ЛитМир - Электронная Библиотека

– А Паттерсон где?

– Нигде нету.

Конюх привел во двор утомленную, беспокойную лошадь. Все седло было в пятнах запекшейся крови.

2

Шериф медленно ехал по дороге на Кантри. Он никак не мог забыть дикую выходку Олсена. Может, Робин и вправду в душе изверг, хотя с виду миляга-парень? Неужто начал убивать направо и налево из-за дурацкой побасенки?!

Вечерело. Пришлось сделать изрядный крюк, чтобы обогнуть огороженные земли Ровера, но на станцию Паттерсон рассчитывал попасть вовремя. Надо встретить инженера, а то мало ли чего…

Чувство опасности охватило неожиданно, хотя ничего подозрительного вокруг не произошло. Все было спокойно. Что-то уж чересчур спокойно.

Лошадь всхрапнула и замотала головой, упираясь. Паттерсон осторожно огляделся и потрепал лошадь по холке. Кажется, все в порядке. Впрочем, будто копыта вдалеке стукнули, там, на горной тропе, где густой кустарник.

Паттерсон прислушался. Да нет, вроде, почудилось.

Лошадь по-прежнему упиралась, шумно фыркая и грызя удила. Боится, понял шериф.

– Ну, будет, будет, Шун, – укоризненно прошептал он ей на ухо, наклоняясь вперед.

И спас себе жизнь.

Грохнули два выстрела, раскатилось гулкое эхо. Паттерсон почувствовал, как пуля ударила в плечо, потерял равновесие и, перегнувшись в седле, упал на землю. В сердце метил, подонок, подумал Паттерсон, беспомощно распластавшись: рана была тяжелая, кровь хлестала ручьем, хорошо хоть сознание оставалось ясным.

А укрывшийся в кустах убийца внимательно приглядывался, пошевелится шериф или нет. Тот не шевелился. Убийца тихим свистом подозвал коня. Но в то же мгновение понял, что он не один.

Тигр вскочил на ноги. У него за спиной стоял кто-то, судя по всему – вооруженный.

– Кто здесь? – прохрипел Тигр.

– Робин. Твой сын.

– Чего надо? Я же просил: оставь меня в покое!

– Я не позволю убивать так подло!

– Ты? Щенок, да я…

– Не позволю! – возвысил голос Робин. – Кто там ехал?

– Уйди с дороги, щенок! – свистящим шепотом произнес Тигр. Словно чья-то рука сдавливала ему горло. Его голос поразил Робина еще раньше, возле пещеры.

– Уходи отсюда, отец, – грустно проговорил Робин. – Все думают, что убиваю я. Если надо, я готов заплатить за все…

– Уйди с дороги, идиот! – зарычал голос из темноты. – Плевать я хотел на то, готов ты или не готов. Уйди!

– Все из-за меня случилось. Видно, Хантон прислал того актеришку, потому что ты уже сбежал из тюрьмы?

– Дурак ты! – хрипло расхохотался Тигр. – Тех двоих я еще раньше кокнул. Тогда Хантон про тебя и знать не знал!

– А Текса когда?

– А-а, мерзавец ростовщик… Я в Биркхем нарочно прискакал, чтоб с ним посчитаться. И с Олсеном в придачу!

– Как? – воскликнул Робин. – Ты и Джефа убил?

– Не вышло, удрать успел, подлец. Как увидел, что я Текса прикончил, так и дал деру. Не достала его пуля. Но он на очереди первым номером! А теперь шабаш, хватит!

– Олсен-то чем провинился?

– Олсен? – захрипел голос. – Да он моя правая рука. Клиффордом прозывался. Вся округа знала старину Клиффорда! Когда меня повязали, он, стервец, вывернулся. Обещал мне с Ровером покончить… А сам дал тому уйти. Теперь – смерть, смерть! Ну, все вызнал? Хватит? Проваливай! Тигр будет мстить. Кровь за кровь!

Робин обескураженно слушал отца. Решительно, Тигр сошел с ума.

– Постой, – тихо попросил он. – Пока не надо трогать Ровера. Я ему обещал. Пока плотина не достроена…

– Плевать! Пусть пропадет все, что он тут понастроил!

– Плотина будет, отец.

– Ха-ха-ха! – Тигр зашелся отрывистым, хриплым лаем. – Ты что же, Ровера от меня бережешь?

– Может, и так.

– Хорош сыночек, нечего сказать… Послушай, молокосос, – угрожающе прохрипел в темноте голос. – Пять лет тому… когда бросили меня подыхать на Кубе… я там гнил заживо. Четыре года! Уж хоронить собрались! И вот он, Тигр, перед тобой – Тигр, победивший смерть! А все потому, что чертовски хотелось мстить. Уничтожу всех, кто меня на смерть обрек. Понял? От мести мертвого Тигра мир содрогнется! А тайны моей никто не разгадает! Понял меня, щенок?

Робин в оцепенении слушал.

– Пощади Ровера, пока не кончит дело. Я дал слово, – проговорил он наконец, нашаривая спички.

Он только успел чиркнуть спичкой, как на него обрушился мощный удар. Робин отлетел к кустам. Он едва не потерял сознание, но в последнюю секунду успел метнуться в сторону и тем уберегся от смерти: вдогонку грянули выстрелы. На мгновение страх парализовал Робина – в него стреляет собственный отец! Словно стальная игла вошла в сердце. И тотчас страшная ярость вскипела в душе. Робин ринулся на противника, как настоящий Тигр, пока убийца не успел выстрелить снова. Железные руки Робина в мгновение ока сдавили горло старого Тигра.

– Убить захотел? – прорычал Робин.

– Р-руки… – хрипел Тигр. – Отпусти отца.

– Слушай, мне и так жить неохота. Нет у меня ни черта и не будет. Пристрелил бы тебя и себя заодно, чтоб не поганить больше землю. Учти, в следующий раз так и сделаю. Если пойдешь против плотины. Уж будь уверен!

Робин отобрал у Тигра оружие, чтобы уйти, не опасаясь предательского выстрела.

НАЧАЛО КОНЦА

1

Молодой Тигр поспешил туда, где оставался лежать неизвестный человек. Добравшись до дороги, Робин долго в темноте разыскивал раненого (или убитого?). Наконец выглянула из-за туч луна, и бледный свет озарил равнину.

Робин разглядел распростертое у дороги тело. Он сразу узнал шерифа Паттерсона. Тот лежал без сознания, но дышал. Глубокая и опасная рана в плече вызвала обильное кровотечение. Робин влил в рот раненому немного рома, перевязал, как смог. Шериф открыл глаза.

– А, это ты… – тяжко выдохнул он, успев почувствовать, что не связан. – Добить пришел… Но знай, парень…

– Молчите, Паттерсон. И не надо двигаться, вы море крови потеряли. Я сейчас пришлю фолкстонцев на подмогу.

Шериф ничего не понимал. Зачем Тигр перевязал его, какая такая еще подмога, что он, сам дострелить не может? Ведь только что убить пытался, вон карабин рядом валяется.

Робин вскочил в седло. Карабин так и остался лежать на земле. Напрягая последние силы, Паттерсон подполз ближе. Еще ближе. Ну конечно, порохом пахнет. И двух патронов нет. Все ясно: одна в плече засела. И стрелял Робин из этого карабина… Вот только какого дьявола ему понадобилось делать перевязку?

И Паттерсон потерял сознание.

2

В салуне шел военный совет. С каждым днем фермеры озлоблялись все больше, потому что из-за проклятой плотины пастбища начали пересыхать. Порой они просиживали за выпивкой ночь напролет, до хрипоты споря, когда же наконец они начнут что-то делать, когда возьмутся за оружие. Потому что против пули, как известно…

Раздался стук в окно.

Открыл толстяк, выглянул и от удивления ойкнул. У салуна гарцевал на взмыленном коне всадник, сам тоже изрядно взмыленный.

– Там, на дороге в Кантри, раненый. Шериф Паттерсон. Нужна помощь!

– А кто стрелял-то?

– Я! – крикнул молодой Тигр и вихрем умчался.

3

С превеликим трудом несчастный Баркер приковылял в Кантри. Ему предстояло решать, что делать дальше. Видно, придется Баркеру предстать перед судом: убитый инженер, как-никак, находился под его охраной. Значит… Ох, лучше не думать! Если тот парень и впрямь бандит с хищной кличкой, тогда конец, пиши пропало, Баркер, нипочем не отмоешься…

Старик не знал, куда податься. Кантри – городишко покрупнее, есть железнодорожная станция, и поездов хватает. Баркер примостился на краешке скамейки на городской площади, чтобы передохнуть немного. Сердце в груди бухало, словно колокол.

Побриться сперва, что ли? А то и впрямь похож на того старого мерзавца. Хотя нет, не стоит… Ага, выходит, Баркеру есть что скрывать? Ох, скрутят руки Баркеру да вздернут на первой кривой сосне! Не-ет, не за что Баркера линчевать: бандит из него дрянь, зато артист каков!.. А что если Хантон объявил полиции, что сбежал опасный преступник, сообщник Тигра? Зовут Баркер, рост шесть футов, лицо круглое, нос толстый, особые приметы: интеллигентно выражается? И тогда любой его пиф! паф! – а потом пожалуйте расписочку и вот ваши денежки… Бр-р, какая жуть! Не приведи Господь, узнает кто-нибудь и…

20
{"b":"12237","o":1}