отменить запрет на занятия сексом, потому что я только зря тратила нервы и силы. Но с другой стороны, никак нельзя было позволять тебе во всем одерживать верх. – Чтобы стереть с красивого мужественного лица несносную улыбочку, я добавила: – Вообще-то я считаю, что мне лучше всего уехать в другой город и остановиться в мотеле.

Сработало.

– Что? – тут же встрепенулся Уайатт. – Что за бредовая идея?

– Но ведь в другом городе я буду в безопасности, правда? Тем более что я могу зарегистрироваться под чужим именем.

– Забудь, – решительно отрезал Уайатт. – Убежать я тебе ни за что не позволю. – Но тут он вспомнил о том, что теперь в моем распоряжении опять появились колеса, а сам он в рабочее время не сможет контролировать действия подопечной. Больше того, если бы мне захотелось сбежать, достаточно было бы всего лишь снять трубку и позвонить родителям: они бы тут же приехали. Кстати, как и его мама. – Ах, черт! – лаконично закончил мысль лейтенант Бладсуорт.

Что и говорить, очень красноречивый человек.

Глава 25

Ночью меня мучили кошмары. В свете последних событий это совсем не удивительно. Наверное, кошмары снились и раньше, но, к счастью, подсознание способно так же успешно игнорировать информацию, как и сознание. Как правило, кошмары обходят меня стороной, а снится повседневная жизнь, во всех деталях и подробностях. Ну, например, снится, что я сижу в офисе собственного клуба и пытаюсь разобраться с горой бумажных дел. Однако посетители то и дело отвлекают. Надо признать, это вполне соответствует истине. И так далее, в том же духе.

Стрельба мне не снилась. Да и что в ней интересного? Только звук, а потом боль в руке. На этом много не нафантазируешь. А вот автомобильная авария предоставила подсознанию массу деталей и богатые возможности. Мне не снилось, что я снова проскакиваю мимо знака «Стоп»; нет, во сне я сидела за рулем красного «мерседеса» – того самого, который достался мне в результате развода и со временем уступил место белому. Ехала я по высокому, в форме арки, мосту, когда «мерседес» внезапно потерял управление, вышел из-под контроля и начал безумно вращаться. Все едущие следом машины одна за другой нещадно меня били, и с каждым ударом я оказывалась все ближе и ближе к ограждению. Возникла уверенность, что очередной удар неизбежно столкнет меня вниз с огромной высоты. Я видела, как медленно приближается роковая машина; и вот уже страшный толчок материализовался, красный «мерседес» стукнулся об ограждение и начал стремительно падать.

Вздрогнув, я в ужасе проснулась. Сердце отчаянно колотилось, внутри все дрожало. Надомной склонился Уайатт. В темноте спальни он выглядел большой, надежно защищающей тенью.

Уайатт осторожно погладил меня по плечу, а потом приподнял и крепко прижал к себе.

– Страшный сон?

– Приснилось, что мою машину столкнули с моста, – пробормотала я в полусне. – Ужас.

– Да, представляю, что это такое.

У Уайатта имелся испытанный способ успокоения, и был он вовсе не сложен: лейтенант просто накрывал меня собственным телом. Я обвила ногами его ноги и постаралась прижаться еше ближе.

– Ты достаточно хорошо себя чувствуешь? – шепотом поинтересовался он, однако немного запоздал с вопросом, так как уже начал действовать.

– Да, – все-таки ответила я.

Уайатт вел себя очень осмотрительно и явно осторожничал. Корпус он удерживал на весу, а двигался медленно и ровно – до того последнего мгновения, когда ничего медленного и ровного в движении не осталось. Однако он не причинил мне боли, а если и причинил, то боль потонула в совсем иных ощущениях и я просто ее не почувствовала.

Следующий день почти полностью повторил предыдущий, с той лишь разницей, что мне удалось сделать больше упражнений на растяжку и осилить новые позиции йоги. Чувствовала я себя значительно лучше. Конечно, левая рука все еще болела, особенно когда приходилось напрягать мышцы, чтобы что-нибудь поднять. Однако если не спешить и не дергаться, можно было вполне сносно ею управлять.

Куст, который купил мне Уайатт, ожил и обещал жить дальше, хотя выдержать шок от пересадки во двор смог бы только после целой недели любовного и тщательного ухода. Бладсуорт, конечно, не имел ни малейшего понятия о комнатных растениях, но ведь он старался и не поленился купить кустик специально для меня. Ну, а я питала к бедному созданию самые нежные чувства. Изнывая от вынужденного безделья, я вышла из дома, чтобы выбрать место для нового жильца. Дом был старым. Растительность вокруг уже давно оформилась и приобрела собственную пышную индивидуальность. Впрочем, росли здесь одни кустарники, а цветов заметно не было. Яркие пятна были бы совсем не лишними. В этом сезоне сажать цветы уже поздно, но вот на будущий год...

Жара и солнце казались приятными, благотворными. Роль инвалида давно мне наскучила, и я искренне мечтала о хорошей, напряженной тренировке. Очень хотелось выйти на работу, необходимость сидеть взаперти просто злила.

Ночной кошмар не забывался. И беспокоило вовсе не то обстоятельство, что машина падала с моста, а то, что это был красный «мерседес», который я продала уже два года назад. Если верить в пророческую сущность снов, го факт наверняка что-то означал. Но что? Разгадка не приходила. Может быть, я в глубине души сожалела о том, что не купила еще одну красную машину? Или считала белый цвет слишком скучным? Да нет, не считала, и, уж во всяком случае, на юге белый цвет куда практичнее из-за жары.

61
{"b":"12236","o":1}