ЛитМир - Электронная Библиотека

А оригинал завещания, как там было сказано, хранился у Купера, а вовсе не у Барри Эдвардса. Так вот почему юрист ничего об этом не знал.

Дэн стоял с бумагой в руках, когда к отелю прибыл Ник.

– Что это? – спросил он, и Дэниел протянул ему свою находку.

– Вот это да, – присвистнул тот, когда прочитал надпись на конверте. – И где же ты это обнаружил?

– Было прикреплено к крышке стола, снизу, – сказал Дэн.

– Как он там мог оказаться? И почему Брайан не доверил это своему юристу?

– Может, потому, что он не доверял Айану? Может, потому, что он знал, что завещание найдут, когда будут ремонтировать отель? Или потому, что не был в этом уверен? Кто знает… Одно Дэн знал точно: обо всем надо рассказать Ионе.

– Думаю, нужно связаться с нашими юристами, – резонно заметил Ник. – Я возьму документ с собой, а ты иди и приведи Иону. Ребенка можно будет оставить пока на Джорджи.

Дэн помчался домой как ветер, напряжение не покидало его ни на минуту, сердце стучало как бешеное. Неизвестно, что было в завещании и как оно повлияет на будущее Ионы и ее ребенка.

И на его будущее.

– А ты рано.

Дэн выглядел обеспокоенным. Нет, скорее, настороженным. Словно бы принес плохие новости. За все то время, пока Иона с ним общается, она уже научилась угадывать по лицу его настроение. Теперь она сидела на скамеечке и смотрела на него, а сердце ее уже забилось в каком-то предчувствии.

– Дэн, что случилось?

Он слегка нахмурился.

– Мы нашли завещание.

Рука ее подлетела к груди, она закрыла глаза и досчитала про себя до десяти.

– Оно у тебя? – сказала она хриплым от волнения голосом.

– У Ника. Он повез документ юристам. Мы решили вскрыть конверт официально.

– Верно. Все правильно. Конечно. Так что в нем?

– Пока не знаю. И потом, это только копия. Нику надо связаться с юристом, у которого хранится оригинал.

– С Барри?

Дэн мотнул головой:

– Нет. Оказалось, что это контора Купера.

В голове у нее прояснилось.

– Майк Купер! Ну конечно! За пару месяцев до смерти Брайан разговаривал с ним, и потом я его больше не видела. Он ушел на пенсию; Потом он еще дважды навещал Брайана. Я думала, они друзья, и все, – она покачала головой. – А… где ты его нашел? Завещание то есть…

– Под столом, за которым ты работала. Оно было под самой крышкой.

Женщина закрыла глаза. Какой же недогадливой дурочкой она оказалась!

– Справа?

– Да. А что?

Ионе оставалось лишь рассмеяться.

– Знаешь, а ведь в больнице он мне кое-что сказал. Только я не поняла. Он сказал, чтобы я позаботилась о себе, и еще сказал: «Непременно сделай проверку». Он повторил это пару раз, но так как он чувствовал себя не очень хорошо, то я не стала выяснять и сказала, чтобы он не беспокоился. А я ведь тогда не поняла значения его слов. Когда люди освобождали номера в отеле, мы всегда складывали туда их документы, как раз с правой стороны, на полке под столом, оставляя их на контроль. И как я только не догадалась! Это было нашим условным местом!

Иона поднялась, ноги у нее дрожали.

– Так мы можем пойти к Куперу?

– Думаю, юристы сами все решат.

– Ладно.

И вот тогда она узнает свою участь. Определится ее будущее, в котором не будет уже места Дэниелу.

Она станет вполне самостоятельной молодой женщиной, найдет себе работу, будет растить ребенка. Купит дом, в котором они с Лили заживут счастливо… Она забудет о Дэне, и сама мысль о том, что он когда-то предложил ей место домработницы, покажется ей смешной до абсурда.

Встреча с Майком Купером была назначена на вечер следующего дня с тем, чтобы успел приехать Айан Доуи из Лондона. Любопытно, как быстро он собрался, словно давно ждал вызова.

– Родила, – равнодушно бросил он, словно бы никогда не ожидал увидеть ребенка. На что же он рассчитывал?

– Уже сентябрь, Айан, – заметила Иона. – А я забеременела, когда Джейми был дома, в ноябре. Я же не слон. Лили, скажи «привет» дяде Айану, – произнесла она наставительно.

Вместо Айана голову поднял Купер и улыбнулся Ионе.

– Так вот она, малышка? Привет, привет. Боже, она уменьшенная копия своего отца, – заметил он с улыбкой и откинулся в кресле, сцепив руки вместе. Затем склонился над завещанием и многозначительно обвел глазами всех присутствующих.

– Для начала прошу прощения за задержку в этом деле. В связи с тем, что я ушел на пенсию, я слишком поздно узнал о смерти моего клиента. Только сегодня. Итак, что у нас есть? – спросил он и начал зачитывать текст завещания.

Для большинства это оказалось простым набором слов. Но не для Ионы, которая сама была юристом.

Главное, завещание было законным, подписанным и засвидетельствованным. Как Брайан и обещал, он позаботился о Лили.

Майк Купер читал:

«Моему сыну Айану я оставляю сумму в десять тысяч фунтов. Остальное мое имущество переходит ребенку или детям моего младшего сына Джеймса, рожденным или еще не рожденным. Учитывая это…»

Остальное она уже не расслышала, потому что Айан возмутился так громко, что в его крике потонул голос Майка.

Юрист снял очки, внимательно посмотрел на Айана и сказал:

– Мистер Доуи, я бы очень был вам обязан, если бы вы вели себя прилично и не прерывали чтение официального документа. – И с этим он продолжил чтение.

Значит, Брайан действительно оставил ее дочери большую часть наследства. Неужели это правда? Она никак не может в это поверить.

Айан тоже никак не мог поверить в свою участь, но он пытался совладать с собой, хотя получалось у него это из рук вон плохо. Почти совсем не получалось.

– Как вы считаете, смогу ли я из этих денег купить дом для ребенка? – спросила Иона, и Майк Купер рассмеялся.

– Я так полагаю, дорогая. Брайан успел все же расплатиться с долгами, и таким образом у вас в остатке чуть более миллиона фунтов, из которых часть принадлежит Лили, а другая принадлежит вам. И вы можете распоряжаться ею по своему желанию. Так что на домик – и весьма неплохой – вам хватит.

Ну вот, теперь она не слишком хорошо поняла сказанное.

– Мне? Часть принадлежит мне? – переспросила она. – Почему?

– Потому что таковы условия завещания, – и он продолжил чтение. На этот раз она уже слушала и слышала его: «…одну часть я оставляю Ионе Локвуд, в благодарность за ее работу, сочувствие и заботу обо мне. В том случае, если ребенок Джейми не родится, то все состояние автоматически переходит Ионе Локвуд».

– Он оставил десять тысяч своему сыну, а из остального – половину Лили, а половину тебе, моя дорогая. А если бы что-то случилось с Лили, то ее половина отошла бы тебе.

– Мне? – повернулась она и уставилась на Дэниела, который выглядел не менее удивленным, чем она.

– В том случае, если она – дочь Джейми, – закричал Айан, наконец обретая голос. – А это надо еще доказать. Если она не от Джейми, то наследство переходит ко мне! Черт возьми, это все должно быть моим, и точка! Да о чем этот старый болван только думал!

– Мистер Доуи! – повысил наконец голос Майк Купер, поднимаясь в кресле и пугая своей грузной фигурой Лили. – В моем кабинете я вам не разрешу так выражаться. Так что умерьте свой пыл и придите в себя. Поздно махать кулаками. Мисс Локвуд заслужила то, что ей положено по завещанию. Она ничего не просила, она работала в отеле, не получая даже зарплаты, помогала Брайану, не будучи ему родственницей. А про вас он отзывался бесконечно плохо. Вы были избалованным эгоистом, который никогда не помнил ни о том, что у него есть отец, ни о своем долге перед ним. К тому же, как бы вы ни размахивали руками и ни кричали, есть официальное завещание, документ, который уже не оспоришь и по которому в любом случае все состояние Брайана переходит мисс Локвуд, есть ребенок или нет. А у вас все-таки остаются ваши десять тысяч. На вашем месте и этим надо быть довольным.

– Я вам это припомню.

– Вот именно, лучше бы вам это запомнить. Никакие апелляции вам не помогут, и дело это заранее проигрышное. Суди адвокаты вас не поддержат. Вы лишь время и нервы потратите.

22
{"b":"122391","o":1}