ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

7 глава

Бытовая. Азов, июнь 7146 года от с.м

Работали не покладая рук, минимумом перерывов весь день, однако снарядили всего несколько ракет.

«К.п.д. у нас меньше, чем у первых паровозов. Надо прикинуть что-то к чему-то и следующую партию ракет делать с разделением труда, как на мануфактурах, давно, кстати, существующих. И быстрее работа будет двигаться, и качественнее получаться. Да и безопаснее, что в данном производстве — очень немаловажно».

Аркадий скосил глаз на шедших рядом с ним Срачкороба и Васюринского. В здоровенной сумке, которую тащил невысокий, поленившийся переодеваться после работы Юхим, что-то подозрительно булькало, причём, вряд ли в одной ёмкости. От этого, обычно приятного уху звука, у попаданца появилось лёгкое чувство тошноты. Посиделки втроём для них стали традиционными, выпивалось на них много. Видимо организм из двадцать первого века переносил такие нагрузки хуже, чем казаки века семнадцатого.

«Экология, наверное, виновата, в худшем здоровье людей моего времени? Хотя болеют то здесь куда больше. И помирают от не очень страшных болячек… естественный отбор. В общем, в чём бы не была причина, а напиваться до свинского состояния сегодня я не буду. По утрам хреново до невозможности и… просто потому, что не хочется!»

Подумав немного (думалось на труднопереносимой жаре после тяжёлого трудового дня плохо), Аркадий начал издалека.

— Панове, а, правда, что по казацким обычаям, старшине часто напиваться нельзя?

Друзья попаданца отреагировали по-разному. Иван мрачно зыркнул исподлобья. Ответ подразумевал, что он ведёт себя не по-атамански. Очень неприятное для него напоминание. А Срачкороб безразлично передёрнул плечами.

— Ну, старшине злоупотреблять не положено. Атаманам и их помощникам нужно сохранять голову трезвой. Только меня это не касается, я и сотником-то никогда не был.

Губы Ивана, сделавшего вид, что вопрос Аркадия его не заинтересовал, тронула усмешка. Он, конечно же, понял, к чему попаданец клонит.

— Да? Ты не имеешь отношения к старшине? Ты в этом уверен?

Срачкороб, до этого явно расслабленный, явственно насторожился. У него даже походка изменилась, из перевалочки кавалериста в крадущийся шаг хищника. Скрадывать врагов казаки были большими мастерами.

— Странный вопрос. Конечно, уверен! Как был простым казаком, так и остался. Никто меня ку… сотником не выбирал.

Просившееся на язык слово «куренной» Юхим заменил, в последний момент, на слово «сотник», сообразив, что вынужденному уйти из руководства куреня своего имени Ивану слышать такое сравнение будет неприятно.[23]

— Сотником тебя, действительно, никто не выбирал, это правда. Только припомни, с кем это ты весь день, кроме нас с Иваном, общался? Ну, с Дзыгой, Грыцьком, Рубайлой… ну, в общем, с джурами.

— Чьими?

— Эээ…что, чьими?

— Чьими джурами?

— Ну, ясно, что своими, твоими и Ивановыми! Кто ж нам своих даст?

— Положим, надо было бы, дали. Только ты сам сказал, что у тебя есть джуры. Где ты слышал, чтоб у простого казака были джуры?

Юхим встал, вынудив остановиться и друзей. Почесав в недельной щетине затылка, признался: — Эээ… нигде не слышал. Вообще-то, джур у простых казаков не бывает. Только ж мне их на важное для всего войска дело дали.

— Правильно. Тебе дали джур на важное для всего войска дело. И, добавлю я, ещё дадут, дополнительно. Значит, признали тебя Юхим, принадлежащим к старшине. И, отсюда получается, тебе тоже, как и нам с Иваном, часто нажираться нельзя.

Юхим опять полез чесать затылок. Новость, что он принадлежит к числу старшин, его совсем не обрадовала. Хотя, казалось бы, природный Кантемир должен был автоматически себя туда зачислять.

— Кстати! — продолжил наращивать давление Аркадий. — И шуточка последняя твоя… уже не по возрасту и положению.

Придирка к смыслу его жизни, проказам для смеха, неприятно Срачкороба поразила. Он-то своей шуткой всерьёз гордился.

— А что, шуточка? Многим понравилась. Над этими козлами весь Азов смеялся. Будут знать, как меня задевать. Нормальная, по-моему, шутка.

— Знать они, положим, будут то, что тебя, если попадёшься, лучше сразу пристрелить. Им бы, если они так тогда сделали, ничего не было бы. И шутка нормальной у тебя получилась, для какого-нибудь молодыка.[24] А ты теперь, знаменитость. Если не атаман, то есаул. Без новых ракет турки нас так вздрючить могут, что матерям здесь долго оплакивать сгинувших казаков придётся. Привыкай к новому положению. Если уж будешь шутить, то постарайся не понос вызывать, а выставлять своих недоброжелателей дураками. Или, там жадными недоумками. Это, кстати, ранит ещё больнее. Представь, что кто-нибудь выставил тебя самого идиотом.

Юхим представил и подвижная его физиономия, на короткий миг стала лицом убийцы. Ох, нехорошо будет выставившему дураком Срачкороба…

— И как это сделать?

— Сам думай. Ты то у нас точно не идиот?

— Конечно!

— Вот и придумай, как можно того, кто тебе досадил, показать совсем глупым, ничего не понимающим.

Срачкороб задумался, махнул рукой каким-то своим мыслям и двинулся в путь. Дальше друзья пошли молча и вскоре, конечно же, напились до отключки. Но в последний, на какой-то период времени, раз. Если горилка уже куплена, то не выливать же её на землю?

Труба зовёт

23 июня 7146 года от с.м

«И в этом мире я не патриот в выборе средств передвижения. В прошлой жизни никогда не покупал «Таврию» или «Жигули» и в этом предпочёл турецкую галеру отечественному стругу. Спрашивается, как же такую сомнительную личность можно отправлять на изменение истории? — лениво размышлял попаданец, стоя на носу турецкой галеры. — Тогда меня смущало качество отечественных автомобилей и отсутствие элементарного комфорта. Сейчас к качеству стругов претензий нет, совершенные, в своём роде, судёнышки. Но вот с комфортом на них, дело совсем швах. Постоянно мокрые ноги, регулярное забрызгивание с головы до тех же самых ног… не говоря уже о жуткой болтанке. А здесь сухо и не так качает».

Галера с попаданцем, в составе более чем тридцати отбитых у осман судов и ста пяти «родных» стругов, двигалась к Темрюку. Правда, за вёслами сидели, большей частью, молодыки, причём, скороспелые. Вал беженцев из Малороссии накрыл не только Сечь, но и Тихий Дон. Ответственный за его взятие Татаринов, дал знать совету атаманов, что сухопутные работы по осаде этого города завершены, окопы подведены к его стенам. На совете решили обстрелять как можно больше новичков.

Аркадий вполне мог остаться в Азове. Работы над разработками нового оружия хватило бы ещё не на один век. Но его встревожило состояние Ивана Васюринского. Тот без походов и сражений начал явственно чахнуть. Чего не сделаешь ради друга? Да и личная причина повоевать немного, не слишком рискуя шкурой, у Аркадия была. Проклятый половой вопрос. Делать вид, что его нет, как большинство сечевиков и очень многие донцы, он не умел. Оставалось завести временную жену. Для чего, сначала необходимо было приобрести, то есть, захватить или купить, рабыню.

Казак в представлении современного человека — символ вольного человека. И не случайно. Но приходится признать, что эти, действительно вольные люди были… работорговцами. Не в такой степени, как ногайская или черкесская элита, но, безусловно, людишками казаки торговали. Богатых пленников отпускали за выкуп, что составляло немалую часть дохода от походов. Бедняков продавали тем же самым черкесам или туркам. Как сказал один из литературных героев (духовно казакам близкий): «Ничего личного — чисто бизнес».

Впрочем, если казак на Дону хотел в те времена жить с рабыней, то он должен был на ней жениться, объявив об этом публично. Жена автоматически получала статус вольного человека. Правда, в случае развода, такая женщина возвращалась в рабское состояние. С другой стороны, у такой женщины было много шансов остаться вдовой казака, то есть уже свободной навсегда, если не попадётся тем же татарам или черкесам.

вернуться

23

Куренной, будучи материально ответственным лицом, надолго покидать курень в Сечи не мог. Ранее, Васюринский переходил в наказные (походные) атаманы куреня. После прикрепления его к попаданцу, он и на такое звание право утратил. Что очень сильно ранило его душу. Последние лет двадцать он жил для ставшего ему родным куреня.

вернуться

24

Молодык — Казак-стажёр, ещё не получивший статуса «лыцаря» сечевого братства.

61
{"b":"122367","o":1}