ЛитМир - Электронная Библиотека

Молли также участвовала в церемонии открытия, но лицо ее покрывала бледность, а в глазах стояли слезы. После торжественного обеда, за которым она ни крошки не съела, она постучалась к губернатору.

– Господин губернатор, я слышала, что молодого Тигра приговорили к смерти?

– Верно, мисс Ровер. Завтра приговор приведут в исполнение.

Молли разрыдалась. Хантон дал девушке выплакаться.

– Дорогая моя, будьте умницей, неужто вы, в самом деле…

– Да! Да! Да! Он не виновен!

– Мисс Ровер, он негодяй и мерзавец, и сам признался в своих злодеяниях.

– Он не виновен! Его отец настоящий убийца, а Робин все взял на себя.

– Это не доказательство, мисс. Чтобы помиловать человека, у нас в Америке необходимо собрать не меньше доказательств, чем для того, чтобы повесить, вы же знаете.

– Паттерсону все известно!

– А где же ваш Паттерсон?

– Он неделю назад вновь ушел в горы, по следам Робина, и до сих пор не вернулся, – в отчаянье вновь заплакала девушка.

– А про поезд вы забыли, мисс? – сурово произнес Хантон.

– Робин никого там не убивал!

– Но напал ведь на поезд? Я же лично с ним разговаривал. Разве это не преступление?

Молли сидела неподвижно: Боже мой, как же она раньше не додумалась!.. Ум девушки лихорадочно заработал.

– Он не виновен, мистер Хантон! – вскричала она. – И свидетель – вы!

– Каким образом, мисс?

– От Бакфорда до Брикхема полдня пути, так?

– Так… Только я не понимаю, что это доказывает…

– Он не виновен, мистер Хантон! Как же он мог убить Норвика в Бакфорде около трех часов, часом позже оказаться в Торонтоне, а между тем в три часа ровно остановить ваш поезд?

Хантон озадаченно поглядел на Молли Ровер.

– Черт возьми, однако, в самом деле…

– Вы главный свидетель, мистер Хантон! В половине четвертого вы разговаривали с убийцей за много миль от места преступления. И завтра Робина должны казнить?!

– Джимми! – губернатор вышел на крыльцо фермы. – Скачи-ка в Кантри. Погоди, сейчас я напишу.

Хантон послал распоряжение немедленно отменить казнь и пересмотреть дело об убийствах. Он проводил взглядом ускакавшего вестового. М-да, как тяжко сознавать, что едва-едва не отправили на виселицу невиновного человека…

– Мисс Ровер, с вашей стороны было весьма своевременно… – начал он, входя в комнату. – Гм, постойте-ка. Эй, кто-нибудь! Воды!

Молли Ровер без сознания лежала на полу.

5

Пересмотреть дело оказалось непросто. Во всяком случае, для судьи. Еще бы! Несмотря на очевидные доказательства невиновности, подсудимый твердил противное.

Один и тот же диалог повторялся десятки раз.

– Каким образом вы могли убить Норвика и Холла, если почти одновременно с этим вы задержали поезд?

– Ошибка во времени.

– Вы утверждаете, что убили Норвика?

– Да.

– Но ведь это неправда!

А Робин упорно твердил одно и то же. Наконец поднялся адвокат и объявил, что в деле появился новый свидетель. Судья дал разрешение ему выступить, и публика замерла в ожидании.

Вошел шериф Паттерсон. Похоже, что в зал заседаний он попал прямо из седла и путь проделал неблизкий.

– Что вы хотели сообщить суду?

– Я хочу дать показания, ваша честь, проясняющие суть дела.

– Назовитесь суду.

– Паттерсон, шериф из Биркхема.

– Подсудимый утверждает, что он убил Текса, Норвика и Холла.

– Он лжет, потому что считает, будто защитит от возмездия собственного отца, ваша честь.

– Вам известен убийца?

– Да, ваша честь. Он дал свои показания. Я записал все и могу предъявить их суду.

– Кто этот человек?

– Он уже на том свете. Со вчерашнего вечера. А звали этого мерзавца Олсен Джеф.

6

Прохладным вечером Паттерсон сидел на террасе фермы Ровера. Он рассказывал хозяину и Робину с Баркером о том, как все произошло.

– Сразу после нападения на вашу ферму, мистер Ровер, я ушел, как вы помните. Поехал к той скале, где ты, Робин, чуть с жизнью не расстался. А оттуда к хижине, в которой лежал Олсен. При смерти. Я его сразу узнал, хоть он и пробовал исполнять роль Тигра: бороду да усы отрастил, брови выстриг. При свете, Робин, ты б его сразу признал. На смертном одре он во всем признался. Олсен вместе с Тигром на разбой когда-то ходил. Доктора Веллера, твоего, Робин, настоящего отца, убил именно он: ворвался со своими головорезами в дом, всех перебил. Помнишь, ты говорил, будто на тебя иногда словно волна накатывает… Это с той ночи. Олсен тебя подобрал среди убитых. Ты ему очень кстати подвернулся, потому что тогда как раз настоящий сын Тигра умер, и Олсен перетрусил, что Тигр отомстит. И стал он тебя воспитывать. Жил, вроде как добропорядочный фермер, а растил-то приемыша для мщения! Все ждал момента, чтоб рассказать историю про Тигра и натравить тебя на мистера Ровера. А тут вдруг ростовщик Текс стал прижимать за долги, ну вот Олсен и решил разыграть все. Дьявольский план придумал, ничего не скажешь. Ты, Робин, бросился очертя голову мстить, а убивал-то Олсен! Ты с Тексом повздорил, а Олсен был тут как тут. А дальше пошло-поехало… Трое людей погибли – Холл, Норвик, Глайтон. А все подозрения пали на тебя. Слава Богу, что Хилтон его подстрелил. Он долго подыхал, трудно… Сколько лет таился, сколько лет выжидал, а?

– И что же теперь делать? – спросил Ровер.

– По-моему, – подал голос Баркер, – самое время подкрепиться.

7

Молли стояла в одиночестве, глядя на заходящее солнце. За спиной раздались шаги, но она не обернулась. Чьи-то сильные руки обняли ее за плечи. Девушка не обернулась, а лишь закрыла глаза.

– Легенды больше нет, – прошептал Робин. – Нет больше крови Тигра… Можно мне…

– Что, Робин?

– Можно мне кое о чем спросить?

Но молодой человек не спросил ни о чем. Они постояли, обнявшись, потом Молли подняла лицо.

Робин поцеловал ее.

Вдалеке шумела в плотине вода.

8

Прошло двадцать лет. Выросло множество новых домов, а еще больше ферм. Плотина все-таки принесла много пользы, потому что началось искусственное орошение полей. Железная дорога завернула и в Фолкстон, и отпала необходимость покупать товары втридорога у ловких перекупщиков с Востока. Маленький городок перестал быть глухой провинцией.

Баркер так и остался в нем. Цель его жизни – организовать в Фолкстоне свой театр. Правда, эту ступень прогресса городок преодолевает с трудом. Но в целом жизнь течет спокойная, и народ ею доволен. А муниципальные власти недавно приняли решение назвать главную улицу, ведущую от вокзала, именем человека, которому Фолкстон обязан своим благоденствием.

Улица теперь так и называется – Ровер-стрит.

26
{"b":"12237","o":1}