ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не волнуйтесь, Всеволод Георгиевич. Сначала мы все проверим, — успокоил его Никольский. — Но все-таки кто?

— Могут: Акимов, Мухин, Гаронкин, Пискунов. За троих я ручаюсь стопроцентно! — Последнюю фразу Гущин буквально отчеканил.

— Кто же четвертый? — без нажима спросил Никольский.

— Пискунов… — вздохнул фотограф, явно сожалея о своем беспутном коллеге.

— Почему именно он? — мягко поинтересовался Сергей.

— После увольнения он сильно запил… — поведал Гущин. — И берется за любую работу, лишь бы деньги платили.

— Его адрес, — потребовал Никольский.

— Адреса не знаю, — замялся фотограф. — Телефон где-то был, скорее всего, в рабочей книжке в мастерской.

— Тогда поехали, — решил Никольский.

…В подъезде и на лестнице дома, куда вошел Сергей, было полно народа: пожарные, милиционеры и просто любопытные. Санитары «скорой помощи» пронесли на носилках перевязанного человека. Нужная Никольскому квартира оказалась развороченной до основания — без окон и дверей, с оплавленными стенами. На площадке стоял участковый. Никольский предъявил удостоверение и спросил:

— Что произошло, лейтенант?

— Пьяное безобразие произошло, товарищ майор! — начал докладывать тот. — Алкаш здесь жил, отставной комитетчик. Видимо, нажрался вчера под завязку и заснул. А на плите кастрюля на огне стояла. Вода закипела, залила газ. Хозяин так и не проснулся, угорел до смерти. Сосед запах почуял, позвонил в дверь. Ну, а от искры звонковой, как полагается, взорвалось, все…

— Опергруппа работает? — устало спросил Сергей, уже понимая, что приехал сюда зря: кто-то его опередил, «зачистил» свидетеля…

— Городская приехала, — отрапортовал участковый.

Из квартиры вышел покурить знакомый Никольскому эксперт. Увидев Сергея, он оживился и удивленно спросил:

— И ты здесь? Чего тебе от нас надо?

— Твой клиент — мой свидетель, — пояснил Никольский. — Был.

— Важный свидетель-то? — сочувственно поинтересовался эксперт.

— Основной, — вздохнул Сергей.

— Считай, что основного у тебя нет, — развел руками эксперт.

— Догадываюсь… — покивал Никольский. — Что-нибудь интересное нашли?

— Да ничего, — эксперт досадливо отмахнулся. — Как всегда: документы, немного денег, навал электронной рухляди, записная книжка…

— А книжечку можно посмотреть? — оживился Никольский.

— Гриша! — громко позвал эксперт.

На площадку выскочил молодой опер и тоже удивился.

— Сергей Васильевич, вас что — в семьдесят шестое перевели?

— Пока нет, — чуть улыбнулся Никольский. — У тебя там записная книжка. Можно посмотреть?

— Нет проблем, — заверил опер, вытащил из кармана, потрепанную записную книжку и протянул майору.

Сергей сразу же открыл ее на букву «м» и увидел знакомый адрес и телефон Майи Дмитриевны.

— Гриша, понятые там? — спросил у опера Никольский.

— А где же им быть? — хмыкнул тот, как бы заверяя старшего офицера: законы мы, мол, знаем и неукоснительно соблюдаем.

— Оформи изъятие и зафиксируй этот адрес, — полупопросил, полуприказал Никольский.

— Нет проблем, — заверил еще раз опер и удалился в квартиру.

— Здесь убийство, Леша, — сообщил Сергей эксперту.

— Почему ты так решил? — слегка удивился Леша.

— Они знали, что я сюда приду… — тихо сказал Никольский, развернулся и двинулся к выходу из подъезда.

«Они знали, что я сюда приду, — удрученно думал Сергей по дороге. — Все мои действия заранее просчитывают. А кто эти безликие „они“? Кто — мозг организации, водящей меня за нос? Похоже, ее шеф неплохо меня знает. Кто он? А вдруг…»

У стола следователя прокуратуры, одетого в форму юриста первого класса, сидели двое: Лариса и видный, хорошо одетый и, судя по манере держаться, в больших чинах человек средних лет.

— Провожу между вами, гражданка Выходцева и гражданин Седов, очную ставку, — говорил следователь. — Вопрос к вам, гражданин Седов. Знакома ли вам находящаяся здесь гражданка Выходцева Лариса Константиновна?

— Нет, не знакома, — глядя перед собой, ответил гражданин Седов.

— Гражданка Выходцева, знаете ли вы гражданина Седова Юрия Валентиновича? — продолжал следователь.

— Я его знаю даже слишком хорошо… — женщина вздохнула.

— Отвечайте только на поставленные вопросы, — строго предупредил следователь.

— Да, знаю, — поправилась Лариса.

— Вопрос к вам, гражданка Выходцева, — юрист вперил в нее грозный взгляд. — Где и при каких обстоятельствах вы познакомились с гражданином Седовым?

— Я познакомилась с ним на квартире моей знакомой Майи Дмитриевны Виноградовой полгода тому назад, — четко отрапортовала Лариса, отвечая на взгляд следователя взглядом твердым и прямым.

— Вопрос к вам, гражданин Седов, — сбавил тон следователь. — Знаете ли вы Виноградову Майю Дмитриевну?

— Познакомился с ней у вас на очной ставке, — Седов фыркнул и спесиво задрал подбородок.

— Значит, я фиксирую: вы ранее не были знакомы с Виноградовой Майей Дмитриевной, — констатировал прокурорский удовлетворенно. — Вопрос к вам, гражданка Выходцева, — его голос опять посуровел. — В каких отношениях вы были с гражданином Седовым?

— Он был моим любовником, — Лариса гордо и вызывающе вскинула голову, маскируя таким образом смущение.

— Фиксирую: в интимных, — перевел ее фразу на протокольный язык следователь. Вопрос к вам, гражданка Выходцева, — продолжал он, строго соблюдая установленную инструкцией форму проведения очной ставки. — Где вы встречались с гражданином Седовым?

— В квартире Виноградовой, — бросила женщина неприязненно.

— Вопрос к вам, гражданин Седов, — голос юриста вновь помягчел. — Бывали ли вы на квартире Виноградовой?

— Никогда! — сразу ответил большой начальник, даже с места привставая от возмущения.

Следователь закончил заполнять протокол и протянул его Седову:

— Прочтите и распишитесь.

Гражданин Седов внимательно прочел протокол и расписался.

— Теперь вы, гражданка Выходцева, — обернулся прокурорский к девушке.

Лариса, не читая, подписала.

— Все? — спросил Седов.

— Да. Вы можете идти, — разрешил следователь.

Седов поднялся со стула и направился к двери.

— Подонок ты, Юра, — сказала ему в спину Лариса. Он обернулся:

— Иван Васильевич, прошу оградить меня от оскорблений! — визгливо выкрикнул высокий чин, обращаясь к следователю.

— Успокойтесь, Юрий Валентинович, — попросил его юрист, стараясь говорить как можно теплее и убедительнее.

Седов вышел, в сердцах хлопнув дверью. Он весь клокотал, а лживость его гнева только подстегивала «уважаемого человека» клокотать еще сильнее.

— Ну, вот и третий, последний, Лариса Константиновна, — Иван Васильевич смотрел на молодую женщину глазами обвинителя.

— Они все нагло врут, — устало сказала Лариса.

— Так считаете только вы! — резко произнес юрист. — А вот следствием установлено, на квартире у Виноградовой, кроме вас с Шадриным, никого не бывало.

— А как же аппаратура? — спросила Лариса с горькой насмешкой. Она уже понимала: ее игра безнадежно проиграна, отомстить за любимого человека не удастся…

— С этим вопросом еще будем разбираться. Сейчас речь не о том!.. — Следователь сделал многозначительную паузу. — Получается, что вы оговорили трех уважаемых людей! — заявил он. — А это уголовно наказуемо! — добавил грозно.

— Выходит, я тут раздеваюсь догола перед вами и тремя этими подонками для того, чтобы оговорить их?! — отчеканила Лариса, едва сдерживая готовые плеснуть через край эмоции.

— Выходит, так! — произнес Иван Васильевич безапелляционно.

Лариса встала, смерила собеседника надменным, презрительным взглядом.

— Мне больше нечего здесь делать, — сказала она брезгливо. — Прощайте.

Лариса развернулась и двинулась к выходу. Ее осанкой можно было залюбоваться, но следователь сейчас просто не мог замечать дамские прелести.

26
{"b":"12245","o":1}