ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Дай-ка я тебе кое-что покажу…

– Иззи?! Помоги, пожалуйста! Сейчас уже можно! – кричит сестренка.

Я достаю нож и открываю. Татуированный оборачивается на знакомый звук.

– Руки прочь от моей сестры, – спокойно говорю я, мысленно вызывая дух Ли Ван Клифа.

– Не бойтесь, девочки, меня и на двоих хватит.

Я вытаскиваю мобильный и делаю вид, что набираю 911.

– Надеюсь, в тюрьме тебе разрешат звонить по этому номеру.

Татуированный быстро оценивает положение и сдается. Но перед этим подмигивает Рэй.

– Увидимся, крошка!

Я провожаю его взглядом, припечатываю Рэй к стене и напоминаю о нашей сделке.

– Я согласилась урезать свои слежки, но не отказывалась от них полностью! – оправдывается та.

– Ты слонялась по кварталу красных фонарей после десяти вечера. Тебе же всего четырнадцать!

– Мне разрешено выходить из дома ночью, если я с кем-то из семьи. Ты была рядом, значит, все в порядке.

– Когда ты меня заметила?

– В книжном магазине. Я бы не пошла за этим уродом, если бы не ты.

Качаю головой, не зная, что сказать. Потом хватаю Рэй за руку и тащу по улице.

– Ну все, пошли домой. Разберусь с тобой позже.

Мы идем по Полк-стрит в тишине, которую Рэй в конце концов нарушает:

– Видела, как он мне подмигнул?

– Да.

– Ненавижу все эти подмигивания.

– Знаю. Учти, на этот раз тебе влетит, – предупреждаю я.

– Может, договоримся?

– И думать забудь.

Той же ночью в комнате для допросов родители устроили Рэй взбучку. Два часа подряд они наперебой рассказывали ей о вреде и опасностях развлекательного шпионажа. У мамы с папой прямо дар видеть во всем плохое. Уверяю вас: с тех пор Рэй отлично знает, на что идет.

Стоматологическая война

В конце концов папа бросил все попытки расшифровать мой новый гардероб. Мама, напротив, не сдавалась. После первого потока случайных вопросов вроде «Ты решила меня позлить?», «Я похожа на дуру?» и «Когда ты последний раз была у врача?» она выбрала другую тактику.

Сначала посетовала на мою прежнюю манеру одеваться.

– Двадцать лет ты носила только джинсы и кожу, джинсы и кожу, джинсы и кожу. Я как будто жила с одним из Ангелов Ада, честное слово! А какие словечки из тебя сыпались!

– Ты никогда не говорила, что я похожа на Ангела Ада.

– Сколько раз я молила тебя надеть платье! Помнишь похороны тети Мэри? А теперь ты не вылезаешь из юбок. Я должна знать почему.

– Да просто так, мам. Имидж захотелось сменить.

– Как его зовут? – наконец осведомилась она.

Сколько себя помню, на этот вопрос я всегда отвечала одинаково: «Джон Смит», давая понять, что просто так не сдамся.

– И долго это будет продолжаться?

Тогда я не могла дать точный ответ, но через некоторое время узнала: три месяца.

Пока я успешно морочила голову Дэниелу и родителям, семейная жизнь Спеллманов ознаменовалась еще одним обманом. Я всегда считала себя мастером по части лжи и с великим изумлением узнала, что кое-кто пускается на не менее изощренные уловки, чтобы обдурить меня.

Вообще-то я не привыкла заявляться к Дэвиду без предупреждения, в основном потому, что он велел мне к этому не привыкать. Но однажды я проезжала по его улице, и у меня спустило шину. Была суббота, семь вечера, так что я не особо рассчитывала застать его дома.

Дэвид открывает дверь после третьего звонка. Его улыбка тут же блекнет, как будто он ждал кого-то другого и теперь расстроился.

– Изабелл.

– Надо же, ты меня помнишь! Какая удача!

– Я ведь просил.

– Мне почему-то казалось, что это правило относительно гибкое.

– Иззи, разве я «гибкий» человек?

– Нет, но я проколола шину, так что мне плевать.

– Это правда?

– Машина стоит у дома. Посмотришь?

– Нет. Что тебе надо?

– Ну, как минимум позвонить от тебя в техпомощь, а пока они едут, отдохнуть в твоем шикарном доме.

– У тебя есть мобильный.

– Я оставила его дома, потому что выезжала ненадолго.

Дэвид уходит в коридор, не закрыв дверь, тем самым молча и не слишком вежливо позволяя мне войти.

– Только давай быстрее, Иззи. У меня встреча.

– С кем?

– Я сейчас не готов к допросу.

– Ты никогда не готов.

– Тебе нарисовать схему прохода к телефону?! – спрашивает Дэвид грубее, чем обычно. Я бы сказала, на десять баллов по шкале грубости.

Как только я подхожу к телефону, раздается звонок. Я беру трубку, и Дэвид, подлетев ко мне, выхватывает ее из моих рук.

– Алло, – задыхаясь, говорит он. – Да, я знаю. Ко мне неожиданно приехала сестра, придется ждать техпомощь. Может, перенесем все на полчасика? Хорошо, давай на час. До встречи.

Дэвид отдает мне телефон. Я сверлю его пристальным взглядом, но молчу. Затем делаю несколько звонков, пока Дэвид нетерпеливо прихорашивается перед зеркалом. Я иду к нему в ванную и, разумеется, внимательно изучаю содержимое шкафчика. Обычно я нахожу там модные антивозрастные крема и безжалостно высмеиваю за это Дэвида. На этот раз мне попалась упаковка тампонов, что может значить только одно: у моего братца серьезный роман. Нет, я не тороплюсь с выводами, моя логика основана на прошлых событиях, и я уже начинаю злиться.

Выглядываю из ванной.

– Дэвид, а куда ты идешь?

– На ужин.

– С девушкой?

– С другом.

– Как ее зовут?

– Не твое дело.

– Первый раз слышу такое имя.

– Отстань, Изабелл.

Я показываю ему тампоны.

– Дэвид, меня не проведешь.

Войны на развлекательной слежке

Глава III

Несколько недель спустя, после того как Рэй отстранили от работы за «тройку» по математике, она снова сбежала из дома. И вернулась в сопровождении двух полицейских. Отец в пижаме открыл дверь и был страшно изумлен, увидев младшую дочь снаружи, а не внутри.

Офицер Гленн представился и представил своего коллегу офицера Джексона, потом дружески пожал папе руку и сказал:

– Добрый вечер, сэр. Это ваша дочь?

– Зависит от того, что она натворила.

– Мы получили анонимный звонок: некая девушка, похожая по описанию на вашу дочь, следит за разными людьми в районе Полк-стрит. Вскоре мы нашли Эмили на Ноб-Хилл, она преследовала пожилую пару. И хотя это не совсем преступление, мы подумали, что юной леди не стоит заниматься такими вещами среди ночи.

– Деточка, – сказала отец, – нельзя называть полицейским вымышленное имя. Приношу свои извинения за поведение моей дочери, Рэй Спеллман. Вы будете составлять протокол?

– Нет, пока в этом нет необходимости, – ответил офицер Гленн, после чего полицейские отбыли.

Рэй вошла в дом, и отец захлопнул за ней дверь.

– Сколько раз повторять?! – завелся он.

Рэй была в своем репертуаре и ответила на риторический вопрос:

– Тебе сказать точную цифру?

– На улице полным-полно всякого дерьма. Ты это знаешь.

– Поэтому я и следила за стариками!

К счастью, отец не купился на ее логичный довод и зловеще прошептал:

– Ты у меня поплатишься, рыбка.

Потом отправил ее спать.

Когда Рэй проходила мимо комнаты дяди, тот как раз закрыл дверь. Сестра поняла: это он натравил на нее копов, а теперь подслушал их с папой разговор. И хотя наказания ей было не избежать, она торжественно поклялась, что потащит дядю Рэя за собой на дно.

28
{"b":"122492","o":1}