ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хочешь доказательств? Ты их получишь.

Актер направился к выходу из кафе.

— Куда ты? — крикнула ему вслед девушка.

— Увидишь.

Он вернулся с охапкой цветов в руках и уронил их к ногам девушки со словами:

— Прекраснее тебя я не встречал никого на свете.

Пары, сидящие за другими столиками с любопытством наблюдали за романтической сценой, а потом отвернулись, чтобы не мешать влюбленным.

Ради Розали актер отбросил свою обычную сдержанность и дал несколько интервью, в которых превозносил возлюбленную, называя ее ласковыми именами. Квартира девушки утопала в цветах, каждый день она получала по почте открытки с признаниями Алена и аккуратно складывала их в стол, дорожа каждой его запиской.

— Штурм удался, — сказала она Делону. — Сдаюсь. Когда произойдет мое похищение?

— Через полчаса, — проговорил он, прерывая совещание с управляющими фирмой AD.

В ответ на удивленный взгляд Мирей Дарк он произнес:

— Меня ждет неотложное дело. Если опоздаю, то мое сердце будет разбито.

Он поспешно покинул комнату, а женщина подумала: “Мое сердце никому не удалось склеить после твоего ухода”.

Розали переехала в Дуси и первые дни радовалась тишине и свежему загородному воздуху. Ален планировал провести неделю с ней на вилле и отменил несколько назначенных встреч. Но в последний момент его настигло известие, на которое невозможно было не отреагировать. На его сына завели уголовное дело по сокрытию доходов, приносимых фирмой A. Delon. Молодому человеку грозило тюремное заключение и денежный штраф. Делон набрал номер бывшей жены и сказал:

— Не трудись звонить мне по поводу возникших у Антони неприятностей. На этот раз я осведомлен о них.

— Я могу добавить только одно, — ответила Натали. — Все это произошло из-за твоего невнимания к сыну. — Ты готов месяцами пропадать в Дуси, восторгаться в интервью новыми возлюбленными, но сыну ты внимания не уделяешь.

— Зачем я набрал твой номер? — спросил Ален. — Твои слова наперед известны.

— Что ты намерен делать?

— Сейчас я повешу трубку, а потом свяжусь с адвокатом.

— Хорошо, — сказала Натали. — Жду от тебя новостей.

Розали напрасно прождала актера весь день. Ближе к вечеру он перезвонил ей и рассказал о происшедшем с его сыном.

— Ты останешься в Дуси или приедешь в Париж? — спросил он.

— Я буду с тобой. Если ты в Париже, значит, я тоже вернусь в город.

— Попроси водителя отвезти тебя.

Присутствие Розали не уменьшило волнения Алена. Девушка заметила, что он осунулся и много курит. Это продолжалось до тех пор, пока адвокат не сообщил о результатах встречи с судьей.

— Штрафа не избежать. Насчет требования тюремного заключения судья говорить отказался.

— Мне никогда не нравился бизнес Антони, — сокрушенно сказал Ален. — Но его было не переубедить. Благодарю Вас, — обратился он к адвокату. — Вы сделали все, что могли.

— Нет, главный бой разгорится на суде.

Натали и Мирей приехали к Делону и разместились в гостиной. Розали принесла и поставила на стол печенье и вазочку с фисташками, но к ним никто не притронулся. Бывшая супруга актера взглянула на девушку с непрекрытой ненавистью, а Дарк — с неодобрением. Ален не обратил на это внимания, так как сосредоточился на одной мысли: Как выручить сына? Розали прекрасно поняла значение взглядов своих предшественниц и собралась покинуть гостиную.

— Боюсь помешать, — объяснила она любовнику свой уход.

— Твое место — здесь. Садись поближе ко мне, — сказал он, пододвигая ей стул.

Он взял ее за руку и не отпускал до окончания беседы с Натали и Мирей. Для девушки это было самым большим подтверждением его любви. Их знакомство продолжалось не так долго, как совместная жизнь с находящимися в гостиной женщинами, и все же он интересовался ее мнением наравне с их.

— Антони освободят, — уверенно произнесла Натали. — Она страдала из-за поведения сына, своей неудавшейся карьеры в кино и ушедшей молодости.

В своем невезении ей хотелось обвинять всех окружающих, но особенно — бывшего мужа.

— Адвокат делает все возможное, — осмелилась добавить Розали.

— Что ты в этом понимаешь? — взорвалась мать Антони. — Когда у тебя появятся собственные дети, ты получишь право голоса. А сейчас лучше помолчи.

— Натали, не смей грубить ей, — оборвал женщину Ален. — Надо было следить за сыном, когда он рос.

— Так ведь и вы с Мирей принимали участие в его воспитании.

— Мне очень жаль, что так вышло, — оправдывающимся тоном произнесла Мирей. — Я всегда любила Антони и старалась больше заниматься им, но съемки отнимали много времени.

— Бесполезно ссориться, — остановил их актер. — Будем надеяться, что все обойдется.

Женщины ушли, и он обнял Розали.

— Ты милая и добрая и станешь самой прелестной матерью.

Девушка покосилась на него, подозревая, что он говорит несерьезно, но ошиблась. Ален посмотрел ей в глаза и добавил:

— Красивой и молодой матерью.

Антони приговорили к восьми месяцам тюрьмы и большому денежному штрафу, но адвокат не исключал возможности, что наказание можно смягчить. Все родные и знакомые Алена сочувствовали ему, а он находил утешение в объятих Розали. Девушка стала для него незаменимой. Ее спокойствие не производило впечатление равнодушия и холодности и не вызывало раздражения. Оно умиротворяло актера. Ему нравилось выслушивать ее мнение по разным вопросам и смотреть вместе с ней кинофильмы. Она полностью разделяла его музыкальные пристрастия, недаром они встретились на концерте Алена.

В один из вечеров, которые они проводили в парижской квартире, Делон принес видеокассету с клипами певицы Патрисии Каас.

— Сегодня услышал ее голос по радио и по пути домой специально заехал в магазин за кассетой, — признался он.

Его поразила сила голоса начинающей певицы, и после просмотра альбома ее песен он сказал:

— Патрисия — серьезная конкурентка Мирей Матье. Пойдем завтра на ее концерт.

Розали лениво потянулась, поуютнее устроилась на диване рядом с Аленом и ответила:

— Наверное, преезд к тебе на меня подействовал расслабляюще. Мне никуда не хочется выходить, даже на запланированный показ коллекции одежды.

— Ты не заболела? — заботливо поинтересовался он.

— Не думаю, хотя чувствую какую-то слабость.

Актер сгреб с дивана все подушки и соорудил нечто вроде трона, на который водрузил подругу, накрыв ее пледом.

— Так теплее?

— О! Я почти сгрелась.

Девушка неосторожно пошевелилась и пирамида из подушек рассыпалась, а сама она оказалась в объятиях Алена. Аккуратно уложив ее на диван, он резким движением руки скинул на пол мешавшие им подушки и склонился над Розали, чтобы поцеловать ее. Она улыбнулась и приоткрыла губы.

— Мне тоже расхотелось идти на концерт, — тихо сказал Делон.

Все же через неделю он посетил выступление Каас, захватив с собой большой букет цветов. После каждых двух песен певица меняла костюмы, раскованно двигалась и без труда удерживала зрителей в напряжении на протяжении всего концерта. Ее голос достигал самых дальних уголков зала и, отражаясь от них, возвращался к сцене, создавая тем самым потрясающий эффект. Поклонники задарили ее цветами и громко апплодировали, вновь и вновь вызывая Каас на сцену. Ален не желал затеряться в толпе и с букетом в руках прошел за кулисы. Дверь в гримерную Патрисии была распахнута настеж. Девушку осаждали друзья. Узнав актера, они расступились перед ним, и Делон без помех прошел прямо к Каас. Она переоделась. Несмотря на позднюю осень, на ней было легкое газовое платье, в котором женщина выглядела бестелесной. Ее тонкие плечи утопали в присобранных воланом рукавах, а перехваченная широким поясом талия была изысканно тонкой.

— Позвольте представиться, — обратился к ней актер. — Меня зовут Ален Делон, и я Ваш горячий поклонник.

Приняв из его рук букет, Патрисия попросила сидящего рядом с ней менеджера уступить место Делону.

— Благодарю Вас, — произнесла она своим вибрирующим низким голосом.

95
{"b":"122401","o":1}