ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что?

– Мне скучно. Я уже два дня не выходила из дома.

– Вот и умница. Кто-то пытается тебя убить, а потому тебе следует оставаться в надежном месте.

Неужели этот человек надеялся таким образом меня утешить?

– Я могла бы сегодня съездить в какой-нибудь другой город, но решила, что ты не захочешь отпускать меня одну.

Уайатт коротко кивнул:

– Все верно.

– Но теперь-то ты здесь. – Он вздохнул:

– Ну хорошо. Чем ты хочешь заняться?

– Не знаю. Чем-нибудь.

– Это облегчает задачу. Как насчет кино? Мы успеем в Хендерсон на девятичасовой сеанс. И это будет считаться свиданием. Согласна?

– Согласна. – Хендерсон – небольшой городок в тридцати милях от нашего. Часы показывали почти семь, и потому я пошла наверх, чтобы собраться. Благодаря маминым усилиям синяки на лице уже начали желтеть, и тональный крем вполне справился с большинством из них. Я выбрала длинные брюки и блузку с короткими рукавами, а концы блузки завязала узлом на животе. Причесалась, надела сережки. Все, готово!

Уайатт, разумеется, до сих пор сидел в кресле и читал газету. Причем даже не подумал переодеться.

– Готово, – объявила я. Он взглянул на часы:

– У нас еще полно времени. – И снова погрузился в чтение.

Я нашла список провинностей и добавила пункт об отсутствии внимания. Как видите, самонадеянный лейтенант Бладсуорт даже не пытался произвести на меня впечатление. И это во время первого за два года свидания! Эх, что и говорить, роковой ошибкой было так быстро лечь в постель с этим человеком! Теперь вот он принимает меня как нечто само собой разумеющееся.

– Пожалуй, мне лучше переехать в одну из свободных спален, – задумалась я вслух.

– Господи! Хорошо, сейчас выезжаем. – Уайатт бросил газету на пол и через две ступеньки побежал наверх.

Я подняла газету и уселась в освободившееся кресло. Разумеется, за целый день я уже успела прочитать ее вдоль и поперек, но вот информацию о фильмах пропустила, а потому понятия не имела, что сейчас идет в кинотеатрах. Список относился к нашему городу, но в Хендерсоне наверняка показывали то же самое.

Было бы неплохо развлечься и посмеяться, так что я выбрала новую романтическую комедию, которая, как я предполагала, была и сексуальной, и интересной. Уайатт показался на лестнице, на ходу застегивая белую рубашку. Остановился, расстегнул молнию на брюках, заправил рубашку, снова застегнул молнию.

– Что будем смотреть? – поинтересовался он.

– «Добрачные отношения». Наверное, смешно. – Он застонал:

– О нет! Не собираюсь смотреть такую чепуху!

– Хорошо, а что бы выбрал ты?

– По-моему, может оказаться интересным боевик, в котором банда охотится на парня.

– «Конец пути»?

– Да, кажется, так.

– Договорились.

Уайатт выбрал типичный боевик-стрелялку, где герой упорно сражается в горах за собственную жизнь. Разумеется, сюжет не обходится без полуобнаженной красотки, которую он попутно спасает, хотя трудно понять зачем – настолько она глупа. Но Уайатту, судя по всему, такие фильмы нравились, и он имел полное право их смотреть.

Солнце уже садилось, до предела удлинив все возможные тени, а жара никак не сдавалась, и потому кондиционер в машине трудился с полной отдачей. Я направила поток холодного воздуха прямо в лицо, чтобы не растаял тональный крем.

К кинотеатру мы подъехали почти за полчаса до начала сеанса, и Уайатт решил немного поколесить по улицам. Хендерсон – маленький городок с пятнадцатью тысячами жителей, и потому в нем только один кинотеатр, но зато с четырьмя залами. Хороший кинотеатр, обновленный всего пару лет назад. Как и большинство мужчин, Уайатт ненавидел прогулки в фойе перед началом сеанса, а потому, когда мы остановились у кинотеатра, в запасе у нас оставалось не больше пяти минут.

– Плачу я. – С этими словами я достала деньги и подошла к кассе. – Будьте добры, один билет на «Добрачные отношения» и один на «Конец пути». – Я сунула в окошко двадцать долларов.

– Что? – раздался за спиной возмущенный голос Уайатта, но я не отреагировала. Кассирша оторвала билеты и сунула в окошко вместе со сдачей.

Я повернулась и отдала один билет галантному спутнику.

– Теперь каждый сможет посмотреть то, что хочет, – провозгласила я и направилась к залам. К счастью, сеансы начинались практически одновременно.

Мой кавалер выглядел разъяренным, однако беспрекословно отправился смотреть желанный боевик. Я же устроилась в темноте и прекрасно провела время, наблюдая за происходившими на экране чудачествами и совершенно не беспокоясь о том, как отнесется к ним сопровождающее меня лицо. Интимные сцены оказались очень симпатичными и откровенными – именно такими, какие мне нравятся. Почему-то мне вдруг пришла в голову идея соблазнить Уайатта прямо по дороге домой. Я усмехнулась, вспомнив, что последний раз занималась этим в машине еше подростком.

Фильм закончился, и зал я покинула с улыбкой, вовсе не напрасно проведя в темноте один час пятьдесят минут. Пришлось немного подождать Уайатта, но и это время пролетело незаметно: в фойе висели интересные афиши.

Фильм не улучшил настроения лейтенанта Бладсуорта. Минут через десять он появился мрачный и насупленный, словно грозовая туча. Молча схватил меня за руку и потащил к машине.

– Какого черта это все значит? – закричал Уайатт, едва мы оказались в машине, вдали от посторонних ушей. – Разве мы не собирались смотреть фильм вместе?

– Нет, не собирались. Ведь ты не захотел смотреть тот фильм, который заинтересовал меня, а твой выбор оказался неинтересен мне. Мы взрослые люди и вполне в состоянии ходить в кино без сопровождающих.

– Но ведь идея заключалась в том, чтобы провести время вместе, отправиться на свидание, – процедил Уайатт сквозь стиснутые зубы. – Если ты не хотела смотреть кино вместе со мной, вполне можно было остаться дома.

– Но мне очень захотелось посмотреть романтическую комедию.

– Посмотрела бы позже: через несколько месяцев ее обязательно покажут по телевизору.

– То же я могу сказать и о «Конце пути». – Мне начинало надоедать упрямство Уайатта. Я сложила руки на груди и пошла в наступление: – Объясни, пожалуйста, с какой стати я должна смотреть то, что меня абсолютно не интересует, в то время как ты считаешь себя вправе отказаться от фильма, предлагаемого мной?

– То есть все должно быть только по-твоему, так?

– Не передергивай. Я с удовольствием посмотрела фильм в одиночестве и вовсе не настаивала, чтобы ты пошел со мной. Так что это не я, а ты требуешь, чтобы все было только по-твоему.

От бешенства Уайатт заскрипел зубами.

– Я знал, что все получится именно так! Знал! Ты просто чертовски надменна!

– Неправда! – Я так рассвирепела, что запросто могла бы его ударить, если бы не была вполне мирным человеком – как правило, мирным.

– Если ты посмотришь в словаре толкование слова «надменный», то увидишь собственный портрет. Хочешь знать, почему я вдруг внезапно ушел два года назад? Просто понял, что все произойдет именно так, и решил, что, вовремя ретировавшись, избавлюсь от массы неприятностей.

Бладсуорт взбесился до такой степени, что слова вылетали как пули. От неожиданности у меня даже открылся рот.

– Так что же, ты разорвал отношения только потому, что счел меня надменной? – Вопрос прозвучал недоуменно и жалко. Я-то думала, что причина окажется глубокой, серьезной и важной. Например, герой переходит на опасную секретную работу и расстается с героиней заранее, на всякий случай, потому что в любой момент его могут убить. Или что-нибудь в том же духе. А оказывается, этот негодяй бросил меня просто потому, что счел излишне требовательной и высокомерной!

Я схватила ремень безопасности и изо всех сил его скрутила, чтобы побороть искушение сделать то же самое с шеей врага. Поскольку противник обладал преимуществом в весе в целых восемьдесят фунтов, итог схватки предсказать было трудно. А если честно, я отлично знала, чем она закончится, а потому предпочла душить ремень безопасности, а не того, кто сидел рядом.

63
{"b":"12236","o":1}