ЛитМир - Электронная Библиотека

– Послушай, приятель, по-моему, я тебе говорил, чтоб ты не смел тут показываться?

– Говорил. Но ты не имеешь права распоряжаться. Я ведь тебе не указываю, что делать, правда? Ты бы меня сразу к чертям послал!

– Будешь делать, что я тебе скажу! – зарычал Коннор. – Ты жалкий трус, и я с тобой в два счета управлюсь, если надо, ясно? Проваливай отсюда!

– С чего ты взял, что ты сильней меня, Том? Мы с тобой не дрались ни разу. Бил всегда ты один. А если сейчас хоть пальцем тронешь, убью на месте! – твердо произнес Робин и отвернулся. – Эми, я просил шерри.

Задыхаясь от злости, Коннор схватил его за плечо и рванул к себе.

– Да ты!..

Больше ничего он не смог выговорить. Может быть, если бы Том ждал ответного удара, он вел бы себя по-другому. Но тем не менее все глазевшие на происходящее вдруг увидели, как стремительно заработали кулаки Робина – в челюсть! в нос! еще! и еще! – и Коннор отлетел от стойки. Вот это номер, Том Коннор под столом…

Вскочив на ноги, он снова бросился на Робина. И тут случилось вовсе чудо.

«Трус» прыгнул навстречу, двое сошлись в ближнем бою, и Коннора зашатало под градом обрушившихся на него ударов. Он едва держался на ногах, казалось, голова его трещала, последний удар «труса» отбросил его к дверям. Посыпались осколки стекла. Все же устояв на ногах, Коннор схватился за револьвер, но не успел нашарить рукоятку. Робин выстрелил.

Коннор захрипел и повалился лицом вниз. Револьвер отлетел в сторону.

Ковбои вскочили, поднялся крик.

– Не двигаться! – голос Робина взвился чуть ли не до визга. – Он меня оскорблял! Он лез драться! Я не могу больше терпеть. Все поняли? Ни с места – или буду стрелять!

– Идиот! Молокосос! – выкрикнул дружок Кондора Питер и замахнулся, но тут же получил нокаутирующий удар. Другой приятель Тома, Билл, выхватил кольт. Краем глаза Робин заметил опасность и мгновенно выстрелил, уложив Билла на месте. И Питер выстрелить не успел – Робин оказался проворней.

Остальные не пошевелились. В течение секунд разыгравшееся побоище вогнало всех в столбняк. Удушливый пороховой дым поплыл по комнате. Эми выскочила на улицу и бросилась к дому Паттерсона.

– Все видели? – крикнул Робин. – На меня напали втроем, с оружием! Хотели посмеяться, думали, что я трус. Сами они трусы и подлецы. Зарубите себе на носу все: кто меня тронет, тот пусть побыстрее себе гроб заказывает! Я – сын Тигра.

Робин бросился к дверям. Никто его не удерживал. Слова парня подействовали гипнотически, особенно последние: «Я – сын Тигра… «

На пороге он обернулся.

– Я не все сказал… Кровь Тигра – не вода. Я тоже Тигр!

И Робин исчез.

2

До места добрались в считанные минуты. На улице перед салуном уже толпились люди, приехал доктор Мэрфи, заторопился внутрь, придерживая свой саквояжик.

– Что, док, мертвы? – хрипло окликнул его Паттерсон.

– Не знаю пока. Коннор получил в грудь навылет, слева. Свалился, говорят, как подкошенный.

– В сердце, видать, – покачал головой шериф, – наповал.

Олсен, в полуобмороке, медленно сползал с седла. Паттерсон подхватил старика и осторожно спустил его не землю.

– Держись, держись, – бормотал он, жалея друга. – Все образуется.

– Иди, Патт, иди скорее. Узнай, что там…

Олсен сел на землю, уронив голову на руки. Лошадь мирно пощипывала траву рядом.

– Я скоро вернусь, Олсен. Крепись, старина.

Толпа расступилась перед шерифом. Вдвоем с Эми он вошел в салун. В нос ударили больничные запахи. Всюду окровавленные куски ваты, бинты, битое стекло, обломки посуды. Как после изрядной потасовки.

Питер уже пришел в себя. Раненая рука болталась на перевязи. Глаза Билла были закрыты, он тяжело дышал: пуля прошила плечо и легкое. В середине комнаты лежал в луже крови Коннор. Лицо покрывала смертельная бледность, под разорванной рубахой горбились бинты, там и сям уже пропитавшиеся кровью. Доктор Мэрфи делал сердечные уколы. Вокруг, в полном безмолвии, стояли люди.

– Жить будет? – Паттерсон кивнул на Тома.

– Коли до утра дотянет, – ответил Мэрфи, – то надежда есть. Пуля, похоже, зацепила Сердце. Будь мы где-нибудь в Бостоне, я бы знал, что делать. Тут хирург нужен, лекарства, словом, сам понимаешь.

– Телеграфируй в Денвер и везите парня туда.

– Его трогать нельзя, Патт.

– Тогда вызовем лучшего хирурга оттуда, пусть везет с собой все, что требуется.

– Где такую уйму денег взять, Патт?

– Олсен заплатит. А Питера в Денвер можно отправить?

– Только если карету скорой помощи пришлют и врача с ней.

– Тогда действуй, Мэрфи! Чтобы все честь честью было. Ну-с, Эми, теперь твоя очередь, – обратился шериф к девушке. – Расскажи, кто первый начал?

Несколько голосов разом закричали, что Робин негодяй и убийца, но шериф быстро восстановил порядок.

– Итак, Робин вошел…

– Да.

– И с кем-то заговорил?

– Попросил стаканчик шерри.

– И после того привязался к Тому?

– Нет. Том сам подошел… Сказал, чтобы Робин уходил… подобру-поздорову.

– Ясно, – ответил Паттерсон и обратился к стоявшим вокруг ковбоям. – А вы что ответите тому, кто вам скажет: проваливай отсюда, приятель, пока цел, а?

В ответ раздалось нестройное бормотание. Черт его знает, этого шерифа, хитрит он, Робина выгораживает.

– Эми, – продолжал тот, – сразу после тех слов Робин выхватил оружие и начал стрелять?

– Нет, мистер Паттерсон. Робин сказал, что Том ему не должен указывать и что, если он Робина тронет, ему несдобровать. В общем, выходит, что…

– О'кей, Эми, мы не в суде. Там разбираться будут, что выходит, а что нет. Одним словом, Робин пригрозил, что пристрелит Коннора, так? И сразу же начал палить?

– Нет. Он отвернулся. Так… будто плюнул.

– И дальше что?

– Ну и Том его за плечо схватил… тряхнул…

– И тут Робин выстрелил?

– Нет. Робин скачала побил Тома. Подрались они. А потом Робин выстрелил.

– Когда «потом», Эми? Робин вытащил пушку и продырявил Тома, когда тот еще не очухался после взбучки?

Девушка не отвечала. Паттерсон повторил вопрос.

– Мне очень нужно знать, девочка, кто первый взялся за револьвер? Все дело в этом. Вы. же тут все видели. И я знаю, никто врать не станет. Пять годков за решеткой за ложные показания не пустяк, правда? Итак, кто первый взялся за оружие?

– Том, – тихо проговорил Питер.

Шериф обернулся к раненому.

– Когда Робин тебя дырявил, у тебя в руках был револьвер?

Питер молчал.

– Надо отвечать, приятель. Все ждут, что ты скажешь.

– Был, – выдавил парень.

– А в твоего дружка Робин ради забавы стрелял?

– Нет.

– Тогда мне не понятно, отчего все так громко кричат, что Робин убийца?

Из толпы выступил ковбой по имени Брунс.

– Слышь, шериф, вы с Олсеном старые дружки, вот ты и выгораживаешь олсеновского приемыша.

– Выгораживаю, говоришь? Хорошо. А ну, выходи сюда тот, кто стерпит, если его потрясти за плечо и выгнать в три шеи вон? Есть среди вас такие?

Ковбои переминались с ноги на ногу, никто не выходил.

– Ну, давайте, давайте, выходите! Хочу увидеть такого терпеливца, которому все равно, когда пушкой грозят?!

Все молчали, никто не вышел.

– Но он тут болтал, будто его отец – Тигр! – выкрикнул кто-то.

– А даже если и так, – парировал Паттерсон, – так что? У нас в округе, по-моему, нет привычки в чужом прошлом ковыряться. Может, вы его отцом будете попрекать?

– Отец его грабил, мы не позволим…

– Вот Брунс скажет! – оборвал шериф. – Скажи, Брунс!

Тот насупился. Всем было известно, что у его отца биография не самая чистая. Конечно, не все присутствующие были потомками осевших на Западе авантюристов. Но и среди самых респектабельных фермеров найдется немало сыновей золотоискателей и прочей публики, так и оставшейся на новых землях.

– В общем, я так понимаю, – подытожил Паттерсон. – Вам не нравится, как я исполняю свой долг. Ладно, воля ваша. Я три недели гонялся по перевалам за Тедди Бабером и все-таки изловил. А теперь вот не хочу невиновного за решетку отправлять, и вам не нравится… Я не Олсену друг, а правде. Хотите, можете выбирать себе другого шерифа!

3
{"b":"12237","o":1}