ЛитМир - Электронная Библиотека

Обязанности алькальда заставляли Алехандро часто посещать резиденцию губернатора в Монтеррее. В одну из его отлучек Рехина тайком от мужа повезла Диего и Бернардо в деревню Белой Совы. Она решила, что мальчикам пора становиться мужчинами. С годами супруги все больше отдалялись друг от друга, и ночных объятий было уже недостаточно, чтобы примириться. Только память о прежней любви помогала им оставаться вместе, но они все равно жили каждый в своем мире и с трудом находили темы для беседы. В первые годы любовный пыл Алехандро был так силен, что он готов был проскакать верхом много лиг, чтобы пару часов побыть с женой. Алехандро не уставал восхищаться ее красотой, легко воспламенявшей в нем желание, но в то же время стыдился происхождения своей жены. Первое время его не волновало, что калифорнийское общество не принимает Рехину, но со временем он стал осуждать ее; его жена ничего не делала для того, чтобы ей простили наличие индейской крови, она была нелюдимой и заносчивой. Рехине было нелегко приспособиться к привычкам супруга, его резкому языку и непробиваемым убеждениям, к его мрачной религии, к толстым стенам его дома, к неудобной одежде и башмакам. Индианка очень старалась, но в конце концов признала себя побежденной. Из любви к мужу она попыталась превратиться в настоящую испанку, но продолжала видеть сны на родном языке. Рехина не стала объяснять Диего и Бернардо, зачем они едут в деревню, чтобы не пугать их раньше времени, но братья догадались, что речь идет о чем-то особенном и секретном, о чем никто не должен был знать, в особенности Алехандро де ла Вега.

Белая Сова ожидала их на полпути. Испанцы постепенно вытесняли племя с его исконных земель. Колонисты с каждым годом были все ненасытнее. Бескрайние просторы Верхней Калифорнии становились для них тесными. Прежде холмы покрывала трава в человеческий рост, всюду были ручьи и источники, в начале весны поля покрывались цветами, но коровы колонистов вытаптывали пастбища, и земля высыхала. В шаманских путешествиях Белой Сове открывалось будущее, и она знала, что захватчики не остановятся, пока ее род не исчезнет с лица земли. Знахарка советовала племени отыскать другие пастбища, подальше от белых, и сама руководила переселением. Теперь бабушка приготовила для Диего и Бернардо настоящее испытание. Проверять мужество юношей, подвешивая их на крюках к деревьям, не было нужды. Братьям предстояло встретиться с Великим Духом, который должен был открыть каждому его предназначение. Рехина сдержанно простилась с мальчиками, сказав, что вернется спустя шестнадцать дней, когда они полностью пройдут все четыре этапа своей инициации.

Белая Сова взвалила на плечо свой рабочий мешок с музыкальными инструментами, целебными травами и амулетами для магических ритуалов и широким шагом двинулась в путь по нехоженым зеленым холмам. Мальчики молча следовали за ней, неся на плечах одеяла. Путники быстро продвигались сквозь чащу, время от времени поддерживая силы несколькими глотками воды. Голод и усталость удивительным образом обострили восприятие мальчиков. Природа предстала перед ними во всем своем загадочном блеске. Братья словно впервые заметили бесчисленные оттенки зелени, услышали музыку ветра, ощутили незримую близость диких зверей и птиц. Сначала было тяжело: мальчики исцарапали ноги о колючие кусты, кости их ныли от страшной усталости, а животы сводило от голода. Но уже на четвертый день они перестали обращать внимание на тяготы пути и легко шли вперед. Тогда бабка решила, что испытуемые готовы ко второй фазе ритуала, и велела им выкопать яму в человеческий рост шириной и в половину человеческого роста глубиной. Пока знахарка разводила костер, чтобы нагреть камни, мальчики наломали длинных ветвей, очистили их от коры и куполом сложили над ямой. Сверху это сооружение покрыли одеялами. Получился круглый шалаш, святилище Матери-Земли, в котором должно было начаться путешествие мальчиков в мир духов. Белая Сова выложила в центре шалаша круг из камней и разожгла в нем костер, символ зарождения жизни. Все выпили немного воды и съели по горсти орехов и сушеных фруктов. Затем, по приказу бабки, мальчики разделись и несколько часов исступленно плясали под барабан и трещотки, пока не упали без сил. После Белая Сова отвела братьев в шалаш, где уже дымились раскаленные камни, и дала им напиток из толоаче[11]. Окруженные паром от горячих камней, дымом ритуальной трубки и запахом магических трав, юноши погрузились в пучину таинственных видений. Они провели в шалаше четыре дня, лишь изредка вылезая наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха, съесть немного сухих фруктов и набрать веток, чтобы поддерживать огонь. Порой кто-то из них терял сознание от жары и начинал грезить. Диего снилось, что он плавает с дельфинами в прохладной воде, а Бернардо слышался мелодичный смех Ночной Молнии. Белая Сова без остановки молилась и пела. Снаружи шалаш окружали духи всех времен. Днем к нему приближались олени, зайцы, пумы и медведи; по ночам выли волки и койоты. Орел парил в небесах в неустанном бдении, ожидая, когда юноши будут готовы к третьей части обряда; когда это произошло, он исчез.

Бабка дала обоим по ножу, разрешила взять одеяла и велела им идти в противоположных направлениях, одному на восток, другому на запад, наказав самим искать себе пищу, ни в коем случае не есть грибов и вернуться через четыре дня. В эти дни Великий Дух должен был послать им видения. В противном случае пришлось бы ждать четыре года, чтобы повторить ритуал. По возвращении испытуемым предстояло пробыть в лесу еще четыре дня, чтобы прийти в себя и набраться сил. Диего и Бернардо, измотанные на первых этапах испытания, с трудом узнавали друг друга в тусклом свете раннего утра. Мальчики исхудали так, что напоминали ходячие скелеты, их лица осунулись, а глаза лихорадочно блестели. У обоих мальчиков был такой отчаянный вид, что они от души рассмеялись, несмотря на близость разлуки. Обнявшись, братья разошлись в разные стороны.

Они шли без цели, сами не зная куда, испуганные и голодные. Сначала путники питались сладкими корешками и ягодами, потом голод подсказал им сделать луки и стрелы из прутиков и начать охотиться на птиц и мелких зверьков. Когда наступала ночь, они разводили костер и засыпали подле него в окружении духов и диких зверей. Мальчики отчаянно мерзли, еле передвигали ноги от усталости, но на пределе сил к ним приходили видения.

Пройдя всего несколько часов, Бернардо понял, что за ним кто-то следит. Мальчик то и дело оборачивался, но за спиной у него были только безмолвные стражи – гигантские деревья. В лесу Бернардо окружали лишь изумрудные ветви папоротника, кривые дубовые стволы и благоухающие ели. Вскоре Бернардо вышел на тихую поляну, освещенную лучами солнца, которые пронизывали листву. Индеец почувствовал, что попал в священное место. На исходе дня он обнаружил своего пугливого спутника. Это был жеребенок, потерявший мать, черный как ночь. Он родился совсем недавно и до сих пор нетвердо держался на ножках. Но хотя детеныш был совсем мал и очень робок, из него мог вырасти прекрасный, могучий скакун. Бернардо догадался, что перед ним посланец духов. Кони собираются в табуны и пасутся на лугах. Что же этот малыш делал в лесу один? Бернардо поднес к губам флейту и сыграл тихую, нежную мелодию. Жеребенок приблизился на несколько шагов и остановился на почтительном расстоянии, раздувая ноздри и недоверчиво глядя на человека. Подойти поближе он не решался. Мальчик нарвал влажной травы, разжевал ее, усевшись на камень, а потом на ладони протянул корм жеребенку. Прошло много времени, прежде чем тот решился приблизиться на несколько крошечных шажков. Наконец малыш вытянул шею, чтобы обнюхать зеленую кашицу, устремив на мальчика дикие карие глаза. Он старался разгадать намерения человека и на всякий случай готовился броситься наутек. Судя по всему, непривычная пища заинтересовала жеребенка, и он ткнулся мальчику в ладонь бархатистым носом. «Это, конечно, не материнское молоко, но тоже сойдет», – прошептал Бернардо.

вернуться

11

Дурман; инициации юношей сопровождались питьем приготовленного из него галлюциногенного напитка .

16
{"b":"1224","o":1}