ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фануил промолчал. Лайам с удивлением глянул под стол и увидел, что тот демонстративно чистит чешуйки.

«Перестань корчить из себя всезнайку. Ты что, уже эту книгу читал?»

«Мастер Танаквиль читал. А я все запомнил».

Покойный Танаквиль действительно частенько требовал, чтобы дракончик читал вместе с ним, ибо память уродца была просто феноменальной.

«Отлично. Тогда постарайся чуточку просветить и меня».

Дракон склонил голову набок и посмотрел на хозяина.

«Это сложно, мастер».

«Знаю, – спокойно ответил Лайам. – Успел сообразить. Потому-то мне и нужна твоя помощь».

Что и впрямь утомляло Лайама в Фануиле, так это его поразительная твердолобость.

«Как будет угодно мастеру, – ответил дракончик, садясь на задние лапки. – Тогда слушай. Демонология – не совсем магия, в том смысле, что заниматься ею могут не только маги, а все, кто захочет. Но она входит в первые четыре предмета, которые надлежит изучить начинающим магам для обретения кое-какого опыта и расширения кругозора. Правда, поначалу ученики осваивают кантрипы – мелкие, маломощные, но очень эффектные заклинания, которые можно творить даже мысленно. Некоторые из них освоил и я. И иногда применяю… когда мне прикажут. Ты же знаешь, я могу усыплять людей. А также проделывать разные фокусы с документами. В последний раз я очень неплохо использовал это умение по… по указанию мастера Танаквиля».

– Точнее, якобы по указанию мастера Танаквиля, – заметил язвительно Лайам. – Ты попросту всех надул. Расскажи о кантрипах подробнее.

Нимало не обескураженный таким заявлением дракончик продолжил свои пояснения.

«Кантрипы – скорее шутки, мистификации, не требующие от мага серьезных усилий или каких-то материальных затрат. Высшим достижением в этой области может считаться дублирование каких-либо текстов – с последующим долговременным их закреплением на бумаге. Дублирование – удобная и полезная вещь. Мастер Танаквиль таким образом еще во времена ученичества скопировал эту „Демонологию“. Но пользоваться ею он начал гораздо позже. И даже не начал, а просто просматривал… иногда. – Тут в мыслях дракончика возникла ощутимая пауза. – Насколько я знаю, капитул торквейской гильдии магов вменяет в обязанность своим начинающим почаще практиковаться в этом искусстве».

Лайам кивнул. В годы студенчества он сам частенько прибегал к помощи пареньков в красных рясах. На площади Памфлетов, где те обычно толклись, всегда можно было скопировать нужный учебник, приобрести нашумевшую книгу или достать сборничек модных куплетов. Любой заказ выполнялся в течение четверти часа.

– Да, помню-помню, – сказал он вслух, – однако… зачем это им?

«Хорошая практика и… денежное подспорье. Гильдия скуповата и рада, когда ученики сами добывают свой хлеб. Демонология тоже может приносить хорошие деньги, если не зарываться. А под присмотром опытного наставника всегда можно взять в оборот какого-нибудь захудалого лорда тьмы».

«Ну, а если зарабатывать с помощью демонов захочет простой человек? Он может, например, пойти на базар и купить подобное наставление?»

«Нет. Гильдия категорически запрещает размножать свои тексты. Ее библиотеки тщательно охраняются, и ученикам ничего не разрешается из них выносить».

«Тогда как же все эти сведения доходят до обывателей?»

Дракончик некоторое время думал, формулируя мысль.

«Тексты можно… украсть. Или выменять на что-то у не слишком-то щепетильного чародея. Гильдия неспособна за всем уследить».

Беседа становилась все более интересной, но начинала уводить в отвлеченные дали. Лайам, осознав это, решил ее прекратить. Мысли его уже обратились к другому делу. С Хандуитами вскоре все разъяснится, а тайну оскала умершего на постоялом дворе чародея следовало еще разгадать. Он молча кивнул и придвинул к себе вторую связку бумаг.

Впрочем, вчитаться в них ему не пришлось. Дверь трапезной резко и широко распахнулась, и на пороге возник Проун. Он высокомерно покосился на Лайама и, обогнув стол, прошествовал к своему креслу.

– Никого еще нет?

«Дурак, разве этого не видно и так?»

– Тут только я, – невозмутимо ответил Лайам, собирая разложенные листы. – Я и не думал, что нам предоставят бесплатный завтрак. Когда мы предполагаем собраться для дела? – он сунул листы в карман плаща и потянулся за книгой Тарквина.

– В семь, – рассеянно ответил квестор и вдруг вздрогнул как от удара. Глаза его широко раскрылись, уставясь на пентаграмму. – Это еще что такое? – взревел он, наклоняясь к столу и припечатывая разворот книги ладонью.

Лайам озадаченно глянул на рассерженного чиновника и не сразу нашелся с ответом.

– Это книга, – сказал он наконец. – О демонах. Я… я полагал, что она может оказаться полезной. Так, собственно, и случилось. Думаю, теперь мы сможем понять, какого именно демона вызвали Хандуиты.

Несколько мгновений Проун сверлил Лайама испытующим взглядом, затем кивнул и убрал руку.

– Ладно, – произнес он снисходительно. – Вы человек еще не обтершийся и молодой. Вам пока что простительно многое. Однако на вашем месте я постарался бы не держать ее на виду. Демонология не вызывает почтения у нашего герцога, да и всем добропорядочным людям она тоже претит. Собственно, именно об этом мы и будем на нашей сессии говорить. – Он спокойно поправил кружевные манжеты на рукавах своего черного, словно уголь, камзола и, блеснув желтизной разрезов, повернулся к буфету.

Лайам быстро закрыл книгу и сунул ее в карман.

– Я сам с такими вещами еще не сталкивался, – попробовал заговорить он и увидел, как напряглась жирная, затянутая в черный бархат спина, – однако эдил Кессиас счел нужным предупредить меня, что в большинстве преступлений, которые нам предстоит разбирать, замешаны демоны. Поэтому я и решил взять с собой эту книгу… как справочник и вообще…

– Если вы не полный глупец, каковым изволите зачастую казаться, – перебил его Проун, не оборачиваясь, – то прислушаетесь к моему совету и не станете тыкать этой книжонкой всем в нос. Эдил Кессиас прав – демоны наше герцогство просто-таки одолели, и человек с карманами, набитыми пентаграммами, ни у кого уважением пользоваться не будет. – Наполнив свою тарелку закусками, он сел к столу и принялся за еду, разрезая столовым ножичком ветчину и отправляя кусочки сочного мяса в рот с брезгливой сосредоточенностью.

– Я вовсе не собираюсь призывать демонов в помощь ареопагу, – усмехнулся Лайам и, увидев, что Проун нахмурился, поспешно добавил: – И конечно, не стану распространяться, что у меня есть это пособие…

– Уж постарайтесь, – промычал квестор и полностью сосредоточился на еде, но Лайам все же попытался довести свою мысль до конца.

– Однако я рад, что оно под рукой. Там уйма сведений по всем аспектам этой малоизученной дисциплины. – Он не имел представления, есть ли у демонологии какие-нибудь аспекты, но внимание Проуна все же привлек. – Я всего минут пять работал со справочным материалом и уже нашел способ распутать одно из здешних загадочных преступлений. Второе тоже будет распутано, и в очень короткий срок. И потому я подумал, что, будь у вас время и желание поддержать мое начинание, то… то мне бы хотелось просмотреть документы о преступлениях, совершенных в других местах, куда нам предстоит отправиться позже… по Кроссрод-Фэ и по Дипенмуру… мне кажется, я сумел бы… – Лайам осекся, наткнувшись на ледяное молчание Проуна и запутавшись в хитросплетениях собственных фраз.

– Стало быть, – заговорил медленно квестор, – вы всерьез полагаете, что у вас все получится, если вы обдумаете все преступления в целом, прежде чем до них вообще дело дойдет?

– О нет, я не настолько самонадеян, но… но, если бы я знал, в чем состоят другие дела, я мог бы на досуге обдумывать их, выстраивать какие-то версии, отбрасывать все наносное… Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?..

– Нет, не понимаю.

«Ах ты, скотина!»

Лайам был так раздосадован, что не сумел сдержаться. Он наклонился вперед и указательным пальцем постучал по столу, едва не задев при этом тарелку Проуна.

10
{"b":"12254","o":1}